Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Варвары у подножия Империи

Семён Гудим 2.09.2019

Варвары у подножия Империи

Семён Гудим 2.09.2019

Варвары у подножия Империи

 

2 сентября 911 года был подписан мирный договор между Византией и Русью.

Как ни прискорбно, но мы крайне мало знаем о Руси того времени. Вообще, классическое средневековье в Восточной и Северной Европе - период слабоосвещённый в исторических источниках того времени и во многом полулегендарный. Договоры Руси с Византией являются одними из немногочисленных памятников, из которых мы можем извлечь крохи информации, дабы ответить себе на извечный вопрос: «Откуда Русь пошла?...» И откуда в нас такое желание наследовать империи?

Государственность восточных славян берёт своё начало именно в этот период, эпоху становления Киевского государства и консолидации славянских племён вокруг единого центра - града Киева. Князь Олег, или как его называли современники, конунг Хельги, начал своё княжение как регент при малолетнем сыне новгородского князя Рюрика Игоре в 979 году н.э. и уже через 3 года хитростью захватил Киев. Согласно версии, изложенной в «Повести временных лет», Олег выманил из Киева князей-соправителей Дира и Аскольда и убил их, мотивируя этот поступок просто: «Не княжьего вы роду». Тут нужно уточнить, что, хитрость, являющаяся в нашей культуре чем-то не совсем достойным, для скандинавов почиталась за доблесть, одним из примеров таковой являлся и Олег. После захвата Киева Олег делает город центром нового государства - Руси. Элитой нового государства стали выходцы из Скандинавии, воины княжьей дружины – варяги. В то же время большую часть подданного населения составляли славяне, хоть на севере формирующейся страны проживали и балтские, и угро-финские племена в изрядном количестве.

«Смерть Аскольда и Дира». Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 год.

«Смерть Аскольда и Дира». Гравюра Ф. А. Бруни,

1839 год.

Сосредоточив в своих руках власть над двумя крупнейшими восточнославянскими центрами Киевом и Новгородом, Олег обратил своё пристальное внимание на славянские народы, подвластные Хазарскому каганату: северян и радимичей. Хазария – государство, созданное кочевым народом хазар в результате распада Тюркского каганата на территориях причерноморских степей, Предкавказья и Поволжья. В качестве официальной религии был принят иудаизм. Основная масса населения придерживалась традиционных верований, в среде царской гвардии был распространён ислам. Олегу было суждено даже «огнём и мечом» сделать радимичей и северян частью молодого восточнославянского государства. В 884 году Олег совершил поход на северян и «приучил» их к выплате дани Киеву. Как пишет летопись, «В лето 6392 пошёл Олег на северян, и победил северян, и возложил на них лёгкую дань, и не велел им платить дань хазарам, сказав: «Я враг их» и «вам (им платить) незачем». Годом позже та же судьба постигла и радимичей: «В год 6393 (885) послал (Олег) к радимичам, спрашивая: «Кому даете дань?». Они же ответили: «Хазарам». И сказал им Олег: «Не давайте хазарам, но платите мне». И дали Олегу по щелягу, как и хазарам давали. И властвовал Олег над полянами, и древлянами, и северянами, и радимичами, а с уличами и тиверцами воевал».

«Олег Правитель». В. П. Верещагин.
«Олег Правитель». В. П. Верещагин.

