Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

ЩИТ И МЕЧ ВМЕСТО ПЛАЩА И КИНЖАЛА

Виктор Добров 15.04.2019

ЩИТ И МЕЧ ВМЕСТО ПЛАЩА И КИНЖАЛА. Военная разведка и контрразведка в Российской Империи, СМЕРШ в СССР.

Виктор Добров 15.04.2019

ЩИТ И МЕЧ ВМЕСТО ПЛАЩА И КИНЖАЛА

 

Виктор Добров

 На фотографии Арсений Андреевич Закревский - русский военный и государственный деятель, с 1812 года руководитель русской военной разведки и контрразведки, впоследствии Министр внутренних дел Российской империи, генерал от инфантерии. Портрет работы Джорджа Доу.

Первоначальный вариант для вновь создаваемой структуры - Главного Управления контрразведки Народного комиссариата обороны - носил название «Смернеш» (Смерть немецким шпионам»), и в таком виде был подан на рассмотрение главе государства. Отец народов, ознакомившись с ним, сверкнул глазами, а может быть, просто усмехнулся и, пыхнув трубкой, веско сказал: «Разве другие разведки против нас не работают?» Наверное, всё было немного по-другому, но, так или иначе, приёмная комиссия в лице Иосифа Виссарионовича Сталина утвердила более лаконичный вариант - «СМЕРШ» («Смерть шпионам»), а секретным постановлением СНК от 19 апреля 1943 года военная контрразведка была передана в народные комиссариаты обороны и ВМФ.

 

*****

 

Так уж вышло, что очень долгое время в России военной контрразведки просто не было. В разное время создавались Приказ тайных дел, Преображенский приказ, Тайная канцелярия, Тайная экспедиция, позже - Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии и Отдельный корпус жандармов. В задачи вышеперечисленных институтов входили обеспечение безопасности государства и, прежде всего, борьба с заговорами против монарха, но также рассматривались дела, связанные с казнокрадством, коррупцией и, разумеется, борьба с иностранным шпионажем. Однако, охватывая все государственные структуры (разумеется, насколько это было возможно), тайная служба не спешила создавать какой-либо отдел, непосредственно направленный на обеспечение безопасности армии и флота. Эти вопросы как бы находились в ведении военного ведомства, а туда соваться без высочайшего повеления было неуместно - военные и так косо смотрели на штатских штафирок из Тайной канцелярии, ну или на сотрудников Отдельного корпуса жандармов. Хотя понимание необходимости такой службы было - иностранных шпионов нет-нет, да и отлавливали иногда... В общем, в преддверии войны с Наполеоном военный министр Российской империи Михаил Богданович Барклай де Толли с трудом, но убедил императора создать военную разведку, которая на постоянной основе снабжала бы военное руководство страны сведениями о противнике, и за два года до начала войны был утверждён проект Особенной канцелярии при военном министре.

Эта секретная структура, возглавляемая полковником Арсением Закревским, вела как разведывательную, так и контрразведывательную деятельность. В кратчайшие сроки был организован отдел стратегической разведки, создана агентурная сеть осведомителей в Париже, Мадриде, Берлине и Мюнхене, а также аналитический отдел, который на основе поступающей информации предоставлял прогнозные материалы военному министру и Императору. А Яков Иванович де Санглен с аппаратом аж из 10 чиновников и отставных офицеров сумел нейтрализовать французскую агентурную сеть в прифронтовой полосе, а позже обеспечить захват «языков» из-за линии фронта. Кстати, после войны Яков Иванович вернулся к своей профессии – преподаванию французского языка в Московском университете. Аналитический же отдел, кроме основных задач, сформулировал концепцию партизанской войны и...

