Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

«День рождения» Москвы

Екатерина Святицкая, Музей Москвы 5.06.2019

«День рождения» Москвы

Екатерина Святицкая, Музей Москвы 5.06.2019

«День рождения» Москвы

«Наш Пахом с Москвой знаком», - говорили в старину на Руси. Про древность российской столицы и её легендарного основателя все слышали ещё со школьной скамьи. Только действительно ли мы знаем, «откуда есть пошла» земля Московская?

В начале XV века в Ипатьевском монастыре был составлен летописный свод. В его основу монахом-переписчиком были положены летописные сведения южнорусских земель, а повествование в нём доходит до 6800 года от Сотворения мира (1292 год от Рождества Христова). Под 6655 годом в Ипатьевской летописи содержится первое письменное упоминание о Москве.

Запись гласит: «Вь лето 6655 иди Гюрги воевать Новогорочкой волости, и пришедь взя Новый Торгь и Мьсту во взя, ко Святославу присла Юрьи, повеле ему Смоленьскую волость воевати; и шедь Святославъ и взя люди Голядь, верх Поротве, и тако ополонишася дружина Святославля. И прислав Гюрги и рече: «Приди ко мне, брате, в Московь». Святославь же еха кь нему с дитятемь своим; Олгомь, в мале дружине, пойма съ собою Володимира Святославича; Олегь же еха напередъ кь Гюргеви, и да ему пардус. И приеха по нем отец его Святославь, и тако любезно целоватася, въ день пятокь, на похвалу святей Богородици, и тако быша весели. Наутри же день повеле Гюрги устроити обедь силень, и сотвори честь велику имъ, и да Святославу дары много, с любовию, и сынови его Олгови и Володимиру Святославичю, и муже Святославле учреди и тако отпусти и; и обещася Гюрги сына пустити ему, яко же и сотвори».

Что же делал ростово-суздальский князь Юрий Владимирович до посещения Москвы? Данные летописи вполне ясны: Долгорукий «воевал», брал под свой контроль земли, принадлежавшие Великому Новгороду. В XI веке на реке Тверце возникает Новый Торг – пограничное поселение «Новогорочкой (Новгородской) волости». Именно его, а заодно и земли по реке Мсте, и берёт Юрий Владимирович. Его военным союзником был Святослав Ольгович, князь Новгород-Северский (а впоследствии и Черниговский), владения которого располагались по реке Десне. В 1146 году над Святославом нависла угроза потери княжества; отстоять свои земли ему помог князь Юрий. Прошёл год. В то время, как сам Долгорукий занимался захватом части новгородских владений на Тверце и Мсте, его союзник отвоёвывает земли в верховьях Протвы, притока Оки. Население этих мест – голядь, историки относят к балтским племенам, которые населяли бассейн Верхней Оки ещё со времён раннего железного века (с I тысячелетия до н.э.). Летопись умалчивает, с какой целью дружина Святослава Ольговича брала протвинских балтов в полон. Скорее всего, их ждала участь «челяди» - военных пленников, которые могли или вернуть свою свободу за выкуп, или же навсегда остаться в рабском состоянии.

Русские княжества в XII веке.

Свои военные походы князья-союзники завершают к началу апреля 1147 года, и Юрий Владимирович посылает к Святославу гонца со словами, положившими начало истории нашей столицы: «Прииди ко мне, брате, в Москов». Святослав Ольгович, его сын Олег и муромский князь Владимир Святославич встречаются с Долгоруким в Москве в «день пяток на Похвалу святей Богородицы», то есть в пятницу на пятой неделе Великого поста, накануне праздника Похвалы Богородицы. Этот день в начавшемся 1147 году (год тогда исчислялся с марта) приходился, согласно исследованиям Н. С. Арцыбашева и И. Е. Забелина, на 4 апреля по юлианскому календарю. (В 1582 году в Европе появился григорианский календарь, который в России был введён 14 февраля 1918 года (новый стиль). Однако даты тех событий, которые произошли до 1582 года, как правило, с юлианского календаря на новый стиль не переводятся).

Первым прибыл новгород-северский княжич Олег Святославич, торжественно вручивший князю Юрию драгоценный дар – «пардуса». Был ли это живой гепард или его роскошная шкура, мы, вероятнее всего, никогда не узнаем. Русские князья любили охоту с хищными кошками - барсами, гепардами - в качестве ловчих зверей. Эту забаву они переняли от своих соседей – половецких ханов. Сам Долгорукий был мужем дочери половецкого хана Аепы Осеневича, а Святослав Ольгович – сыном половецкой княжны; поэтому ничего экзотического для них в таком подарке не было.

5 апреля князь Юрий приказал устроить «обед силен». Это не был «полноценный» княжеский пир, и не только из-за Великого поста. Дело в том, что накануне прошли сороковины со дня смерти княжича Ивана Юрьевича, сына Долгорукого. Отец послал юношу к князю Святославу, но Иван умирает во время похода. Поэтому обед в Москове был ещё и тризной по умершем княжиче.

Разумеется, устроить такое застолье невозможно было в чистом поле или в незначительной деревушке. Известный историк и москвовед Сергей Шокарев отмечает, что численность двух княжих дружин могла достигать 200 человек, следовательно, в Москве должны были быть в наличии и терема, и избы, в которых можно было разместить такое количество людей, и богатые продовольственные запасы. Вероятно, уже в то время существовала древнейшая московская церковь - деревянный храм Рождества Иоанна Предтечи на Бору. Кто знает, не было ли то обстоятельство, что церковь была освящена во имя небесного покровителя умершего княжича, главным для выбора Долгоруким места встречи для поминальной трапезы?..