Объединив вокруг Киева ядро будущей страны, Олег обратил своё внимание на Византию - центр современного ему христианского мира. Будучи осколком Римской империи, Византия осталась после крушения старой империи оплотом цивилизации и просвещения в изрядно деградировавшем со времён античности мире. Византия для скандинавов всегда была местом продажи награбленного товара из Европы и своей «крови». Торговля кровью, то есть наёмными мечами, долгие столетия была для бедных варягов едва ли не единственным способом накопить состояние и выбиться в люди. Служить несколько лет византийскому императору и, вернувшись домой, купить родной хутор с сородичами за серебряный браслет с руки - что может быть лучше? При дворе императора в Константинополе - столице империи - чуть позже уже была сформирована полноценная варяжская гвардия, состоящая из выходцев из Скандинавии и Британских островов. Будущий король Норвегии Харальд III Суровый в молодые годы служил в варяжской гвардии императора, после чего вернулся домой и, пользуясь накопленными знаниями и богатствами, стал правителем. Однако Олег, будучи князем киевским, резонно полагал, что получить деньги от более развитого и обеспеченного соседа можно и иным, куда более славным способом, тем более, что при предшественниках Олега на киевском столе – князьях Дире и Аскольде - в 860 году был совершён удачный поход на Византию, и были разграблены окрестности Константинополя. Банальный грабёж известен человечеству с наидревнейших времён, но для периода поздней античности и средних веков характерен грабёж эффективный и профессиональный. Так начиная с III века н.э., варварские племена начинают опустошать пределы дряхлеющей Римской империи, что послужило толчком к их развитию. Спустя пять сотен лет начинается эпоха грабежа ослабленной и раздробленной христианской Европы скандинавскими язычниками, викингами, это позже приведёт к христианизации Скандинавии и превращению её в типичный регион цивилизованной Европы. Элита Руси, будучи теми же викингами-варягами, абсолютно закономерно стремилась к разграблению пределов последнего осколка некогда великого Римского государства. Поход Руси на Константинополь 907 года – событие полумифическое. Согласно «Повести временных лет», Олег собрал 2 тысячи лодей по 40 воев в каждой, что было само по себе колоссально тогда для Европы. По всей видимости, автор летописи Нестор слегка преувеличивает численность княжеского войска где-то в 10 раз, что является нормой для исторической традиции того времени. Поход увенчался успехом: были разграблены окрестности Константинополя, и, согласно «Повести временных лет», Олег прибил свой щит к вратам византийской столицы. Событие это довольно известное и даже освещённое в массовой культуре, но смысл его весьма неочевиден. В православной средневековой традиции было принято устанавливать над главными воротами в город образ Божьей матери или одного из святых, на который должен был поднять глаза всякий входящий. Можно только предполагать насколько оскорбительным для подданных империи был вид щита варварского языческого князя вместо привычного изображения, но для князя Руси ничего экстравагантного в этом не было. Вывешивание своих символов на вратах покорённых городов - явление распространённое: так в Древнем Риме было принято вывешивать штандарты на воротах покорённых крепостей; обычай пережил тёмные века и был воспринят уже европейским рыцарством, от которого, предположительно, уже и был перенят скандинавами. В результате похода Византия выплатила Руси единовременную дань в размере «12 гривен на уключину», согласно всё той же «Повести временных лет», также Восточная Римская империя (Византия) обязывалась выплачивать Руси ежегодную дань (гривна в древней Руси – денежная и весовая единица).

Флот Олега идёт на Царьград в 907 году. Миниатюра XV века.

Флот Олега идёт на Царьград в 907 году.

Миниатюра XV века.

Поход принёс правителю Киева ресурсы и престиж, послужившие делу консолидации молодой славянской державы. Для войны с Византией Олег ещё в 907 году собрал крайне разнообразную по этническому происхождению армию: «… множество варягов, и словен, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи». Если верхушка общества Руси была этнически относительно однородной, то, как мы видим, её население характеризовалось крайним разнообразием. (Под хорватами, в данном случае, подразумеваются белые хорваты – восточнославянский племенной союз, проживавший на территории современной Галичины, возможно являются предками современных хорватов). Первые успехи на внешнеполитической арене во многом обусловили начало процесса консолидации славяно-балто-угорского субстрата в единый народ, обладающий зачатками национального самосознания.

«Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда». Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 год.
«Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда».
Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 год.

