Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Пакт Молотова-Риббентропа. 80 лет спустя

Максим Борисов 23.08.2019

Пакт Молотова-Риббентропа. 80 лет спустя

Максим Борисов 23.08.2019

Пакт Молотова-Риббентропа. 80 лет спустя

80 лет назад, 23 августа 1939 года, в Москве народным комиссаром (министром) иностранных дел СССР В. М. Молотовым и министром иностранных дел Германии Риббентропом был подписан так называемый «Пакт Молотова-Риббентропа», а если быть точнее - Договор о ненападении между СССР и Германией.

Пактом советско-германский договор был назван 18 сентября 1939 года в германо-советском коммюнике о польских событиях, поскольку в результате разгрома Польши августовский договор приобретал большую значимость. Однако в дипломатической переписке он продолжал именоваться исключительно договором.

Тогда почему этот договор упорно называют «Пакт Молотова-Риббентропа»? «Пакт Молотова-Риббентропа» есть сугубо журналистский штамп с заведомо негативным оттенком, сформированный западной прессой и внедрённый в наш обиход в период перестройки. Ведь нельзя же обвинить в развязывании войны страну, заключившую договор о ненападении. Вот поэтому и поменяли этому соглашению название, чтобы выдать договор о ненападении между СССР и Германией за военный союз против невинной Польши.

Предполагаю, что в этом году на 80-ю годовщину заключения Договора и начала Второй мировой войны в средствах массовой информации с ещё большей силой разразится нешуточная буря обсуждений этой темы. Одни будут с пеной у рта кричать, что «военные союзники» Гитлер и Сталин развязали Вторую мировую войну, растерзав для начала на пару «бедную» Польшу, а потом «разодрали» на части Европу, другие будут доказывать обратное.

Практически до середины 80-х годов, то есть до начала разрушения Советского Союза, тема заключения Договора о ненападении между СССР и Германией во всем мире особо никого так сильно не волновала. Почему же до 1986 года тема Договора и «секретных протоколов» широко не поднималась на Западе даже в период холодной войны, когда такое информационное оружие явилось бы «на вес золота»? Суть этого соглашения для всего мира была настолько очевидна, что разыграть эту карту в борьбе против СССР Западу просто бы не удалось.

К тому же Советский Союз был ПОСЛЕДНЕЙ страной, заключившей такое международное соглашение. До этого момента практически все европейские страны уже успели «подружиться» и даже вступить в военный союз с Гитлером, заключив с ним аналогичные договоры.

В 1934 году был заключён Договор о ненападении между Германией и Польшей («Пакт Пилсудского-Гитлера»).

В 1935 подписано англо-германское морское соглашение («Пакт Хора-Риббентропа», фактически снявший запрет на воссоздание Германией военно-морского флота, установленный после Первой мировой войны).

В 1936 между Германией и Японией был заключён «Антикоминтерновский пакт», подразумевающий любую помощь одной из сторон, если другая подвергнется агрессии со стороны СССР.

В сентябре 1938 года состоялось печально знаменитое Мюнхенское соглашение («Мюнхенский сговор» или «Пакт Муссолини, Гитлера, Даладье и Чемберлена») между Германией, Великобританией, Францией и Италией (о передаче Третьему рейху Судетской области Чехословакии).

В тот же день отдельно подписана Англо-германская декларация о дружбе и ненападении.

В декабре 1938 года Франция и Германия подписали декларацию («Пакт Бонне-Риббентропа») о мирных отношениях и отказе от территориальных споров.

В 1939 году между представителями британских и германских промышленных кругов было подписано Дюссельдорфское соглашение о совместной экономической деятельности в Европе.

В середине лета этого же года были подписаны Договоры о ненападении между Германией и Латвией («Пакт Мунтерса-Риббентропа»), а также между Германией и Эстонией («Пакт Сельтера-Риббентропа») с секретными договорённостями о развороте формального нейтралитета против СССР – шаг Латвии и Эстонии к союзу с Гитлером.

И только 23 августа 1939 года, последним в серии аналогичных по своей сути документов, был подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом («Пакт Молотова - Риббентропа»).

Особо хочу подчеркнуть, что это был договор именно о ненападении, а не о военном союзе, как нас пытаются сегодня убедить. Советский Союз и Германия никогда не были военными союзниками! Это надо чётко понимать. Когда заключаются военные союзы между государствами, то, в частности, сразу же начинается активное сотрудничество между штабами этих стран по разработке совместных планов боевых действий. Ничего подобного у СССР с Германией не было.

