Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

А.С. Макаренко

Александр Гребенкин 07.10.2014

А.С. Макаренко

Александр Гребенкин 07.10.2014

МАКАРЕНКО, АНТОН СЕМЕНОВИЧ (1888–1939), русский прозаик, публицист, педагог. Родился 1 (13) марта 1888 в г. Белополье Сумского уезда Харьковской губернии в семье рабочего-маляра. В 1904 окончил 4-классное училище в г. Кременчуге, затем годичные учительские курсы. В 1905–1914 преподавал в железнодорожных училищах. В 1916–1917 служил ратником в действующей армии, демобилизован в связи с близорукостью. В 1917 с золотой медалью окончил Полтавский педагогический институт, написав выпускное сочинение Кризис современной педагогики. Имея реальные перспективы научной карьеры, с 1918, однако, избрал путь практической педагогики, работал инспектором Высшего начального училища в г. Крюков Посад Кременчугского уезда, заведовал начальным городским училищем в Полтаве.

С сентября 1920 – заведующий Полтавской колонией для правонарушителей (впоследствии – им. М.Горького), где решил осуществить методику «горьковского отношения к человеку». Именно Горькому в 1914 отослал Макаренко на отзыв свой первый рассказ Глупый день, а с 1925 состоял с ним в переписке. В 1928 Горький, лично познакомившись с Полтавской колонией и Харьковской коммуной, провидчески заметил в письме к Макаренко: «Огромнейшего значения и поразительно удачный педагогический эксперимент Ваш имеет мировое значение».

Хорошо изучив к этому времени педагогическую литературу, Макаренко, вопреки распространенной концепции врожденной доброкачественности или порочности людей, в духе коммунистического неопросветительства исходил из принципа правильного воспитания как определяющего условия для формирования достойного человека. Доказывать это бескорыстный энтузиаст начал в полуразрушенных зданиях первой колонии на зыбучих песках, а с 1927 – под Харьковом, объединившись с колонией, имевшей по всей Украине печальную славу притона самых неисправимых воров и беспризорников. Последовавшие вскоре беспрецедентные успехи педагога-новатора были основаны на использовании огромного воспитательного потенциала коллектива, сочетании школьного обучения с производительным трудом, соединении доверия и требовательности.

 

А. Гребёнкин Кандидат педагогических наук театральный режиссер и педагог

А. Гребёнкин
Кандидат педагогических наук
театральный режиссер и педагог


             Меня попросили написать стаю о Макаренко... Но кто я такой чтобы писать об этом великом и известном педагое!? Я просто театральный режиссер, который в силу необходимости всю жизнь занимается педагогикой. Хотя с другой стороны Макаренко для меня мой родной, любимый  учитель ещё с раннего детства. Ведь учитель не тот кто учит, а тот у кого учаться! Режиссеру, если он заинтересован в личности актера, необходимо воспитать, прежде всего, актера-человека, который имеет высокую гажданскую позицию, постоянно осмысливает жизнь общества и является проповедником лучших образцов жизнедеятельности этого общества. Это насущная практическая необходимость на каждую репетицию, на каждое занятие. Именно этому меня учил и учит опыт Макаренко. Возможно мои скромные размышления и заметки помогут кому то на этом сложном пути.
   Говоря о педагогике невозможно не затронуть глобальных вопросов мироустройства и политики. Давний спор ученых о том, что первично: генетичекая программа заложенная в человека, или процесс воспитания её досих пор не имеет однозначного ответа. Если педагогика выходит на уровень понимания человеческой деятельности как сферы искусства, то известно что в искусстве первостепенно важно не что делать, не как делать, а кто это делает. Т.е. важна личность, её мировозренческий богаж, её сила, или как сейчас принято говорить харизма, и её компетентность в сфере воспитания, но компетентность лишь составляющая. Здесь важно помнить один из основополагающих законов мироздания - закон иерархии. Применяя его к данному вопросу  можно сформулировать его так: результат деятельности личности зависит от объема её вооруженности, который диктуется уровнем духовности этой личности. Значит на первом месте стоит этика, она диктует уровень освоения техники и в результате рождается определенная эстетика.

