Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Разрушительная сила

Роман Крук 25.05.2019

Разрушительная сила

Роман Крук 25.05.2019

Разрушительная сила

Работа продвигалась быстро, но как-то «без огонька». Нет, ему нравилось то, чем он сейчас занимался, но именно в этот момент приходилось выполнять самый скучный и нудный этап - систематизацию собранных данных. Откинувшись на спинку стула, он ещё некоторое время смотрел на экран монитора, проверяя получившиеся графики, после чего устало помассировал веки.

На кухне засвистел чайник, и он начал было подниматься, но услышал, как дочка крикнула:

- Пап! Я выключу.

Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула хорошенькая девчонка, хотя нет, пожалуй, уже девушка. Да и чего лукавить, подумалось ему, не просто хорошенькая, а настоящая красавица. Правда, в шестнадцать лет некрасивых не бывает, но следует быть справедливым - дочка вся в мать. А её мать.... Он до сих пор не мог понять, что в своё время смогла разглядеть в обычном лейтенанте-армеуте столь неприступная особа, которую даже подруги называли королевой. Снежной!

- Тебе кофе? - спросила дочка.

Он с улыбкой кивнул.

- Сейчас сделаю, - и, прикрыв дверь, она помчалась на кухню, напевая на ходу незатейливую песенку.

Всё ещё улыбаясь, он повернулся к монитору, но, прислушавшись к словам, которые мурлыкала себе под нос дочь, нахмурился. Пальцы забегали по клавиатуре, вводя поисковый запрос. Через минуту он надел наушники и прослушал один из новомодных хитов, попутно делая заметки и составляя новые запросы. Отвлёкшись на чашку кофе рядом со своей рукой, он быстро обернулся и, сняв наушники, сказал:

- Спасибо! И, дочка, нам нужно поговорить!

- Это срочно? Я хотела джинсы погладить, уже и утюг включила...

- Нормально, как раз я тут кое-что распечатаю. Тебе десяти минут хватит?

- Да, вполне.

- Вот и славно, жду через десять минут.

Они сели напротив друг друга и немножко помолчали. Наконец, он улыбнулся и сказал:

- Прости, доча, последние месяцы закрутился на работе и не нашёл времени поговорить толком.

- Папка, я всё понимаю.

- Ну и хорошо, а раз и у тебя появилось свободное время, то найдёшь немножко для своего старика?

Дочь фыркнула:

- Как же, старик! А ни этот ли старик на последнем пикнике ходил на руках, катал детвору на спине, изображая дельфина, а потом полез в болото за кувшинкой для мамы?

Они рассмеялись.

- Ну, вообще-то не в болото, а в озеро, правда, сильно заболоченное. Представляю, какой у меня был вид...

- Это да. Но не переживай. Не знаю, как там у взрослых, а у моих подружек ты очень даже популярен.

- Неужели?

- Правда, правда. Мне сказали...

- ?

- Ну, что ты классный. Вот.

- Это они в благодарность, наверное, за военные лагеря.

Всё время, буквально с момента, когда впервые взял на руки кричащего младенца, он очень серьёзно относился к воспитанию дочери. Возился с малышкой, пел колыбельные, учил ходить, позже - плавать, рассказывал сказки на ночь, стихи, даже читать научил сам. На школьные собрания ходил едва ли не чаще своей супруги, а пару лет назад практически в шутку предложил родителям организовать для детей летний отдых в военно-спортивном лагере - мол, очень даже неплохо направить лишнюю энергию в правильное русло. Предложение, как ни странно, неожиданно вызвало благожелательную реакцию у родителей и огромный интерес у детей. Пришлось корпеть над программой мероприятий и выходить на армейское начальство. И ничего бы из этой затеи не вышло, если бы начальство не узнало, для чьих детей это всё будет организовано. Школа была элитной, и учились в ней дети дипломатов, министров, высокопоставленных военных и олигархов, разумеется. В общем, вопрос был вынесен на уровень Министерства обороны, достаточно оперативно назначен ответственный за проект в генеральском чине, а инициатор столь же оперативно был отправлен в отпуск и назначен куратором. Он и не думал жаловаться. Программа, составленная им, напоминала обучение бойскаутов, но с большим уклоном в военную специфику. За три недели, под руководством инструкторов из армейского спецназа, дети прошли курс выживания, начальную альпинистскую подготовку, основы оказания первой помощи. Ну, и набегались, настрелялись, разумеется. Им даже устроили что-то вроде «Зарницы» - с торжественным построением, объявлением победителей, вручением наград, прямо как во времена СССР. И что характерно, довольны потом остались все, а в Министерстве обороны задумались над дальнейшим патронажем этой школы.