Для того чтобы понять, в какой ситуации на тот момент оказался Советский Союз, и почему он пошёл на подписание договора с Германией, необходимо напомнить сложившуюся к тому времени политическую обстановку.

В 1933 году в Германии приходит к власти Гитлер. Буквально уже через два года Германия в нарушение Версальского мирного соглашения (было подписано по итогам Первой мировой и запрещало милитаризацию страны) начинает активно воссоздавать свои вооружённые силы при полном попустительстве со стороны Лондона и Парижа.

СССР, при этом, всячески пытается выстроить на континенте систему коллективной безопасности. Париж и Москва довольно активно пытались реализовать эту идею путём заключения «Восточного пакта». Итогом этих усилий стало вступление СССР в Лигу Наций в 1934 году, а также подписание в следующем году советско-французского и советско-чехословацкого договоров о взаимной помощи.

Заметка в газете «Правда» о вступлении СССР в Лигу Наций.
Заметка в газете «Правда» о вступлении СССР в Лигу Наций.

Между тем, весной 1938 года Гитлер поглощает Австрию, а осенью, с одобрения лидеров Великобритании, Франции и Италии, отторгает у Чехословакии Судетскую область в соответствии с Мюнхенским соглашением. По тому же соглашению Польша, кстати, тоже получила кусок Чехословакии - Тешинскую Силезию. Но сегодня официальная Европа обо всём этом почему-то забывает.

Когда СССР заявил о готовности поддержать Чехословакию при условии прохода войск Красной Армии через Польшу или Румынию, Варшава объявила, что Польское государство немедленно объявит войну Советскому Союзу, если он попытается направить войска через польскую территорию для помощи Чехословакии.

Ненависть Польши к русским была до такой степени высока, что польский маршал Рыдз-Смиглы заявил тогда: «Независимо от последствий, ни одного дюйма польской территории никогда не будет разрешено занять русским войскам».

А вот что по этому поводу говорил известный британский историк Лиддел Гарт: «Предложение русских (об оказании помощи Чехословакии) было проигнорировано. Более того, Россию демонстративно лишили участия в Мюнхенском совещании, на котором решалась судьба Чехословакии. Это «пренебрежение» год спустя имело фатальные последствия».

Так фактически началась Вторая мировая война. С предательства Европой Чехословакии и её расчленения агрессорами - Германией, Венгрией и Польшей. Пакт Молотова-Риббентропа был всего лишь следствием предательства одних стран Европы и агрессивного поведения других.

Генерал-полковник фон Браухич принимает парад в честь присоединения Судетской области к Германии.
Генерал-полковник фон Браухич принимает парад в честь
присоединения Судетской области к Германии.

С весны 1939 года СССР вступает на реке Халхин-Гол в прямой конфликт с союзником Германии - Японией. Таким образом, теоретическая возможность войны с Германией возрастает многократно.

Советский Союз обращается к Великобритании созвать конференцию шести стран (СССР, Англия, Франция, Румыния, Польша и Турция) с целью предотвращения германской агрессии, однако английская сторона нашла это предложение «преждевременным».

В начале лета Англия и Франция, осознав всё-таки неизбежность войны в Европе, соглашаются с советским предложением заключить военный союз с четкими обязательствами: если Германия нападает на Польшу, то Москва, Париж и Лондон приходят на помощь. Оставалось только зафиксировать все это на бумаге.

С этой целью в Москву прибывают официальные представители военного руководства Великобритании и Франции. Между тем, Лондон и Париж прислали к нам двух пожилых людей, адмирала Дракса и генерала Думенка, которые не обладали правом что-либо подписывать и утверждать. Они предложили советской делегации сделать заявления о военной помощи в одностороннем порядке.

Переговоры зашли в тупик. Причина этого, как мы теперь уже знаем, заключалась в том, что Париж и Лондон полагали, что они сумеют совершить с Польшей то же, что совершили с Чехословакией. Отдать Польшу на съедение Гитлеру и двинуть его дальше на Восток против СССР. Вот почему они не очень хотели иметь с нами дело.