Именно поэтому в педагогике известно выражение - научить невозможно, можно только научить-ся. Как бы учитель не старался передать знания ученикам, они их не возьмут, если у них нет в них нужды. При этом потребность в знаниях, в вооруженности от рождения присуща в разной степени всем людям. Но одни знания, умения и навыки люди стремительно впитывают и приобретают сами, без навязывания учителем, а другие не берут, или берут на время, чтобы отвязаться от временно необходимых рамок социума, которые представляет учитель.

Из выше сказанного можно сделать вывод, что есть знания необходимые для выживания и знания "пустые", не касающиеся повседневных нужд обывателя (не говоря уже о том, что есть знания просто ложные и вредные). Поэтому часто дети учатся не в школе, а на улице. Уличная компания дает им знания и навыки помогающие выживанию непосредственно сейчас и здесь!    

И в этом смысле педагогика является деятельностью очень практической, которая призвана решать насущные задачи личности воспитанника здесь и сейчас. Если этого нет она становиться враждебна интересам воспитанника! И это естественно только первый шаг. Дальше воспитание нацелено на задачи, которые воспитаник в силу малого объёма опыта и знаний просто не может осмыслить сразу как повседневную практическую необходимость. Педагог обязан видеть перспективу процесса, его конечный идеальный образ. Но движение в развитии возможно только в ситуации "здесь и сейчас". Как только педагоги забегают в своих устремлениях "причинить добра" в будущее, т.е. оценивают ситуацию в сравнении настоящего несовершенства и конечного идеала они впадают в известную ошибку - уныние, либо гнев на ученика.

Макаренко работал в ситуации предельно сложной и добился удивительно высоких результатов. Это является критерием качества его школы.

Антон   Семенович  Макаренко принадлежит  к  числу  тех  «истинно народных  учителей» которые в силу родовой необходимости призваны были спасать нацию от вымирания в тяжелейших условиях экономической разрухи, идеологической неразберихи и лжи. Именно в такое время мы живем сейчас. И потому опыт этого педагога так необходим всем тем кто неравнодушен к судьбе свего народа. Особенно к судьбе детей, которые должны возродить нашу родину.

     Увлеченность  Макаренко  проблемами  воспитания  была  следствием  его социально активного отношения к жизни, его влюбленности  в жизнь. "Я живу потому, что люблю   жить,—   делился   он  сокровенными  чувствами   с   бывшим   своим воспитанником,— люблю дни и ночи, люблю борьбу и люблю смотреть, как растет человек, как он  борется  с природой, в  том  числе и со  своей собственной природой". Именно это является задачей на каждый день! Красивые слова о воспитании "духоности" у нас часто разбиваются о простую человеческую реальность ребенка,его собственной природы недочеловека.

Надо, как минимум, разобраться с самим понятием "Духовность".

Для меня это понятие связано с процессом накопления желания стяжать истину и доброту. Именно желания, любви к истине и доброте. Можно много знать, можно многим помочь и пожертвовать для других, но всё дело в том чтобы научиться любить это и превратиь этот процесс в непрерывный жизненный путь. Именно этому учат нас, по моему, все великие Учителя человечества. Этому учился и Макаренко и, к радости для нас, смог описать этот опыт в своих книгах.

    Политическое устройство социума всегда далеко от совершенства, от установок, которые дает нам опыт великих Учителей и всегда находиться с ними в конфликте. Этот конфликт и каждодневная практическая борьба позволяют человечеству не остановиться в своем развитии. Урок Макаренко заключается в том, что необходимо каждый день, каждый шаг "здесь и сейчас" сверять с истиной и добром!. «Я отвечаю  за то...— писал  он,—  чтобы в моем художественном слове не было искажения перспектив и обмана. Там, где я вижу победу, я должен первым поднять знамя торжества, чтобы  обрадовать бойцов и

успокоить малодушных и  отставших. Там,  где я вижу прорыв, я должен первым ударить тревогу, чтобы мужество моего народа успело как можно раньше прорыв ликвидировать».

Идея Макаренко в сути своей заключалась в создании микросоциума педагогического учреждения построенного по непреложным законам ситуации выживания каждого его участника только при соблюдении законов правды и добра, практической повседневной необходимости быть человеком, а не скотом каждый день "здесь и сейчас". В этом и плюсы и минусы его практики и теории. Человек привыкший выживать в среде себе подобных по таким законам затем попадал в ситуацию "широкого социума" в котором царили другие законы и вступал с ним в борьбу. Сам Макаренко вел тяжелейшую борьбу с чиновниками и законами системы, которая не позволяла полноценно жить по законам духовной организации. И это ждет каждого, кто встает на путь постоянного поиска истины мироустройства и добра. Добро оязательно будет наказано! И наказывается оно тем, что человеку идущему по этому пути надо совершать новый жертвенный поступок. Только так можно двигаться к накоплению общего добра, которое в результате повысит общее благо и благо каждого.