Пройдёт ещё 9 лет, прежде чем Москва снова попадет на страницы летописи. В 1156 году по приказу князя Юрия Долгорукого была заложена пограничная крепость – «град Моськва» на устье реки Неглинной выше Яузы. Еще не удельная столица, но уже значимый город ростово-суздальского княжества, потихоньку начинает наращивать свой «информационный рейтинг» в русских летописных анналах. Древнейшая форма «Москов» сменяется привычным нам словом «Моськва» - Москва, которая повторяет название реки, на мысу которой и возникает изначальное поселение. Ситуация, когда ойконим (название города) связан с гидронимом, встречается достаточно часто: Тверь и река Тверца, Гдов и река Гда (Гдовка), Коломна и Коломенка, Псков и Пскова… Исследователи спорят только об этнических корнях названия. Территории современного московского края издревле, еще в эпоху раннего железного века, заселялись финно-угорскими племенами, а также балтами (помните несчастную голядь?); чуть позже к ним присоединились и славяне. В финских и балтских языках корень «ва» означает воду, что хорошо применимо к названию водной артерии. Какой же водой называли свою реку местные племена 2 тысячи лет назад? Если пытаться дословно переводить, используя слова из финно-угорских языков, первую часть, то получится «медведь-вода» («медвежья река»), «черная вода» или «коровья вода». «Моска» - по-фински – «медведь», «ава» - мать, следовательно, «Москаава» - «мать-медведица», еще один гипотетический вариант названия реки в дремучем лесном краю. Кстати, финский корень «ва» (вода, река) достаточно часто встречается и в других гидронимах: Нева, Протва, Смедва, Кава, Лысьва, Усьва, Непрядва, Нарва и т.д.

«Москва – городок и окрестности в XII веке». А. М. Васнецов. 1929 год.  Собрание Музея Москвы.
«Предлагаемая акварель изображает пейзаж местности, занимаемой частью современной Москвы, каким он мог быть во 2-й половине XII века… На первом плане представлено Замоскворечье с полем и бором… Далее за Москвой-рекой видны поля, реки, речки, леса и селенья, с городком Юрия посредине…» (А. М. Васнецов. Рукопись из Фонда П. В. Сытина (Музей Москвы).

Одним из апологетов балтской теории происхождения названия Москвы был известный советский лингвист В. Н. Топоров. Он считал, что в основе этого топонима лежит балтский корень «маск/мазг», значение которого связано с болотистой, сырой местностью. Сходный смысл содержат и созвучные балтским славянские корни «моск/мозг», которые мы встречаем в словах «промозглый» или «москательный» (москоть – влажные вещества – краски, клеи).

Современные исследователи не были первыми в своём стремлении определить, откуда взялось слово «Москва». Еще в XVII веке иеродиакон Холопьего (Афанасьевского) монастыря на р. Мологе Тимофей Каменевич -Рвовский, автор «Летописи о зачале Москвы», пересказывает распространенное на Руси предание, согласно которому патриарх Мосох, внук Ноя, младший сын Иафета, основал Москву после Всемирного потопа. «И созда же тогда Мосох Князь и градец себе малый на предвысоцъей горе той, над юстии Явузы ръки, на мъсте оном первоприбытном своемъ, имено Московском, идеже и днесь стоит на горе оной церковь каменная святого и великаго мученика Никиты». (Тимофей Каменевич имел в виду храм Никиты Мученика на Швивой горке за Яузой (Афонское подворье), расположенный на вершине юго-западного склона большого Таганского холма, рядом с местом слияния Москвы-реки и Яузы. Местность эта была заселена еще до возникновения московской крепости). Мосох, по словам иеродиакона, был «муж крепкорукий и вытяганец лукосильный», и прибыл он с Араратской горы. Соединив своё имя с именем своей супруги Квы, Мосох и получил название для города. Конечно, подобная версия вызывала сомнения даже у историков ХVIII-XIX вв., называвших Каменевича «автором баснословных сказаний».

Впервые вопрос о праздновании юбилея Москвы возник в 1846 году, накануне её семисотлетия. К этому времени уже была установлена точная дата первого летописного упоминания о Москве. Однако благодарственный молебен во всех церквах города был отслужен в первый день 1847 года. Вечером 1-го января Москва была иллюминирована. Этим ограничилось официальное празднование семивекового юбилея Первопрестольной. В советское время 800-летие Москвы широко отмечалось 7 сентября (это было воскресенье) 1947 года. По свидетельствам москвоведов, празднование 800-летия в сентябре, а не в апреле, в голодном 1947 году было связано с продовольственными трудностями. В 1987 году было установлено ежегодное осеннее празднование Дня города. После этого были отмечены и пышный 850-летний юбилей, и чуть более скромное 870-летие столицы, которые СМИ традиционно называли «Днями рождения Москвы». Но всё же мы не должны забывать: хотя первое летописное упоминание традиционно и считается началом истории Москвы, однако точная дата основания города пока не может быть определена. Ещё до того, как Москва стала известна по письменным источникам, на её месте существовало поселение, остатки которого археологически прослеживаются с конца XI века, и лишь более поздние легенды рассказывают нам о том, кто же владел теми землями, на которые в 1147 году призвал своих союзников князь Юрий Владимирович Долгорукий.


назад