По свидетельству руководителя Коминтерна Георгия Димитрова, Сталин так отзывался о переговорах с западными державами: «Мы предпочитали соглашение с так называемыми демократическими странами и поэтому вели переговоры. Но англичане и французы хотели нас иметь в батраках и притом за это ничего не платить! Мы, конечно, не пошли бы в батраки и еще меньше - ничего не получая».

Советский Союз сейчас упрекают, что он не сумел склонить правительство Польши к сотрудничеству. Однако даже в обстановке, когда до нападения Германии оставались считанные дни, Польша и слышать не хотела ни о каком сотрудничестве с СССР. 20 августа 1939 года министр иностранных дел Польши Юзеф Бек заявлял: «У нас нет военного соглашения с СССР. Нам не нужно такого соглашения».

Позже американский журналист Уильям Ширер напишет: «Если Чемберлен поступил честно и благородно, умиротворив Гитлера и отдав ему в 1938 году Чехословакию, то почему же Сталин повел себя нечестно и неблагородно, умиротворяя через год Гитлера Польшей, которая все равно отказалась от советской помощи?»

Именно позиция Польши стала одной из причин провала переговоров. Так, Варшава наотрез отказалась пропустить через свою территорию части Красной Армии в случае нападения немцев с Запада. Глава МИД Польши Юзеф Бек заявил: «С немцами мы рискуем потерять свободу, а с русскими – свою душу».

В этих условиях возможная война, да ещё на два фронта с Японией и Германией, становится для СССР реальностью. Немецкие предложения о ненападении и готовность к компромиссу выглядели заманчивее. К тому же Сталину доложили, что Германия будет в состоянии начать вооружённые действия в любой день уже после 25 августа. Было признано целесообразным вступить в официальное обсуждение поднятых немцами вопросов, о чём было сообщено в Берлин. Начались переговоры.

Далее события начинают развиваться стремительно. 22 августа 1939 года в Москву прилетел лично рейхсминистр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп.

Кстати, тогда произошёл довольно драматический эпизод. Переговоры о приезде Риббентропа проходили в столь секретной обстановке, что самолёт, на котором он летел в Москву, обстреляли советские зенитчики, но не попали, и ему удалось долететь до Москвы.

В Москве случился ещё более интересный факт. К приезду германской делегации в советском МИДе не оказалось немецкого флага. Старый, трёхцветный, Веймарской республики, был уже отменён, а новый, со свастикой, смогли отыскать только на «Мосфильме». Его использовали для съёмок какой-то антифашистской картины. Им и приветствовали приехавшего в Москву Риббентропа.

Риббентроп хотел начать свой визит с заранее подготовленной высокопарной речи о том, что «дух братства, который связывал русский и немецкий народы...» Однако Молотов его тут же оборвал: «Между нами не может быть братства. Если хотите, поговорим о деле». В своём докладе Гитлеру Риббентроп писал, что Сталин заявил: «Не может быть нейтралитета с нашей стороны, пока вы сами не перестанете строить агрессивные планы в отношении СССР. Мы не забываем, что вашей конечной целью является нападение на нас».

По большому счёту, Сталину и СССР такой «договор» в принципе был не особо нужен. В голом виде, не подкреплённый ещё чем-то, этот «договор» много не стоил, и Гитлер мог его нарушить в любое время по своему усмотрению, что он и делал регулярно, и сделал 22 июня 1941 года, напав на СССР. А вот если СССР и Германия будут связаны торговлей, и лучше, если на большие суммы, то это, возможно, свяжет руки Гитлеру. Ему, возможно, «не позволят» напасть на СССР те же немецкие промышленники и банкиры, имеющие торговый интерес в России.

Сталин увязывает подписание Договора о ненападении с Германией, прежде всего, с предварительным Торговым договором о поставках из СССР в Германию сырья в обмен на промышленное оборудование (в том числе военного назначения). Получив кредит в Германии на 200 миллионов марок (СССР так и не вернул большую часть этого взятого на 6 лет кредита) и подписав торговые договоры, в том числе на закупку новейших образцов военной техники и вооружения, Сталин идёт на подписание нужного, прежде всего, Гитлеру «Пакта».