     Педагогика, по его мысли, «должна  быть педагогикой конфликта и его разрешения». Повседневная практика жизни должна убеждать человека в необходимости и полезности быть духовным, только тогда человек преодолеет в себе "животную природу" которая требует результата прежде всего для себя и сейчас.

     Человек, как известно, всегда ищет где лучше и лучше именно ему, но это короткая, недальновидная и ошибочная логика выживания. Научиться другой логике ему надо помочь, создав педагогическую ситуацию необходимого выбора. И здесь решающим фактором является расстановка сил. За кем и где сила - туда и пойдут люди. При этом надо понимать, что под силой я имею в виду не только физическую силу. Силы бывают разные: экономические, административные, юридические, силы природных явлений, силы ума, силы духа. Но правда одна - там где сила там и справедливость. Поэтому все красивые слова о доброте, гуманности и духовности необеспеченные силой и опытом выживания не будут приняты воспитанником как практическое мировозрение.

Именно с расстановки и нарушении баланса сил начал свою практику Макаренко в колонии. Он понимал, что сила не на его стороне и в этой ситуации он ничего не сможет сделать с криминальной средой воспитанников. С этим связан его известный поступок, который часто является предметом споров - педагог ударил в лицо воспитанника. Да это очень рискованный педагогический шаг, но именно он позволил педагогу изменить расстановку сил. В данном случае сил физических. Именно они были у воспитанников в качестве критерия истины. Кто сильнее - тот прав! Но за Макаренко стояла и другая правда - сила духа. Он был готов на смерть за свои идеалы, а идеалы его заключались в благополучии жизни коллектива колонии и каждого его воспитанника. С этого момента всё пошло в нужном направлении. Макаренко нутром здорового человека почувствовал природу человеческого мироустройства как общины. Именно этот идеал носит в себе человечество многие века и любое приближение к нему не на словах, а на деле сразу начинает завоевывать себе сторонников.

В дальнейшем Макаренко всю жизнь колонии начал строить по законам общинной, или комунной, как он назвал жизни. В комуне начинается строительство ядра силы, которое не позволит нарушать законы правды и добра. Постепенно увеличивая число своих сторонников Макаренко добился перевеса большенства. Так рождалась его идея о педагогической силе коллективного воспитания. Именно коллектив, имея свои ясные для всех и благие для общего выживания правила мог защитить личность ребенка и это позволяло перевоспитать его. В колонии начинается строительство самоуправления, или как это называлось в исторической пратике - народного вече, или копного права. Когда все вопросы решались всем миром, скопом - каждый участвовал в решении общих проблем и имел право и обязанность следить за его исполнением и пользоваться защитой коллектива.

Вспоминаю свои детские впечатления от книг Макаренко и первое что приходит - это радость что так дружно, защищенно и красиво можно жить. Я завидовал колонистам! Хотелось устроить так же жизнь своих товарищей во дворе, в классе. Вероятно именно тогда благодаря Макаренко во мне родился и педагог и режиссер.

Эти правила педаогики Макаренко, как теперь понятно, лежали в исторической культуре русского народа. Появилась возможность и необходимость их использовать и они пришли к Макаренко, как необходимые и единственно возможные. Это закон коллектива основанный на самоуправлении по аналогу копного права. Это закон трудового воспитания, где экономическое благо каждого впрямую зависит от блага всех. Где нет места нахлебникам и паразитам. Где жизнь сообщества построена как военизированная система выживания и защиты слабого. Человек в этой системе комуны становился по настоящему хозяином и своего экономического благополучия и хозяином мира. Именно это послужило последующим нападкам на деятельность Макаренко и его воспитанников. А в известный период нашей недавней истории имя Макаренко в педагогической среде упоминать было просто постыдно. Этот период миновал, но борьба не закончилась. Жить внутри системы, где главным критерием успеха является экономический доход, а не человек всегда будет трудно и опасно.

Социально духовно здоровый коллектив и труд каждого участника на благо коллектива, которое является твоим благом - вот основа мечты общинной жизни и комуны Макаренко.

