Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Балканский феникс

Станислав Винник 21.08.2019

Балканский феникс

Станислав Винник 21.08.2019

Балканский феникс

 

«Устоим одни мы крепко,

Что градские стены,

Проклят будь, кто в это время

Мыслит про измены!»

(Из гимна Югославии)

 

После окончания Первой мировой войны сбылась многовековая мечта южных славян о свободе, под напором центростремительных сил рухнула так нелюбимая ими Австро-Венгрия и уж вовсе ненавистное Османское государство. Сербия смогла сплотить вокруг себя южнославянские народы, за исключением Болгарии, имевшей свою очень древнюю историю государственности и амбиции на господство в регионе. В 1918 году на политической карте мира возникла новая страна Югославия. Многонациональный характер населения страны, различия в менталитете и уровне экономического развития сделали пребывание в составе единого государства крайне сложным для славянских народов. Межвоенный период ознаменовался для Югославского королевства целым рядом политических кризисов и экономической нестабильностью. Страна была одной из беднейших в Европе. Попытка внедрения в государстве парламентаризма окончилась неудачей, и уже в январе 1929 года было реставрировано прямое правление Александра I Карагеоргиевича. Несмотря на вышеописанные неудачи, правление Карагеоргиевичей нельзя назвать неэффективным: в таких условиях один лишь факт того, что государство сохраняло единство до 1941 года, уже можно назвать успехом; и всё же многонациональная страна управлялась как «Сербская империя» - и это не могло не сказаться в будущем.

Создание Югославии.
Создание Югославии.

5 апреля 1941 года началось вторжение стран «оси» (страны «оси» - Германия, Италия, их союзники) в Югославию. «Карточный домик», державшийся лишь чудом, просто обречён был рухнуть. Попытка мобилизовать армию не увенчалась успехом – на призывные пункты не явилось более 40% призывников, из которых самыми дисциплинированными оказались сербы. Королевство Югославия выстраивалось как сербское национальное государство, и защита его оказалась просто не нужна никому, кроме сербов, более того, чувствующие себя «бедными родственниками» в южнославянском государстве хорваты и словенцы активно поддержали вторжение и дальнейшую оккупацию станы. Сопротивление югославской армии было окончено уже 17 апреля.

Народно-освободительная война южнославянских народов против стран оси началась практически сразу же после оккупации Югославии, восстания охватили Сербию, Черногорию, Македонию и даже Словению. Командование немецких войск отвечало массовым террором на партизанскую войну, что, в свою очередь, приводило к ещё большему ожесточению. Югославское сопротивление летом 1941 года контролировало 2/3 Сербии и значительные территории по всей Югославии, но, как обычно это и бывает в этнически неоднородных государствах, единство сменилось жёстким противостоянием. После первого же удачного немецкого контрнаступления между двумя частями югославского сопротивления возник конфликт. Движение сопротивления и до того чётко делилось на два крыла с принципиально различными стратегическими целями: югославские коммунисты во главе с Иосифом (Иосипом) Броз Тито боролись за социалистическую новую Югославию, хоть их видение социализма, как выяснится позднее, крайне отличалось от Сталинского и Югославской королевской армии на родине. Четники (югославская монархистская партизанская националистическая организация) воевали за возрождение старой консервативной монархической Югославии. Даже общая цель - освобождение родной страны - не могла сплотить надолго столь различные группировки. Вскоре Драголюб (Дража) Михайлович, руководитель Югославской королевской армии, начал переговоры с представителями стран «оси», что было расценено Тито как однозначное предательство. Уникальная страна уникальна во всём: даже в условиях раскола в местном сопротивлении и неизбежных межэтнических конфликтов сопротивление славянских народов было столь сильным, что немецкая администрация ни разу не контролировала всю территорию страны в полном объёме. Убивающие друг друга югославы находили в себе достаточно сил для противостояния оккупантам и создания целых «партизанских республик». Но за всё приходится платить: хоть партизанское движение Югославии стало самым массовым и эффективным в Европе, платой за это стала потеря более полутора миллионов человек.

К концу войны ситуация дошла до полного абсурда, когда 29 августа 1944 король Пётр II Карагеоргиевич, окончательно разочаровавшись в четниках, как в проводнике интересов югославского народа, снял Драголюба Михайловича с должности главнокомандующего, а 12 сентября назначил Иосифа Броза Тито, аккумулировавшего огромное влияние и авторитет, верховным главнокомандующим всех сил движения Сопротивления. Монарх, назначающий леворадикального террориста главнокомандующим – решение уникальное, но, тем не менее, это хорошо иллюстрирует авторитет и влиятельность Тито. Народно-освободительная армия Югославии к 1944 году из разрозненных партизанских отрядов эволюционировала во

Тито, как и весь югославский народ, охотно принял советскую помощь в освобождении Югославии столь же радушно, как и англо-американские поставки оружия. Уже в 1944 году в Югославию прибыла британская миссия для установления дипломатических отношений и оказания помощи. Миссию возглавил сын премьер-министра Великобритании Рэндольф Черчилль.

