Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Книга про бойца. Избранные главы

Александр Твардовский 10.09.2019

Книга про бойца. Избранные главы

Александр Твардовский 10.09.2019

Книга про бойца

Избранные главы

 

Предисловие

 

Публикация стихотворений о герое, который стал образцом для подражания защитников родины в годы Великой Отечественной войны, была начата 4 сентября 1942 года в газете «Красноармейская правда». А 25 ноября 1942 года в издательстве газеты «Красноармейская правда» было подписано к печати первое издание поэмы «Василий Тёркин. Книга про бойца», её автором был Александр Трифонович Твардовский.

Литературный герой, так полюбившийся фронтовикам, на самом деле был создан в 1939-1940 годах, во время войны с Финляндией. Тогда коллективная работа авторов, среди которых был и Твардовский, создала произведение в стихах о неунывающем, весёлом и удачливом солдате Васе Тёркине.

После окончания финской кампании Твардовский решил продолжить работу над удачным образом и задумал создание поэмы, которую планировал завершить летом 1941 года. Но в планы писателя вмешалась война, и Твардовский с первых дней войны военный корреспондент Юго-Западного, а затем 3-го Белорусского фронта. В 1941-1942 годах Твардовский познал горечь отступления, побывал в окружении и, публикуя фронтовые очерки, стихи, казалось, совсем забыл про Тёркина, но...

Весной 1942 года Твардовский после перевода в Москву, перебирая свои старые записи о Тёркине, вдруг понял, что со всем этим нужно делать - Тёркин должен стать бойцом нынешней войны. Это должен быть свой, русский парень, какой есть в каждой роте, который каждому знаком и близок. Свой план поэт реализовал в считанные месяцы. В первое издание поэмы вслед за вступлением «От автора» в книгу вошло десять глав, а обложку и иллюстрации к изданию сделал фронтовой художник Орест Георгиевич Верейский. Успех был настолько велик, что стихами «Тёркина» говорила вся сражающаяся страна, главы поэмы читали по радио Орлов и Левитан, а книга издавалась огромными тиражами. И кстати, уже тогда у Твардовского появились продолжатели. Так, например, на страницах газеты «На страже Родины» всю войну был свой Тёркин, принадлежащий перу многих авторов и очень популярный среди читателей.

«Книга про бойца» писалась на протяжении всей войны, и её третья часть была завершена в марте 1945 года. Ещё до окончания работы над произведением Твардовский был удостоен Сталинской премии.

Что же касается литературного героя, то образ труженика войны полюбился читателям настолько, что они не захотели с ним расставаться. Тёркин, закончив войну, «влился» в мирную жизнь, и... о Тёркине писали молодые поэты Дмитрий Морозов и Юрий Морятов. В нескольких номерах газеты «Звезда» на заводе в Перми печатался «Василий Тёркин на заводе» Бориса Ширшова («Тёркин в сборочном цехе», «Тёркин в инструментальном цехе», «Тёркин в литейном цехе»). А ещё Тёркин учился в военном училище, строил Братскую ГЭС, работал в электрокузнечном цехе, поднимал целину, служил в милиции, в пожарных войсках...

Литературный герой вдруг шагнул со страниц книги в реальную жизнь, и любой советский человек знал, что и на войне, и на работе, рядом с ним всегда есть тот, кто готов помочь, поддержать и делом, и добрым словом!

Роман Крук

 

Иллюстрация Ореста Верейского к поэме «Василий Тёркин».

Иллюстрация Ореста Верейского

к поэме «Василий Тёркин».

 

От автора

 

На войне, в пыли походной,

В летний зной и в холода,

Лучше нет простой, природной -

Из колодца, из пруда,

Из трубы водопроводной,

Из копытного следа,

Из реки какой угодно,

Из ручья, из-подо льда, -

Лучше нет воды холодной,

Лишь вода была б - вода.

 

На войне, в быту суровом,

В трудной жизни боевой,

На снегу, под хвойным кровом,

На стоянке полевой, -

Лучше нет простой, здоровой,

Доброй пищи фронтовой.

Важно только, чтобы повар

Был бы повар - парень свой;

 

Чтобы числился недаром,

Чтоб подчас не спал ночей, -

Лишь была б она с наваром

Да была бы с пылу, с жару -

Подобрей, погорячей;

 

Чтоб идти в любую драку,

Силу чувствуя в плечах,

Бодрость чувствуя.

Однако

Дело тут не только в щах.

 

Жить без пищи можно сутки,

Можно больше, но порой

На войне одной минутки

Не прожить без прибаутки,

Шутки самой немудрой.

 

Не прожить как без махорки,

От бомбёжки до другой

Воз хорошей поговорки

Или присказки какой, -

 

Без тебя, Василий Тёркин,

Вася Тёркин - мой герой.

 

А всего иного пуще

Не прожить наверняка -

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да была б она погуще,

Как бы не была горька.

 

Что ж ещё?.. И все, пожалуй.

Словом, книга про бойца

Без начала, без конца.

Почему так - без начала?

Потому, что сроку мало

Начинать её сначала.

 

Почему же без конца?