     Руководствуясь в  воспитательной  работе  с  детьми своим  основным  и широко известным ныне принципом: «как можно больше  требования  к человеку, но вместе  с тем  и  как  можно больше  уважения к нему»,— Макаренко  начал формировать  коллектив  с  создания  актива.  Шаг  за  шагом,  ставя  перед колонистами  новые  и  новые  задачи и добиваясь их  непременного  решения,он постепенно вовлекает в дела колонии всех ее обитателей.

     Успешной организации труда колонистов  как нельзя лучше способствовала тщательно продуманная структура коллектива. Весь состав колонии  делился на 28 постоянных отрядов, по 7—15 человек в каждом. Во главе каждого отряда стоял  командир, вначале назначавшийся из состава данного отряда заведующим колонией,  а  позже —  советом  командиров. Помимо  постоянных широко практиковалось создание сводных отрядов. Сводные отряды были временными. Они существовали ровно  столько, сколько нужно  было  для того,чтобы  выполнить  то  или  иное  срочное задание:  выполоть  картофель  или обеспечить реквизит для очередного спектакля. Каждый  колонист мог выступать  не только  в   роли   добросовестного  исполнителя,  но  и  развить   в   себе организаторские качества.

     Ядром колонии, ее активом, состоящим из лучших колонистов — командиров постоянных отрядов, был совет командиров. Здесь очень оперативно решались   многочисленные    вопросы хозяйственной, бытовой, культурной жизни  колонии. Совет командиров был тем самым   приводным  ремнем,   который   позволял   Макаренко  систематически воздействовать на все стороны жизни своих воспитанников.

     И, наконец, общее собрание  колонистов, которое представляло коллектив в целом. По  мысли Макаренко, общее собрание  было ценно  в  первую очередь тем, что оно  прекрасно воспитывало чувство ответственности за принятое  на нем  решение,  вырабатывая  вместе   с  тем  общественное  мнение  большого коллектива колонистов.

     Таким образом, новаторство педагогической теории и практики  Макаренко в первую очередь сводилось к тому, что колонист не был простым потребителем материальных  благ,  заботливо  предоставляемых  ему государством,  не  был неподвижным  объектом  воспитания.  Он  был   активным  членом  коллектива, растущего вместе с  ним, хозяином, заинтересованным в  успехе общего  дела. И это был процесс самовоспитания!

     Поэтому  и дисциплина,  крепнувшая в  колонии  год  от года,  не  была дисциплиной,  основанной  на  бездумном подчинении и тем  более —  насилии. «Наша дисциплина,— писал Макаренко,—  это соединение полной сознательности,ясности, полного понимания, общего для всех понимания — как надо поступать, с  ясной, совершенно точной внешней  формой,  которая  не допускает споров,

разногласий, возражений, проволочек, болтовни».

     Выработке  внешней  формы  дисциплины  во  многом  способствовала  так называемая  «военизация».  Говоря  о «военизации»,  Макаренко  не  случайно заключал это слово  в кавычки. Военная атрибутика: приказы, рапорты, бодрый отклик: «Есть!», трубач, играющий  сбор, часовой у входа, знамена, оркестр,безукоризненный  строй  колонистов  —  все  это,  как  указывал  Макаренко, представляло собой «небольшую  игру,  эстетическое прибавление  к  трудовой жизни,  жизни  все-таки  трудной  и  довольно  бедной».  Правила этой  игры соблюдали все — от заведующего до последнего «пацана». Смысл и цели ее были значительно  серьезнее, чем  может показаться на  первый взгляд.  Игра  эта делала ребячью жизнь интереснее,  красивее и  незаметно  для  ее участников вырабатывала  в  них  не  только  такие «внешние»  стороны  поведения,  как точность  и  аккуратность,   вежливость  и  подтянутость,  но  и  качества, составляющие  внутреннюю  сущность  каждого сознательного члена коллектива: организованность, дисциплинированность, чувство ответственности.

     Что касается эстетической функции «военизации», то последняя была лишь одним  из многих каналов эстетического воздействия на воспитанников.Макаренко понимал ценность эстетического воздействия хорошей книги, посещения театра и кино, постановки спектаклей, занятий живописью и музыкой.