Кстати, насчет того, что Сталин начал «подло торговать с Гитлером» после подписания «Пакта о ненападении». Сам Запад не перестал торговать с Гитлером ни после его нападения на Польшу, ни даже после того, как Англия официально объявила войну Германии. Просто торговля пошла через третьи страны. И эта «торговля», а точнее откровенное снабжение Гитлера той же рудой Швеции или нефтью Гондураса и Венесуэлы, продолжалось вплоть до 09 мая 1945 года. Это к слову о том, что сейчас России вообще нет необходимости «стыдиться», и тем более «каяться», за поставки Советским Союзом сырья и продовольствия Гитлеру до начала Великой Отечественной войны.

Глубоко ошибочным является и распространённый в последнее время миф о том, что «фашистский меч ковался в СССР». Советский Союз НЕ готовил военные кадры для гитлеровской Германии. Подготовка незначительного количества лётчиков и танкистов осуществлялась немцами на территории СССР своими силами, готовились исключительно кадры для САМОЙ демократичной страны тогдашней Европы - так называемой Веймарской республики.

Сейчас гитлеровскую Германию называют тоталитарным режимом, а тогда, например, европейское сообщество смотрело на это несколько иначе. По версии американского журнала «Time», Адольф Гитлер стал «Человеком года» в последнем мирном 1938 году. Двумя годами раньше в Германии прошло сразу две Олимпиады: летняя и зимняя. В истории олимпийского движения такого не было никогда! Очевидно, что определение места проведения Олимпийских игр всегда имеет, прежде всего, большое политическое значение.

Кстати, летняя Олимпиада 1936 принесла Германии не только победу, но и амфетамин. Ведущий химик немецкой Компании «Temmler» Фриц Хаушильд вдохновился успехом американских спортсменов, которые принимали стимуляторы, и через год представил первитин – первый в истории метамфетамин германского производства.

Перспективы использования этого вещества в военных целях выглядели многообещающими. Амфетамин мобилизовал ресурсы человеческого организма: повышалась концентрация, самооценка и готовность к риску, уменьшалась боль, голод и потребность во сне. Накануне решающего наступления на Францию, в 1940 году, солдатам вермахта было выдано 35 миллионов доз первитина.

Так вот, возвращаясь к «сотрудничеству» СССР и Германии, следует отметить, что все контакты Советского Союза с нацистской Германией, в том числе и военные, были прекращены практически сразу после прихода Гитлера к власти.

Касаемо так называемых «секретных протоколов» к Договору между СССР и Германией, наличие которых долгое время ставилось под сомнение, могу отметить, что они также не являлись чем-то из ряда вон выходящим для той эпохи. Речь в них шла не о «совместной агрессии» или «разделе территорий», а всего лишь о «разграничении сфер влияния». Например, в 1944 году британский премьер Уинстон Черчилль предложил Сталину так называемое «Соглашение о процентах» с похожей идеей раздела зон доминирования в Юго-Восточной Европе. Предполагалось, что в Румынии после окончания войны СССР имел бы 90% влияния, Запад - 10%, а, например, в Греции - ровно наоборот. Из этого, как мы теперь видим, совершенно не следовало, что потом Британия захватила Грецию, а СССР - Румынию.

Положения Договора подразумевали ТОЛЬКО тему ненападения и гарантий. Положения «секретных протоколов» содержали ТОЛЬКО нюансы этих гарантий. Ни о какой советской экспансии в Польшу и страны Балтии не было и речи. СССР не брал на себя обязательств нападать на Польшу и захватывать ее часть.

Более того, аналогичные «секретные протоколы» подписывали между собой и другие страны в рамках заключённых международных договоров. Это являлось обыденной дипломатической практикой того времени, поэтому, мягко говоря, не корректно демонизировать исключительно Договор СССР с Германией и «секретные протоколы» к нему (если таковые были в действительности).

Подписание Договора СССР с Германией практически разрушило союз между Германией и Японией. Так как подписание Договора в условиях советско-японского конфликта немецкие партнеры не согласовывали с Японией, в Токио это было расценено как прямое предательство. Договор давал СССР возможность вступить в полноценные военные действия с Японией.

Дальнейшая политика Токио в отношении СССР строилась с учётом именно этого обстоятельства, поэтому иначе, как блестящим успехом советской дипломатии, это назвать сложно. Недоверие японцев к коварному Гитлеру оставалось столь сильным, что и после 22 июня 1941 года они неизменно выставляли ему в качестве условия для открытия второго фронта против СССР, чтобы он прежде взял Москву.