Автором этой идеи стал не всем известный поэт-партизан Денис Давыдов, не Александр Сеславин и не Александр Фигнер, а сотрудник аналитического отдела Особенной канцелярии подполковник Пётр Чуйкевич. В 1809 году капитан Чуйкевич уволился с военной службы и занялся литературной деятельностью. Книги П. А. Чуйкевича «Подвиги казаков в Пруссии» и «Стратегические рассуждения о первых действиях россиян за Дунаем» привлекли внимание военного министра Барклая де Толли, который предложил отставному капитану должность во вновь созданном ведомстве. Весной 1812 года Чуйкевич составил аналитическую записку о предстоящей войне. В ней приводились доводы в необходимости начального отступления русских войск до момента равенства сил и ведения деятельной партизанской войны. После начала войны Чуйкевич отправился в рейд по тылам противника с первым сформированным казачьим партизанским отрядом. Военную карьеру закончил генерал-майором, начальником штаба Отдельного Оренбургского корпуса, где организовывал разведку в Персии и Афганистане.

Удивительное было время. Человек, аналитические способности которого сложно было оценить, рвался в бой и получал желаемое, да и не он один - даже генералы в атаку ходили и гибли вместе со своими солдатами. Это к тому, что сотрудники военной разведки и контрразведки были, прежде всего, офицерами и в сложную минуту, не задумываясь, выполняли именно воинский долг. Как показала история, эта традиция сохранилась и в дальнейшем.

Ну а Особенная канцелярия после окончания войны была распущена. Хотя уместнее сказать, реорганизована, потому как далее создавались Управление генерал-квартирмейстера свиты Его Императорского Величества, Отдел генерал-квартирмейстера Главного Управления Генерального Штаба Его Императорского Величества, военная полиция, Отделение по разведке военного шпионства в составе департамента полиции... В ведении этих служб, в той или иной мере, находилась и контрразведывательная деятельность, пока в 1903 году в составе Главного управления Генерального штаба Российской армии по инициативе военного министра генерала Алексея Куропаткина было создано Разведочное отделение. Которое, в свою очередь, неоднократно реорганизовывалось и переименовывалось в Санкт-Петербургское городское контрразведывательное отделение, в Контрразведывательное отделение Главного управления Генштаба вплоть до 1912 года, когда было принято расширить структуру военной контрразведки. Соответствующие отделения возникли в Петербургском, Московском, Виленском, Варшавском, Киевском, Одесском, Тифлисском, Иркутском и Хабаровском военных округах.

После Февральской революции контрразведывательные подразделения полиции, корпуса жандармов и Петербургского военного округа разгромили, однако Временное правительство оставило на службе лояльных себе офицеров. В марте 1917 года работа армейских органов военной контрразведки была восстановлена, но после Октябрьской революции вновь пошли реорганизации. Контрразведкой параллельно занимались политотделы, военные, с марта 1918 года - контрразведывательное бюро ВЧК, набранное из царских офицеров, которое также было упразднено. Порядок удалось навести в декабре 1918 года, когда бюро ЦК РКП (б) решило объединить контрразведывательные подразделения армии и ВЧК в единую систему - Особый отдел ВЧК при Совнаркоме РСФСР.

 

*****

 

В 1920-е годы контрразведка, теперь уже советская, работала достаточно профессионально - сказался опыт Гражданской войны. Но и в этот раз без шатаний не обошлось. В 1930 году, в результате реорганизации ОГПУ, военная контрразведка как отдельный орган была ликвидирована, влившись в объединённый Особый отдел. В 1936 году была вновь восстановлена как автономное подразделение в составе Главного управления государственной безопасности Наркомата внутренних дел и сохраняла свой самостоятельный статус до 1941 года. В начале 1941 года Особый отдел вывели из состава НКВД и передали армии, но сразу после начала Великой Отечественной войны, в июле того же года, особистов вернули в Наркомат внутренних дел.

Военный плакат 1941 года.
Военный плакат 1941 года.