     Систему эстетического и нравственного воспитания  дополняла физическая подготовка. Спортивные игры и гимнастика, прогулки и большие  туристические походы давали отличную разрядку после напряженной работы и учебных занятий,способствовали физической закалке ребят и сплочению коллектива в решении новых увлекательных и полезных задач.

     К  середине 20-х годов  перед коллективом колонии и  ее  руководителем встала новая сложная проблема, решение которой было связано для Макаренко с реализацией открытых им законов и приемов воспитания коллектива.

     К этому времени материальное положение колонии, ее быт стали устойчиво благополучными.  Это  благополучие  скрывало   в  себе  реальную  опасность остановки  в  развитии,  а  вслед  за  этим  и  саморазрушения  коллектива. Положения  не  спасло  бы строительство  очередного  здания или  увеличение поголовья скота и размеров посевной площади.  «Да, мы почти два  года стоим на месте,—  размышляет А. С.  Макаренко — герой «Педагогической поэмы»,— те же  поля, те  же  цветники, та  же столярная и тот  же ежегодный  круг». Он приходит  к важному  выводу:  «Не  может быть допущена  остановка  в  жизни коллектива...  Формы  бытия  свободного человеческого коллектива — движение вперед,  форма смерти —  остановка». Так  рождается одна из плодотворнейших идей макаренковской педагогики — учение о «завтрашней радости», о близких и далеких перспективах как о необходимых стимулах движения, совершенствования коллектива и отдельных личностей, из которых он состоит.

     Вот  почему,   когда   горьковцы  получили   неожиданное   предложение переселиться  на территорию  бывшего Куряжского монастыря вблизи  Харькова, где  в  то  время  размещалась  крайне  запущенная и  в  хозяйственном и  в педагогическом отношении колония из двух  с  лишним сотен правонарушителей,Макаренко после недолгих колебаний дает свое согласие.  Возможность  борьбы за переделку  Куряжа и его обитателей и стала той необходимой перспективой,достижение которой требовало преодоления  целого ряда серьезных трудностей. Все 120 колонистов с энтузиазмом поддержали своего руководителя.

     План  «завоевания  Куряжа»  был продуман  в деталях. Макаренко наотрез отказался  от  способа проведения этой операции,  предложенного работниками Наркомпроса   Украины.   Они   настаивали   на    постепенном   воздействии «благовоспитанных»  горьковцев на распущенных куряжан,  забывая о том,  что возможно и обратное влияние.

     Веря  в  преобразующую  силу  коллектива  горьковцев  и  особенно  его комсомольского  ядра, Макаренко решает  прибегнуть  к  открытому им «методу удивления», или «методу взрыва».  «Метод взрыва» — «мгновенное воздействие, переворачивающее  все  желания  человека,  все  его  стремления»,—  успешно использовался  в  колонии  имени  Горького.  Однако  в  подобных  масштабах предстояло применить его впервые.

     Огромный  действенный эффект  «молниеносного  удара»  15 мая 1926 года сразу  же  определил крутой  перелом в  психологии  большинства  куряжан. В довольно короткий  срок,  опираясь  на  сравнительно  немногочисленный,  но сплоченный  коллектив  горьковцев, Макаренко наводит  порядок  в  куряжской «помойной яме».  «Завоевание  Куряжа» не  только приобщило  к  жизни  почти

триста его  обитателей, оно подняло коллектив горьковцев на новую  ступень,открыв перед ними трудную и увлекательную перспективу помощи товарищам.

      Так Макаренко создавал новых сторонников своей педагогической системы. Так росла новая страна Россия и новая школа.

Сейчас на Украине происходят бурные революционные события привлекающие внимание всего мира. Похоже, что эти процессы разбудили народ Украины и он пытается сломать паразитарную систему и построить систему во главу угла ставящую человека, как хозяина земли и своей жизни. Росия с интересом и сочувствием следит за этими процессами. Но русский человек ещё не осмыслил необходимости менять систему и тратить на это силы и жизнь. Хотя вериться что это плодотворное время перемен прийдет и к нам. Многие люди на Украине пытаются создавать самоуправление с низов, изучают организацию копного права, создают ячейки самоуправления - громады. Вероятно эта идея человека хозяина на своей земле и общиной жизни не умирает, а является становой целью человека на земле. Так всем жить лучше! И так и нужно воспитывать человека!

                                        А.Гребёнкин.                                 К.П.Н.,театральный режиссер и педагог


назад