Теперь хотелось бы немного коснуться утверждения о том, что, подписав «Пакт Молотова-Риббентропа», СССР, якобы, способствовал началу Второй мировой войны и в сентябре 1939 года атаковал вместе с Германией Польское государство.

В принципе, этот миф можно опровергнуть всего лишь одним фактом: немецкое военное руководство начало разрабатывать план захвата Польши ещё с апреля 1939 года, когда о Советско-Германском соглашении и мысли ни у кого не было. А начиная с июля, немцы приступили к переброске войск на границу. Так что подписание Сталиным «пакта о ненападении» с Гитлером на это решение особо не влияло.

Нападение на Польшу Германия начала планировать по причине того, что в марте 1939 года немцы включили в состав Третьего рейха оставшиеся клочки территории некогда независимой Чехословакии, и поляков, вздумавших захватить чешские металлургические заводы в Витковице, выставили вон. Польский гонор был уязвлён беспредельно, и с этого момента вчерашние союзники превратились во врагов.

Германский план на 31 августа 1939 года.
Германский план на 31 августа 1939 года.

Гитлер выдвинул Польше ультиматум о возвращении в состав Германии немецкого города Данциг. Польша, заручившись поддержкой Англии, решительно отказалась отдавать его Германии, в связи с чем польский посол Липский в бесцеремонной форме заявил германскому руководству: «Любое дальнейшее преследование цели осуществления этих германских планов, а особенно касающихся возвращения Данцига рейху, означает войну с Польшей».

А чтобы Берлин в этом не сомневался, в Польше была объявлена мобилизация в армию, что само по себе означало подготовку к войне. Гитлеру ничего не оставалось делать, как отдать приказ о разработке операции «Вайс».

Когда премьер-министр Великобритании Чемберлен ещё весной 1939 года предоставил Польше пока не военный союз, а всего лишь английские «гарантии от агрессии», это уже тогда поразило массу людей, знавших поляков не понаслышке. Один американский журналист так характеризовал действия англичан: «Вполне можно застраховать пороховой завод, если на нём соблюдаются правила безопасности, однако страховать завод, полный сумасшедших, немного опасно».

Есть, кстати, один очень интересный факт, о котором знают немногие. Первоначально Гитлер запланировал напасть на Польшу 26 августа 1939 года и, что самое удивительное, начал это нападение. В эту ночь диверсионные отряды Вермахта и Абвера тайно перешли границу, захватили мосты, туннели, перевалы и другие стратегические объекты на территории Польши. Приказ о переносе сроков не до всех дошёл, сложный горный рельеф не позволил радисту отряда получить сообщение об отмене приказа о начале войны. Группа обер-лейтенанта Герцнера утром 26 августа захватила перевал Яблунковский и несколько часов с боями удерживала его. Война Германии с Польшей уже шла. Переход границы и начало наступления регулярных частей Гитлер успел затормозить в самый последний момент. Почему же он это сделал?

Дело в том, что 25 августа 1939 года происходит серьёзное международное событие. Англия официально подтверждает и обещает Польше военную помощь в случае нападения на неё со стороны Германии. Этот союз придал Польше такой уверенности, что их главнокомандующий Рыдз-Смиглы пообещал побить немцев за неделю и даже начал позировать художнику, как он въезжает в Берлин на белом коне.

И вот тут Англия и становится последним «переговорщиком» с Гитлером. Англия, как военный союзник Польши, сообщает Гитлеру, что в Берлин прибудут польские представители для урегулирования так называемой «Данцигской проблемы». Ведь вся проблема возникла именно из-за требований Гитлера к полякам всего лишь позволить Германии построить экстерриториальную железную дорогу через «Данцигский коридор» в Польше, из Германии в Восточную Пруссию, по которой немецкие граждане могли бы беспрепятственно ездить к своим родственникам. И Англия «обещает» Гитлеру, что польские представители прибудут в Берлин 30 сентября.

Гитлер отменил назначенное на 26 августа нападение на несговорчивую Польшу и стал «как порядочный» ждать этих самых представителей. Но 30 сентября из Польши в Берлин никто так и не прибыл, терпение Гитлера лопнуло, и 31 августа фюрер отдает повторный приказ на начало операции «Вайс» о вторжении в Польшу. Те же диверсионные группы ровно тем же способом вновь захватывают те же стратегические объекты на территории Польши, начинается наступление вермахта.