Улыбнувшись воспоминаниям, он продолжил:

- Ты знаешь, дочка, должен признаться, что, к своему стыду, я совершенно не знаком с современными танцами. Ну, теми, что вы на дискотеках танцуете.

- Ты собрался на дискотеку?

- Нет, это нужно для дальнейшего разговора, потому прошу провести для меня краткий ликбез.

Подозрительно посмотрев на отца, она неуверенно протянула:

- Это ведь музыка нужна.

- Я вот как раз минусовку скачал, той песни, которую ты сегодня напевала. Сейчас включим - и буквально минутку, даже меньше.

- А включай.

Он наблюдал за танцем, отмечая, что движения со времён его молодости не сильно-то изменились и, заметив, что дочь вновь негромко подпевает, выключил музыку.

- Довольно, - произнёс он, - спасибо, и садись - поговорим. Скажи, - продолжил он, - что ты ощущаешь во время танца?

- Ну, весело. Свобода, раскрепощение, и усталость долго не наступает.

- Ты когда-нибудь читала или слышала про монахов-бегунов из Тибета? Их ещё называют лунг-гом-па?

- Нет, - мотнула она головой.

- Если вкратце, то эти монахи, используя особую технику медитации, вгоняют себя в транс, который помогает им без остановки бежать до 48 часов и больше, а в день покрывать расстояния более чем в 300 километров. Уникальная техника, которая имеет свою цену - полное самоотречение её адептов. Всё это для того, чтобы достичь единения с природой и обрести поистине волшебные способности, которые будут поставлены на службу монастырю. Но, что характерно, им нельзя прерывать медитацию во время ходьбы или бега - любое её насильственное прерывание может привести к шоку и даже к смерти монаха. В общем, методика очень заманчивая для многих, хотя и связанная с большими ограничениями. Но кое-что из их тренировок было взято государствами для подготовки своих солдат. Тот же лёгкий транс, который можно быстро освоить, повторяя во время бега обычную считалочку, очень даже помогает довольно долго сохранять бодрость и силы при длительных переходах или забегах. Тебе это ничего не напоминает?

- Ты хочешь сказать, что во время танца я вгоняю себя в транс, и это помогает долго не чувствовать усталости?

- Совершенно верно! Но не только это. Слова. Те, которые ты повторяешь про себя или слушаешь, тоже выполняют свою роль, и не всегда положительную. Обрати внимание, что в песне, которую исполняет Мистер Кредо «Сегодня в белом танце кружимся» и под которую ты танцевала, слова «Сегодня в белом танце кружимся, наверно, мы с тобой подружимся, и ночью мы вдвоём останемся, а утром навсегда расстанемся» повторяются пять раз. Пять!

Он помолчал, затем заговорил вновь:

- Слова, которые произносятся в трансе, рано или поздно достигают твоего подсознания и могут стимулировать на определённые действия. Я знаю, что ты встречаешься с парнишкой, наверное, с хорошим. Вы вместе ходите на дискотеку, вместе танцуете под эту музыку. Скажи, дочка, ты бы хотела когда-нибудь услышать от своего молодого человека такие слова?

Она вздрогнула.

- Это жестоко, папа, - прошептала она, - я никогда не поверю... Он, он не такой.

- Но ведь вы же охотно слушаете достаточно жестокое руководство к действию, и оно не вызывает у вас негатива или неприятия. Разве нет?

- Но ведь автор песни и композитор, наверняка, даже не думали ничего плохого и не хотели никому навредить, они просто создали хорошую музыку, ну и, наверное, не слишком хорошую песню.

- Кто знает, что они думали? А насчёт музыки. При прослушивании громкой музыки организмом человека поглощаются звуковые волны. Организм воспринимает эти волны как опасность, после чего мозг начинает вырабатывать гормоны, которые выделяются при любом сильном волнении, драке или сражении. Организм воспринимает музыку как боль, увеличивая выработку гормонов, успокаивающих её, и человек ощущает радость, наслаждение, эйфорию. А это, в свою очередь, порождает зависимость от громкой музыки и желание слушать её снова и снова. Древние греки говорили: «Музыкальное воспитание - самое мощное оружие, поскольку ритм и гармония проникают в самые сокровенные глубины человеческой души».

