Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Даниил, сын Александра

Екатерина Святицкая, Музей Москвы 11.10.2019

Даниил, сын Александра

Екатерина Святицкая, Музей Москвы 11.10.2019

Даниил, сын Александра

 

В лето 6771 (1263), 14 ноября, в Городце на Волге скончался великий князь Александр Ярославич, правнук Юрия Долгорукого и внук Всеволода Большое Гнездо, князь, которого все мы хорошо знаем под историческим прозванием Невский. Многие историки полагают, что смерть его была не случайна. Александр провёл зиму в Орде у хана Берке, оттуда выехал на Русь уже больным, «и доиде до Новагорода Нижнего и пребыв ту мало и иде на Городец и тамо в болший недуг впаде и пострижеся в чернецы ноемврия во 14, тое же нощи и приставися». Версия о том, что Невский был отравлен в ханской ставке, не может быть подтверждена бесспорно. Тем не менее, есть две различные гипотезы по поводу заказчика этого преступления: кому более была выгодна смерть Александра Ярославича – ордынцам или «латынянам», чьи послы также находились в ставке Берке.

Ярлык на великое княжение Владимирское получил Ярослав Тверской, младший брат Невского. А сыновья Александра Ярославича стали править в Междуречье. Дмитрий получил любимое богатое Переславль-Залесское княжество, отчину отца, и был приглашён на княжение новгородцами. Андрей Александрович, по завещанию отца, стал править Городцом (это княжество было специально выделено из состава Суздальских земель). Был еще и самый старший сын, Василий, но его Александр Ярославич сослал на «низ» (в Суздальские земли) ещё в 1257 году, за неповиновение. Сын первой жены Невского, Александры Брячиславны, родившийся в Новгороде, выросший и княживший в нём, Василий не смог заставить себя предать новгородские интересы, когда отец привёл в его родной город татарских сборщиков дани. Он не подчинился Александру, уехал в Псков, лишился новгородского княжения и лишь на 8 лет пережил отца.

Самому младшему Александровичу, Даниилу, на момент смерти отца не было ещё и трёх лет. Совсем недавно, в 1261 году, летописец торжественно записал радостное событие: «Родися Олександру сынъ, и наре[ко]ша имя ему Данилъ». Вероятнее всего, младший княжич родился зимой и назван был в честь святого Даниила Столпника, память которого отмечается 11 декабря. Своего небесного покровителя Даниил Александрович свято чтил всю жизнь - изображения святого Даниила находят на княжеских печатях, в Москве возводится (вероятнее всего, именно при князе Данииле) Данилов монастырь.

Интересно отметить, что именно с изображений на печатях Александра Ярославича и Даниила Александровича «перескачет» впоследствии на московский герб всадник-«ездец» – то святой, то государь-воитель. Известно пять вариантов новгородских булл – привесных свинцовых печатей Александра Невского, на лицевой стороне которых помещено изображение всадника на коне, вооружённого мечом. На некоторых буллах этот всадник олицетворяет святого Александра (тогда вокруг головы всадника можно рассмотреть нимб). На других печатях голова всадника увенчана короной – символом власти Великого князя. Именно этот тип «ездеца» стал использовать позднее и Даниил Александрович. В 1296-1298 гг. он, будучи новгородским князем, подчёркивал преемственность своей власти от отца, размещая на одной стороне печати всадника в короне с надписью «Александр». На другой стороне печати изображается соименный Даниилу Московскому святой Даниил Столпник. Кстати, старший сын Даниила, князь Юрий Московский, также размещал на своих новгородских печатях изображение всадника – но это уже его небесный патрон, Георгий Победоносец.

Получивший княжество в наследство в младенческом возрасте, Даниил Александрович, разумеется, реально стал правителем не в 1263 году. Пока юный князь возрастал, Москвой управляли наместники его братьев. Лишь в 1282 году на страницах летописи появляется князь Московский: «князь Данило Александрович с Москвичи».

Смерть Александра Невского положила начало длительной распре между его старшими сыновьями – Дмитрием Переяславским и Андреем Городецким. Молодой московский князь и его двоюродный брат - тверской князь Святослав Ярославич – участвовали в этом противостоянии то на одной, то на другой стороне. Миролюбивый Даниил прилагал усилия для разрешения конфликтных ситуаций путем переговоров: «и стояша ту 5 дни и близ собе ссылаючися послы, и створише мир отъидоша», - так разрешилось первое вооружённое противостояние Даниила с тверичами и новгородцами и Дмитрия «со всею силою своею» у города Дмитрова в 1282 году.

К сожалению, оба старших брата Александровича решали свои политические проблемы, приводя на Русь ордынские войска. Страшным, разрушительным нашествием стала печально известная «Дюденева рать» - поход царевича Тудана, брата золотоордынского хана Тохты, в 1293 году. И привел ее Андрей Городецкий. Горели Владимир и Суздаль, Углич и Переяславль, Юрьев-Польской, Волок Ламской, Муром, Коломна, Можайск, Дмитров… Обманом разорена была и Москва: «татары московского князя Даниила обольстиша, и тако въехаша в Москву…, и взяша Москву всю, и волости, и села», - отмечала летопись. Вероятно, Даниил доверился обещанию брата сохранить город – и был наказан за это. Такого прощать было нельзя, и противостояние вспыхнуло с новой силой. Даниил активно поддерживает Дмитрия Переяславского, а потом и своего племянника Ивана Дмитриевича, привлекает на свою сторону тверичей. Даже вольнолюбивые новгородцы признают авторитет московского князя, который продолжает пытаться образумить старшего брата.