Солдаты вермахта ломают шлагбаум на пограничном пункте в Сопоте.

Солдаты вермахта ломают шлагбаум на

пограничном пункте в Сопоте.

Так что, если Западу, и особенно Польше, хочется поставить Россию на одну доску с Гитлером в развязывании Второй мировой войны, заявляя, что это СССР «последним» договаривался с Гитлером, и обвинять СССР в подписании «секретных протоколов», по которым Сталин и Гитлер поделили Восточную Европу на «сферы влияния», то придется их огорчить. Последними с Гитлером «договаривались» именно поляки и англичане, когда «обещали» прислать в Берлин переговорщиков для урегулирования спорных вопросов между Германией и Польшей. И кто знает, может быть, Гитлер, в очередной раз, «отменил» бы своё нападение на Польшу. А вот этого как раз Англия допустить и не могла. Англии нужна была Война.

Поэтому говорить, будто «в августе СССР подписал договор с Гитлером, а через неделю тот взял и напал на Польшу», может или дилетант, или лжец. Как показала история, ни англичане, ни французы, объявившие войну Германии, так ничего и не сделали, чтобы помочь Польше. В этой связи вывод очевиден, кто виноват в начале Второй мировой войны и успехе фашистского блока в первые два года.

В подтверждение вышесказанного можно привести оценку непосредственного участника событий тех лет Уинстона Черчилля. В своих мемуарах «Вторая мировая война» он отметил: «Невозможно сказать, кому он (Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом) внушал большее отвращение – Гитлеру или Сталину. Оба сознавали, что это могло быть только временной мерой, продиктованной обстоятельствами. Сталин, без сомнения, думал, что Гитлер будет менее опасным врагом для России после года войны против западных держав. Гитлер следовал своему принципу «поодиночке». Тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской дипломатии за несколько лет».

Этой цитатой сразу же хочу опровергнуть позицию некоторых историков и публицистов о «провале» советской дипломатии и о том, что, якобы, «хитрый» Гитлер переиграл «глупого» Сталина.

Далее, характеризуя факт подписания этого договора, Черчилль замечает: «В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем, чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. Им нужно было силой или обманом оккупировать прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчётливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной».

В начале 1990-х годов в России была опубликована книга Феликса Чуева, который на протяжении 17 лет неоднократно встречался с Молотовым и беседовал с ним на самые разные темы. В книге есть весьма красноречивый эпизод, подтверждающий оценку Черчилля. Чуев приводит интересные воспоминания Молотова: «Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придётся отступать. Весь вопрос был в том, докуда нам придётся отступать - до Смоленска или до Москвы, это перед войной мы обсуждали. Мы знали, что придётся отступать, и нам нужно иметь как можно больше территории. Мы делали всё, чтобы оттянуть войну. И нам это удалось - на год и десять месяцев. Сталин ещё перед войной считал, что только к 1943 году мы сможем встретить немца на равных…»

Воспоминания Молотова полностью коррелируются со словами Гитлера, сказанными им 11 августа 1939 года: «Всё, что я предпринимаю, направлено против России. Если Запад слишком глуп и слеп, чтобы уразуметь это, я вынужден буду сначала разбить Запад, а потом, после его поражения, повернуться против Советского Союза со всеми накопленными силами».

Ещё хочется отметить один интересный момент. Почему Польша и Великобритания отказывались в августе 1939 года от союза с СССР, хотя не могли не видеть, что начинается Вторая мировая война? На что они рассчитывали в виду того, что Гитлер начал мобилизацию? А когда 22 июня 1941 года Германия напала на СССР, Великобритания и Польша сразу же бросились заключать с Советским Союзом военное соглашение. Почему же они не хотели его иметь в 1939 году? Вероятнее всего потому, что в 1941 году они уже воевали с Германией, а в 1939 году еще было неясно, кого первым атакует Гитлер. У Польши и Великобритании была надежда, что Гитлер все же нападёт сначала на того, на кого обещал в своей книге «Майн Кампф», - на СССР.