Освобождение Югославии кардинально отличалось от освобождения других государств Восточной Европы: польское или чешское сопротивление сыграло свою немаловажную, но всё же второстепенную миссию, югославские повстанцы за время войны выросли в очень «зубастую рыбу», пролили реки своей и чужой крови и закономерно видели себя в роли несколько большей, чем сателлиты Советского Союза.

Партизанский военачальник Пеко Дапчевич и генерал-лейтенант Владимир Жданов в освобождённом Белграде, 1944 год.

Партизанский военачальник Пеко Дапчевич и

генерал-лейтенант Владимир Жданов в

освобождённом Белграде, 1944 год.

В 1945 году Югославия пережила своё второе рождение: государство было переучреждено как Социалистическая Федеративная Республика Югославия. Перед новым правительством страны встала нелёгкая задача – было необходимо дать правовую оценку действиям огромного количества людей во время оккупации. Ситуация осложнялась тем, что национально-освободительная война в Югославии тесно переплеталась с гражданской, да и гражданское противостояние имело целый ряд аспектов: религиозный, межэтнический и идеологический. В таких условиях поставить в войне точку, так чтобы это не вызвало межнациональной розни в дальнейшем, было весьма проблематично. Из соображений блага государства Тито пришлось принять решение об «уравнивании» четников и усташей, хотя ситуация с первыми была подчас крайне неоднозначна. Если хорватские усташи - коллаборационистская организация, повинная в геноциде сербов, то сербские четники Дражи Михайловича подчинялись королевскому правительству в изгнании и пытались защитить народ от репрессий оккупационных властей и усташей, что, впрочем, не мешало им же идти на некоторые договорённости с немецкими военными, особенно в конце войны, и убивать советских военных.

В 1949 году власти начали попытку коллективизировать сельское хозяйство, и уже к началу 1950 было открыто более 7 тысяч крестьянских трудовых кооперативов, в распоряжение каждого из которых поступило не менее 2 тысяч гектаров земли. В дальнейшем предпринимались попытки принудительного создания коллективных хозяйств по советскому образцу, но, как и в СССР, власти столкнулись с ожесточённым сопротивлением крестьянства и не смогли довести дело до логического завершения. В результате у крестьян не было почти никакой техники до второй половины 1960-х. Ценой компромисса стало отставание югославского аграрного сектора.

Югославская экономическая модель имела ряд недостатков и исчерпала себя уже в начале 70-ых годов. Порядка трети югославских предприятий стали убыточными к середине 1970-ых годов и финансировались государством через банковскую систему, что, в свою очередь, привело к инфляции и усилению зависимости страны от иностранных займов и, как следствие, к экономическому коллапсу уже в 1980-ых.

Разница в экономической политике обусловлена многими факторами, но как основной можно выделить личность самого Тито - югославский диктатор в отличие от своих советских «коллег» имел богатый жизненный опыт в качестве простого пролетария и считал, что понимает нужды рабочего класса.

Изначально послевоенные советско-югославские отношения выглядели безоблачными: быстро рос товарооборот, достигший к 1949 году 60 миллионов советских рублей, в первые тяжёлые послевоенные годы СССР поставлял в Югославию огромное количество хлеба, в восстановлении Югославии участвовали советские специалисты. В тот же период с советской помощью создаётся югославский Военно-промышленный комплекс, обеспечивающий самодостаточность Югославской Народной армии и постоянный значительный приток валюты в результате продажи образцов вооружений. В будущем Югославия станет одним из лидеров Движения неприсоединения и будет реализовывать своё оружие на этом рынке.

На дипломатической арене СССР помогал «выбивать» репарации из побеждённых во Второй мировой государств; впрочем, уже тут появились противоречия: Югославия стремилась получить от побеждённых не только деньги, но и территории. Тито стремился к присоединению к югославской Словении части австрийской Каринтии, населённой славянами, также амбиции нового югославского правительства распространялись на Албанию и Болгарию. Ко всем этим инициативам советское руководство, осознающее невозможность подобного по разным причинам, главной из которых была опасность, что подобная агрессия, явно нарушающая потсдамские договорённости, будет истолкована Западом как повод к началу третьей мировой войны, и поэтому отнеслось негативно.