Просто жалко молодца.

 

С первых дней годины горькой,

В тяжкий час земли родной

Не шутя, Василий Тёркин,

Подружились мы с тобой.

 

Я забыть того не вправе,

Чем твоей обязан славе,

Чем и где помог ты мне.

Делу время, час забаве,

Дорог Тёркин на войне.

 

Как же вдруг тебя покину?

Старой дружбы верен счёт.

Словом, кину с середины

И начнём. А там пойдёт.

 

О войне

 

- Разрешите доложить

Коротко и просто:

Я большой охотник жить

Лет до девяноста.

 

А война – про всё забудь

И пенять не вправе.

Собирался в дальний путь,

Дан приказ: «Отставить!»

 

Грянул год, пришёл черед,

Нынче мы в ответе

За Россию, за народ

И за всё на свете.

 

От Ивана до Фомы,

Мертвые ль, живые,

Все мы вместе – это мы,

Тот народ, Россия.

 

И поскольку это мы,

То скажу вам, братцы,

Нам из этой кутерьмы

Некуда податься.

 

Тут не скажешь: я – не я,

Ничего не знаю,

Не докажешь, что твоя

Нынче хата с краю.

 

Не велик тебе расчёт

Думать в одиночку.

Бомба – дура. Попадёт

Сдуру прямо в точку.

 

На войне себя забудь,

Помни честь, однако,

Рвись до дела – грудь на грудь,

Драка – значит, драка.

 

И признать не премину,

Дам свою оценку,

Тут не то, что в старину, –

Стенкою на стенку.

 

Тут не то, что на кулак:

Поглядим, чей дюже, –

Я сказал бы даже так:

Тут гораздо хуже…

 

Ну, да что о том судить, –

Ясно все до точки.

Надо, братцы, немца бить,

Не давать отсрочки.

 

Раз война – про всё забудь

И пенять не вправе,

Собирался в долгий путь,

Дан приказ: «Отставить!»

 

Сколько жил – на том конец,

От хлопот свободен.

И тогда ты – тот боец,

Что для боя годен.

 

И пойдёшь в огонь любой,

Выполнишь задачу.

И глядишь – ещё живой

Будешь сам в придачу.

 

А застигнет смертный час,

Значит, номер вышел.

В рифму что-нибудь про нас

После нас напишут.

 

Пусть приврут хоть во сто крат,

Мы к тому готовы,

Лишь бы дети, говорят,

Были бы здоровы…

 

О награде

 

– Нет, ребята, я не гордый.

Не загадывая вдаль,

Так скажу: зачем мне орден?

Я согласен на медаль.

 

На медаль. И то не к спеху.

Вот закончили б войну,

Вот бы в отпуск я приехал

На родную сторону.

 

Буду ль жив ещё? – Едва ли.

Тут воюй, а не гадай.

Но скажу насчёт медали:

Мне её тогда подай.

 

Обеспечь, раз я достоин.

И понять вы все должны:

Дело самое простое –

Человек пришёл с войны.

 

Вот пришёл я с полустанка

В свой родимый сельсовет.

Я пришёл, а тут гулянка.

Нет гулянки? Ладно, нет.

 

Я в другой колхоз и в третий –

Вся округа на виду.

Где-нибудь я в сельсовете

На гулянку попаду.

 

И, явившись на вечёрку,

Хоть не гордый человек,

Я б не стал курить махорку,

А достал бы я «Казбек».

 

И сидел бы я, ребята,

Там как раз, друзья мои,

Где мальцом под лавку прятал

Ноги босые свои.

 

И дымил бы папиросой,

Угощал бы всех вокруг.

И на всякие вопросы

Отвечал бы я не вдруг.

 

– Как, мол, что? – Бывало всяко.

– Трудно всё же? – Как когда.

– Много раз ходил в атаку?

– Да, случалось иногда.

 

И девчонки на вечёрке

Позабыли б всех ребят,

Только слушали б девчонки,

Как ремни на мне скрипят.

 

И шутил бы я со всеми,

И была б меж них одна…

И медаль на это время

Мне, друзья, вот так нужна!

 

Ждёт девчонка, хоть не мучай,

Слова, взгляда твоего…

 

– Но, позволь, на этот случай

Орден тоже ничего?

Вот сидишь ты на вечёрке,

И девчонка – самый цвет.

 

– Нет, – сказал Василий Тёркин

И вздохнул. И снова: – Нет.

Нет, ребята. Что там орден.

Не загадывая вдаль,

Я ж сказал, что я не гордый,

Я согласен на медаль.

 

*****

 

Тёркин, Тёркин, добрый малый,

Что тут смех, а что печаль.

Загадал ты, друг, немало,

Загадал далёко вдаль.

 

Были листья, стали почки,

Почки стали вновь листвой.

А не носит писем почта

В край родной смоленский твой.

 

Где девчонки, где вечёрки?

Где родимый сельсовет?

Знаешь сам, Василий Тёркин,

Что туда дороги нет.

 

Нет дороги, нету права

Побывать в родном селе.

Страшный бой идёт, кровавый,

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.


назад