В условиях созданного против Германии единого фронта Гитлеру действительно было удобнее напасть на СССР, тем более что после первых немецких побед над Красной Армией на Советский Союз ринулась бы и «европейская гиена» (по выражению Черчилля) - Польша. А если учесть, что военный союзник Германии Япония с 1939 года уже фактически воевала с СССР в Монголии у реки Халхин-Гол и наступление японцев в глубь Монголии поначалу было успешным, то нападение Германии на СССР было и наиболее удобным по моменту. И Советский Союз сделал очень точный и верный шаг. Оказавшись не в силах предотвратить войну, СССР стравил агрессоров между собой, он заключил договор о ненападении с Германией.

Интересно в этой связи выступление Молотова В. М. 31 августа 1939 года на сессии Верховного Совета СССР: «Советско-германский договор подвергся многочисленным нападкам в англо-французской и американской прессе. …Разве трудно понять этим господам смысл советско-германского договора о ненападении, в силу которого СССР не обязан втягиваться в войну ни на стороне Англии против Германии, ни на стороне Германии против Англии? Разве трудно понять, что СССР проводит и будет проводить свою собственную, самостоятельную политику, ориентирующуюся на интересы народов СССР, и только на эти интересы? Если у этих господ имеется уж такое неудержимое желание воевать, пусть повоюют сами, без Советского Союза. Мы бы посмотрели, что это за вояки».

Согласно положениям договора СССР и Германии, страны отказывались от участия в агрессивных группировках друг против друга, но статьи договора не распространялись на оборонительные союзы, поэтому СССР предлагал Великобритании и Франции продолжить работу по созданию оборонительного союза против Германии, предлагалась дата (30 августа 1939) года для возобновления переговоров, но отклика из Лондона и Парижа не последовало. Поэтому 31 августа на вышеуказанной сессии Верховного Совета СССР у Молотова были достаточные основания с гневом говорить о позиции Англии и Польши.

И справедливости ради, хочется заметить, что на все эти события мы смотрим с высоты сегодняшнего времени, достоверно зная, как впоследствии развивались события. В Европе в тот момент никто не мог сказать, что будет через две недели. Гитлер не знал даже того, будет ли он воевать с Польшей, или она все же уступит в последний момент. Даже после заброски в Польшу диверсионных групп он отложил начало вторжения. До последнего момента он придерживался позиции, что выполнение Варшавой условий ультиматума исключит применение силы. Гитлер не знал, как поведут себя Англия и Франция. И уж тем более, он не догадывался, что через два года ему предстоит воевать на востоке, так и не покончив с Англией на западе.

Можно иметь различные мнения по отношению к Пакту Молотова-Риббентропа, но давайте попробуем отбросить мнения и посмотреть на результаты, а результаты эти превосходны: Советский Союз вернул статус великой морской державы (утраченный в результате поражения в Крымской войне и Цусимской катастрофы), вновь обретя выход в Балтийское море и Тихий океан. Впервые за всю историю России наша страна к середине XX столетия не имела на своих границах ни одного откровенно враждебного государства. Более того, впервые на востоке Европе мы получили пояс дружественных стран. Впервые ВСЕ исторические русские земли с присоединением Закарпатья были объединены в одном государстве.

Но, прежде всего, договор о ненападении сорвал целеустремлённо реализовывавшееся намерение Запада цинично подставить Советский Союз под удар нацистской Германии уже в самом конце 30-х годов, чтобы затем на «плечах» последней ворваться в Восточную Европу и реализовать там свои геополитические цели - установить там своё господство! Более того. Договор круто поменял не только предвоенную и даже послевоенную конфигурацию в Европе, но и, прежде всего, расписание войны, поставив Запад в ситуацию, когда он вынужден был защищать себя, а не мечтать об установлении своего господства в Восточной Европе за счёт причинения чужими руками ущерба СССР.

В результате, Великобритания, а также послушно следовавшая в фарватере её политики Франция первыми же и вляпались в войну, которую так усердно подготавливали для столь ненавистной им России, хотя бы и именовавшейся тогда СССР! До сих пор Запад не может успокоиться от того приступа бешенства, которое его охватило, едва только стало известно о заключении советско-германского договора о ненападении.

Перечисленного, на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы понять: «Пакт Молотова-Риббентропа» - это не то, чего мы должны стыдиться. Наоборот, мы должны чётко понимать, что это пусть и вынужденная, но блистательная победа дипломатии и военно-стратегического мышления. И что это была первая победа, одержанная на фронтах Великой Отечественной.


назад