Данилов монастырь (Свято-Данилов, Даниловский монастырь) - ставро- пигиальный мужской монастырь Русской православной церкви, располо- женный в Москве на правом берегу Москвы-реки.

Данилов монастырь

(Свято-Данилов, Даниловский монастырь) -

ставропигиальный мужской монастырь

Русской православной церкви,

расположенный в Москве

на правом берегу Москвы-реки.

В 1296 году войска Даниила Александровича и его союзников дважды противостояли Андрею Александровичу. В первый раз это произошло во время съезда князей во Владимире: «и малым же не бысть межи ими кровопролития», но Даниил привлёк в качестве переговорщиков владыку Симеона и владыку Измаила, и авторитет церкви помог ему утихомирить брата. К сожалению, мир был недолог, и снова Андрей Александрович собирает рать и идёт на Переяславль и Москву. Причиной стал отъезд переяславльского князя Ивана Дмитриевича в Орду. Но на пути Городецкого князя встают дружины Михаила Тверского и Даниила Московского, защищая союзные земли. И снова «мало не бысть боя межи ними, но смиришися разидошися»…

Бездетный князь Иван Дмитриевич Переяславский скончался в 1302 году, перед кончиной передав свои владения своему дяде, «того бо любяще паче иных», и это было первое серьёзное территориальное приращение Московского княжества. Впрочем, Даниил Александрович пережил племянника лишь на год, оставив свой удел в наследство старшему сыну Юрию. По житийным данным, он принял схиму и умер от тяжёлой болезни 4 марта 1303 года, и был похоронен в основанном им самим Даниловом монастыре. Обитель располагалась у древней переправы через Москву-реку, через которую шла Ордынская дорога, ведшая на юг к селу Коломенскому.

Интересно, что в более поздних московских преданиях, нашедших своё отражение в «Повести о начале царствующего града Москвы», образ князя Даниила как зачинателя Московского княжества сливается с образом его дальнего родственника - Андрея Боголюбского. История убийства Боголюбского детьми боярина Кучки становится повествованием об убиении Даниила Александровича (что, разумеется, анахронизм), дочь Кучки Улита – женой князя Даниила, а мстителем за брата – Андрей Александрович.

Другой средневековый источник – «Степенная книга», составленная в 1560-х годах, - включает в себя Житие благоверного князя Даниила Александровича с легендой о начале его церковного почитания. В 1330 году, после перевода архимандрии (монастыря, управляемого архимандритом) в Спасский монастырь Кремля, обитель святого Даниила потеряла былое значение, кладбище и храм стали мирскими. И уже в конце XV века сам благоверный князь напоминает о себе, явившись на месте своего упокоения некоему юноше из свиты Великого князя Ивана III со словами: «Не бойся меня – я христианин и господин сего места, имя моё Даниил, князь Московский, по воле Божией я положен здесь. Скажи от меня великому князю Иоанну: сам ты утешаешь себя, а меня забыл, но не забыл меня Бог». В ответ на чудесное напоминание Иван III устанавливает панихиды по усопшим предшественникам, а в царствование его внука, Ивана IV, был возобновлен и сам Данилов монастырь. Поводом этому послужило исцеление купеческого сына на гробе святого благоверного князя.

«Святой князь Даниил Московский. Явление юноше». С. Н. Ефошкин.

«Святой князь Даниил Московский.

Явление юноше». С. Н. Ефошкин.

Святые нетленные мощи князя Даниила Александровича были обретены в 1652 году, в царствование Алексея Михайловича Романова, которому также было явление Даниила Московского, - с этого момента начинается и общецерковное почитание младшего сына святого Александра Невского.

Красоты души первого московского князя, истинного христианина и миротворца, скрыты от нас пеленой веков, однако деяния Даниила–политика и их влияние на дальнейшую судьбу юного Московского княжества очевидны. Первые территориальные приращения к нему – Переяславль, Коломна, Углич - заслуга Даниила Александровича. Укрепление Москвы как столицы удела младшего Александровича вызвало и увеличение населения города, и усиление его торгового значения. Москва занимает стратегически важное положение, находясь на скрещении трех торговых дорог, сюда стекаются «хлебные» и «низовые» гости из Великого Новгорода, товар из Москвы поступает на север, на юг, на восток… Контроль над Волго-Окским междуречьем и его торговыми путями, заложенный Даниилом Александровичем и его сыновьями, стал основой будущего политического главенства Москвы.

Оглядываясь на скупо освещенные русскими летописями события, отстоящие от нас на семь с лишним веков, хочется закончить словами митрополита Московского Платона (Левшина), автора первого курса русской церковной истории, который ещё в XVIII веке писал о святом благоверном князе Данииле Московском: «Сей-то первоначальный основатель положил начало нынешнему величию Москвы, проложив для этого тихими стопами только малую стезю. Ибо как и всякое здание, сооружаемое не с чрезвычайной поспешностью, а только с большим искусством и старанием, получает особую твёрдость и нерушимо пребывает долгое время; и как дерево, много веков растущее, начав прежде с малого прутика, понемногу утолщается, и ветви его распространяются далеко окрест, так и граду этому надлежало возрасти от малых, но твердых начал, чтобы первый его блеск не омрачил очи завиствующих и чтобы в первое время не потрястись и не пасть ему скорее, чем оно возросло в свою высоту. Так предуготовил сей великий град основатель, дав ему, хотя малое, но не прерывающееся никаким дуновением ветра сияние, и предоставил большую славу его возвышения своему сыну великому князю Иоанну Даниловичу, прозванному Калитой».


назад