Иосиф Тито, напротив, считал необходимым создание славянского блока во главе с основными игроками – Югославией и Болгарией. При этом он совершенно не учитывал того, что США и Англия ни при каких обстоятельствах не дали бы осуществиться этому процессу. При этом само объявление подобных намерений Тито и Димитровым послужило толчком для создания Североатлантического союза странами Запада.

Несмотря на категорическое неприятие Сталиным идеи Блока, руководство Югославии не хотело отступать. На фоне ухудшения отношений с СССР в июне 1948 года Тито начал масштабные чистки в рядах югославских коммунистов. Зарождающаяся просоветская оппозиция режиму Тито была фактически ликвидирована. В ходе чисток было репрессировано 250 тысяч человек. Также его правительство разрабатывало план по присоединению Албании.

Советская карикатура на Тито, 1949 год.
Советская карикатура на Тито, 1949 год.

В целом, присоединение Албании имело смысл лишь в случае вхождения Болгарии в единый с Югославией военный и экономический блок, а вот с этим имелись серьёзные трудности. В советско-югославском конфликте Народная Республика Болгария, после консультаций своего лидера со Сталиным, заняла сторону СССР, и присоединение Болгарии стало невозможным. По этим же причинам, несмотря на поступившие от руководства Болгарии просьбы о вхождении в состав Советского Союза, в 1963 и 1970 гг. они были отвергнуты.

Как апогей отсутствия взаимопонимания, Югославии была вручена Нота за подписью Молотова, в котором югославское руководство обвинялось в ведении антисоветской линии, оппортунистических ошибках. 29 июня 1948 года была опубликована резолюция Коминформбюро, которая предложила югославским коммунистам «заставить своих нынешних руководителей открыто и честно признать свои ошибки и исправить их, порвать с национализмом, вернуться к интернационализму и всемерно укреплять единый социалистический фронт против империализма, или, если нынешние руководители КПЮ окажутся неспособными на это, - сменить их и выдвинуть новое интернационалистское руководство КПЮ».

Уже после смерти Сталина отношения с СССР были восстановлены, но вся дальнейшая политика Тито сводилась к балансу между Западом и СССР. Позже эта политика в какой-то степени привела к распаду Югославии. В её существовании оказался не заинтересован ни один внешний игрок, а внутренние противоречия достигли критической точки после стремления богатых республик (Хорватия, Словения) свести к минимуму перераспределение ресурсов между республиками.

Политика баланса принесла свои плоды: для югославских предприятий были открыты рынки как Западной Европы, так и стран социалистического лагеря. В отличие от прочих стран социалистического лагеря Югославия не отказалась от важнейшего фактора роста экономики – конкуренции. Конкуренция в сочетании с рабочим самоуправлением на определённом этапе привела к отличным результатам: Югославия стала самой процветающей страной Восточной Европы, за исключением, возможно, ГДР (Германской Демократической Республики). Тито не был лишён определённой мудрости, а «мудрейшие из людей следуют своим собственным путём», и в данном случае, свой путь привёл к серьёзным экономическим успехам. Проблемы начались позже, когда модификаторы роста экономики Югославии оказались исчерпаны, и «рыночный социализм» Тито из блага превратился в фактор распада государства.

В наше время также есть страны, пытающиеся найти «свой путь» и «вылавировать» между интересами великих держав. Однако подобный путь априори не может являться стабильным и возможен в виде краткосрочной перспективы, в противном случае подобное государство обречено.

После восстановления двусторонних дипломатических отношений в 1950-е годы Югославия вновь получила экономическую помощь от СССР, были списаны её долги. И хотя в дальнейшем Югославия считалась социалистической страной, но не входила в ОВД (Огранизация Варшавского договора), в СЭВ (Совет экономической взаимопомощи), имела лишь статус наблюдателя, а отношения двух стран прежними не стали уже никогда.

После трагических событий в Югославии в девяностые годы, когда авиация НАТО бомбила Белград и другие города Республики, не стало больше этого государства. Сербия со всех сторон окружена врагами. И сегодня для неё совершенно очевидно то, что не сумел заметить Иосиф Тито: единственный союзник для неё - это Россия. И никакие манёвры не помогут в борьбе с западной «демократией», сеющей смерть повсюду, куда смогла дотянуться. Только вместе, и без оглядки и сомнений.

Разрушения в городе Алексинац после нанесения авиаударов НАТО, 1999 год.

Разрушения в городе Алексинац после нанесения

авиаударов НАТО, 1999 год.


назад