В это время были сформулированы основные задачи военной контрразведки - борьба со шпионами и предателями в частях и соединениях РККА и ликвидация дезертирства в прифронтовой полосе, и, соответственно, изменилась её структура. 17 июля 1941 года постановлением ГКО СССР органы 3-го Управления НКО были преобразованы в Управление особых отделов (УОО) и вошли в состав НКВД. Нарком НКВД Лаврентий Берия для борьбы со шпионами, диверсантами и дезертирами предписал сформировать при Особых отделах фронтов отдельные стрелковые батальоны, при Особых отделах армий – отдельные стрелковые роты, при Особых отделах дивизий и корпусов – стрелковые взводы. 15 августа 1941 года была утверждена структура центрального аппарата УОО: начальник и три заместителя; Секретариат; Оперативное отделение; 1-й отдел – центральные органы РККА (Генштаб, Разведывательное управление и военная прокуратура); 2-й отдел – Военно-Воздушные силы, 3-й отдел – артиллерия, танковые части; 4-й отдел – основные рода войск; 5-й отдел – санитарная служба и интенданты; 6-й отдел – войска НКВД; 7-й отдел – оперативный розыск, статистический учёт и пр.; 8-й отдел – шифровальная служба.

И всё же, как показала война, работа военной контрразведки в составе НКВД являлась недостаточно эффективной, и согласно секретному документу от 19 апреля 1943 года, Управление особых отделов НКВД СССР изымалось из ведения Лубянки и передавалось в Народный комиссариат обороны. При этом осуществлялась реорганизация УОО в Главное Управление контрразведки НКО «СМЕРШ».

 

*****

 

Причины создания «СМЕРШ» были обусловлены событиями, произошедшими в первые годы Великой Отечественной войны. Успешные действия советских диверсионных групп и расширяющееся партизанское движение, которое к 1943 году превратилось в мощнейший фактор отвлечения действующих войск Вермахта и многочисленных контрразведывательных, полицейских, карательных и прочих частей от выполнения главных задач противостояния Красной Армии, были у немецкого командования, что называется, перед глазами. В ответ была сделана ставка на массированную «тайную войну»?- шпионаж, диверсии и террористические акты в тылу РККА. Сюда входили физическое устранение командного состава воинских частей, руководителей органов власти и управления, диверсии на промышленных предприятиях и транспортных узлах, распространение паники среди гражданского населения прифронтовой полосы и глубокого тыла. Немецкие спецслужбы сумели реализовать массовый заброс диверсантов в советский тыл, которых готовили из числа предателей и коллаборационистов. Подготовка таких диверсантов была далеко не идеальной - одноразовый инструмент, но роль больших чисел никто не отменял.

Для противодействия этому и понадобилась достаточно мобильная и одновременно разветвлённая структура.

Советский плакат: «Враг коварен - будь начеку!»
Советский плакат: «Враг коварен - будь начеку!»

В перечень решаемых военной контрразведкой задач входили: 1) борьба со шпионской, террористической, диверсионной и другой подрывной деятельностью зарубежных разведок в РККА; 2) борьба с антисоветскими элементами в Красной Армии; 3) принятие агентурных, оперативных и иных мер для того, чтобы сделать фронт непроницаемым для вражеских элементов; 4) борьба с предательством и изменой в Красной Армии; 5) борьба с дезертирами и членовредительством на фронте; 6) проверка военнослужащих и иных лиц, бывших в плену и окружении; 7) выполнение специальных заданий.

СМЕРШ имел права: 1) вести агентурную, осведомительную работу; 2) проводить в установленном советским законом порядке обыски, выемки и аресты военнослужащих Красной Армии и связанных с ними гражданских лиц, которые подозревались в преступной, антисоветской деятельности; 3) проводить следствие по делам арестованных, затем дела передавались, по согласованию с прокуратурой, на рассмотрение судебных органов или Особого Совещания при НКВД; 4) применять различные особые мероприятия, которые направлены на выявление преступной деятельности вражеской агентуры и антисоветских элементов; 5) вызывать без предварительного согласования с командованием в случаях оперативной необходимости и для допросов рядовой и командный состав РККА.