- Да, я тут для тебя подборку материалов сделал, почитаешь результаты исследований, когда будет время.

- Но кому и зачем это нужно?

- В начале 90-х был опубликован документ, который называют планом Даллеса, того самого, что показан в «Семнадцати мгновениях весны». Хотя с подобным я сталкивался ещё раньше, в 70-х, но не суть. Послушай, текст не такой уж и большой:

«Окончится война, всё как-то устроится, и мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв там [в России] хаос, Мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдём своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, Мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьём у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино – всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых «художников», которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности. В управлении государством Мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – всё это мы будем ловко и незаметно культивировать, всё это расцветёт махровым цветом. И лишь немногие, очень немногие, будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей Мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдём способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодёжь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов».

Закончив чтение, он потёр переносицу и продолжил:

- Ты готовишься к дипломатической службе, и я уверен, что рано или поздно тебе придётся знакомиться с подобными документами, изучать специфические методики и применять их в пользу государства. Вот своеобразная «выжимка» из различных документов, - он протянул ей небольшую стопку листов: краткий обзор, ссылки на авторов, на первоисточники. Возможно, если, разумеется, тебя это заинтересует, это всё даст тебе нужные знания и понимание механизмов воздействия на людей, в общем, лишним точно не будет. Почитай, подумай.

- Ох, папа...

А через полчаса в его кабинет ворвался маленький и разъярённый торнадо. Потрясая сжатыми в кулачке листами, дочь выпалила:

- Этот твой план Даллеса - миф!!! Вот!

Слушая её сумбурную речь, он молча любовался своей дочерью. Как же всё-таки она похожа на свою мать...

Теннис, верховая езда, уже два года в секции фехтования, дополнительные уроки этикета, риторики, основ сценического мастерства, говорит на трёх иностранных языках и в школе - отличница. Да, они с женой проделали большую работу, главное - сейчас не наделать ошибок. Обязательно вечером нужно будет поговорить с женой обо всём...

- И хорошо, и плохо, - внезапно произнёс он.

- Что?

- Говорю, хорошо, что критически отнеслась к моим словам и устроила проверку, а плохо то, что не обратила внимания на детали. Вспомни, я говорил, что документ называют планом Даллеса, но текст мне попадался и ранее. В 1956 году писатель Юрий Дольд-Михайлик написал роман о советском разведчике «И один в поле воин», а в 1964 году вышло продолжение под названием «У чёрных рыцарей» на украинском языке. Как ты знаешь, украинским я владею свободно, вот и прочитал его в 70-х. Несколько позже я обнаружил, что писатель Анатолий Иванов, скажем так, «позаимствовал» у Дольд-Михайлика этот текст и, творчески его переработав, включил в свой роман «Вечный зов». Так вот, пускай текст, приписываемый Аллену Даллесу, на самом деле принадлежит советскому писателю, но задумаемся - а откуда он его взял? Сам выдумал? Сомнительно. Автор, пишущий о разведчике-нелегале, должен худо-бедно владеть предметом, а это, в свою очередь, подразумевает знакомство с архивными данными, документами, проходящими под грифом «Секретно», консультации у сотрудников спецслужб, наконец. Очевидно, что писатель во время работы над романом изучал довольно большой объём различных документов, в том числе и настоящих планов западных спецслужб в отношении Советского Союза, вот их компиляция и вылилась в написание этого текста. Сами по себе служебные инструкции достаточно скучны, но их литературная обработка создала документ исключительной силы. И это ещё одно доказательство того, насколько велика разрушительная мощь слова, поданного должным образом.

 

*****

 

Вечером, после ужина, он ничего не утаивая, передал жене разговор с дочерью, свои выводы и то, что сделал, закончив словами:

- Понимаешь, мы чуть было не упустили ребёнка. Поверь, это очень серьёзно, достаточно вспомнить жалобы твоих подруг, коллег на своих малолетних бездельников. Меня поражает то, что вроде взрослые, неглупые, образованные люди не видят очевидных вещей и позже удивляются, почему их дети вырастают беспринципными, мелочными, жестокими, хотя сами этому усиленно способствуют. И меня очень беспокоит один вопрос - вовремя ли мы спохватились?


назад