Структура Главного Управления контрразведки НКО «СМЕРШ» была следующей: помощники начальника (по количеству фронтов) с приданными им оперативными группами; одиннадцать основных отделов. Первый отдел отвечал за агентурно-оперативную работу в центральных армейских органах. Второй работал среди военнопленных и занимался проверкой, «фильтрацией» красноармейцев, которые побывали в плену или окружении. Третий отдел отвечал за борьбу с вражескими агентами, которых забрасывали в советский тыл. Четвёртый вел контрразведывательную деятельность, выявлял каналы проникновения агентуры противника. Пятый руководил работой управлений военной контрразведки в округах. Шестой отдел являлся следственным; седьмой – статистика, контроль, учёт; восьмой – технический. Девятый отдел отвечал за непосредственную оперативную работу – наружное наблюдение, обыски, задержания и пр. Десятый отдел – специальный («С»), одиннадцатый – шифрованная связь. В Структуре «СМЕРШа» также присутствовали: Отдел кадров, отдел финансового и материально-хозяйственного обслуживания Управления, Секретариат. На местах были организованы Управления контрразведки фронтов, Отделы контрразведки округов, армий, корпусов, дивизий, бригад, запасных полков, гарнизонов, укрепрайонов и учреждений РККА. Из частей Красной Армии Управлению «СМЕРШа» фронта выделялся батальон, Отделу армии – рота, Отделу корпуса, дивизии, бригады – взвод.

К концу Великой Отечественной войны «СМЕРШ» обезвредил более тридцати тысяч агентов гитлеровской разведки, более трёх с половиной тысяч агентов­диверсантов и свыше шести тысяч террористов. Всего было проведено 180 радиоигр с разведывательными органами противника в целях его дезинформации в интересах Ставки Верховного Главнокомандования, Генерального штаба и командования разных фронтов. По итогам этих игр в руки «СМЕРШа» заманили порядка 400 немецких шпионов. Кроме того, гитлеровское командование передавало несуществующим группам оружие, амуницию, деньги, продовольствие, радиотехнику. И при этом ни один стратегический план советского командования не стал известен противнику!

Да, у контрразведчиков были потери и очень серьёзные. Только за период с 22 июня 1941 года по 1 марта 1943 года военные контрразведчики потеряли 10337 человек (3725 убитыми, 3092 пропавшими без вести и 3520 ранеными). И гибли зачастую не только во время выполнения своих прямых обязанностей, но и непосредственно участвуя в боях, в критические моменты принимая на себя командование подразделениями, потерявшими своих командиров. Ничего не напоминает?

Всего четверо контрразведчиков (Жидков Пётр Анфимович, Кравцов Григорий Михайлович, Крыгин Михаил Петрович, Чеботарёв Василий Михайлович) во время войны и один через 15 лет после её окончания - поэт Иван Гурьянович Булкин - стали Героями Советского Союза. И получили эти награды именно за военные подвиги - все посмертно.

Удостоверение контрразведки «СМЕРШ», 1943 год.
Удостоверение контрразведки «СМЕРШ», 1943 год.

Почему-то не «баловали» контрразведчиков наградами.

Этот факт, в своё время, подтвердил мой родной дед. Срочную он служил в 30-х в десантных войсках, повоевал на Хасане и Халхин-Голе. Хорошо повоевал - орден «Красной Звезды» и медаль «За отвагу», а в те годы наградами не разбрасывались. Затем по комсомольскому набору - школа НКВД и служба в уголовном розыске. С началом Великой Отечественной ушёл на фронт и попал в команду, которая занималась отловом диверсантов...

Когда я ещё пацаном разглядывал его единственный орден и «отважную» медаль, то дед подтвердил, что боевые награды он получил именно за Хасан и Халхин-Гол.

- А как же в Отечественную, на фронте? - спросил я.

- Ну, на фронте я был до середины 43-го, потом вернули в уголовный розыск - специалистов в тылу не хватало, а банд развелось...

- Так, а за диверсантов, неужто не поймал никого?

- Ну почему, - он порылся в шкафу и достал пачку документов, - благодарности от командования, - хитро прищурился и после паузы продолжил, - тридцать шесть, вот так-то...

- И что совсем-совсем за них не награждали орденами там, медалями?

- Награждали, только очень редко, - он помолчал, - в основном, посмертно, нам говорили: «Ловить диверсантов - это ваша работа».


назад