В 911 году посольство Руси прибыло в Константинополь для заключения торгового межгосударственного договора. Это соглашение является одним из немногих дошедших до нас памятников той эпохи. Русь при подписании договора представляли 15 мужей Олеговых: Стемид, Фрелав, Лидул, Руалд, Руар, Актеву, Рулав, Веремуд, Труан, Инегелд, Гуды, Карлы, Фост, Карн, Фарлаф; как сказано в «Повести временных лет», послы были «… от рода руського». Со стороны Восточной римской империи соглашение было подписано самим автократором Львом VI. (Автократор - самодержец, правитель, обладающий абсолютной властью, титулование главы Византии). Договор содержал ряд условий: декларировался дружеский характер отношений Руси с Византией, подводил черту окончившейся войне, определяя чёткие правила выкупа пленных, отменял всякие торговые пошлины, определял особый статус купцов, прибывших из Киева в столицу империи – они имели право жить в Константинополе за счёт византийской казны полгода. Также регулировалась масса менее значительных вопросов, неизбежно возникающих в результате налаживания тесных торговых взаимоотношений, таких как: вопросы наследования и уголовного суда, даже оказание помощи выжившим после кораблекрушений. Крайне любопытной является статья, позволяющая подданным великого киевского князя наниматься на императорскую службу. Найм русов на службу был для империи жизненно необходим в условиях длительного кровавого противостояния с Болгарией на западе и Арабским халифатом на востоке. Незадолго до описываемых событий в 902 году под ударами арабов пал последний оплот Восточной империи на Сицилии – Таормина. Вместе с ним для Византии была утеряна и вся Италия, как следствие, угасла последняя надежда на возрождение старой Римской империи. Империи постоянно были нужны свежие человеческие ресурсы для никак не утихающей войны с исламским миром. С момента появления Ислама в 610 году Восточная Римская империя утратила ряд богатейших и древнейших христианских земель: Северную Африку, включая имеющий богатейшую христианскую историю Египет, часть Леванта, Месопотамию. Ситуация в Европе также не была благоприятной для византийских автократоров. Болгарский правитель Симеон I Великий провозгласил себя царём, то есть высказал претензии на наследие Римской империи, и это была не просто выходка очередного варварского князька. Территория Болгарии разрослась и простиралась от Будапешта, северных склонов Карпат и Днепра на севере до Адриатического моря на западе, Эгейского моря на юге и Чёрного моря на востоке. Болгария реализовала свои амбиции не только в политической, но и религиозной плоскости – была создана Болгарская автокефальная церковь, которая получила независимость от Константинополя и стала первой независимой национальной церковью в Европе. Константинополь вынужден был признать и новую болгарскую церковь, и царский титул южнославянского правителя. Противостояние с разрастающейся южнославянской империей также стало важным фактором в политике Византии на долгие годы. Империя постепенно накапливала силы для будущего контрнаступления, и поддержка в лице наёмников-русов была отнюдь не лишней.

Русь и Византия стали крайне близкими торговыми партнёрами, что, впрочем, не мешало им ещё много раз сходиться на полях брани. В эпоху князя Святослава Русь предприняла попытку экспансии на Балканский полуостров и создания своей империи. Наследование и подражание Восточной Римской империи проявлялось у нас в будущем ещё не раз. Великие князья Руси в будущем ещё не раз будут заключать браки с византийскими царевнами, начиная от Владимира Великого, попытавшегося с помощью крещения и женитьбы на сестре византийского императора порфирородной Анне поставить Русь на одну доску с Византией. Ефимия, жена великого князя Мономаха, также была византийкой, её сын Юрий Долгорукий стал основателем Москвы. Позже происхождение от Мономаха позволило великому князю Роману Мстиславовичу, основателю Галицко-Волынского княжества, именоваться царём и самодержцем, летописи упоминают его как «Великаго князя Романа, приснопамятнаго самодержьца всея Роуси». К сожалению, история этой ветви Рюриковичей пресеклась в 1308 году, а вместе с ней закончилась и история «королей Руси». Великий князь Московский Иван Васильевич в 1479 году заключил брак с дочерью византийского автократора, Софьей Палеолог. К тому времени государственность Восточной Римской империи канула в Лету уже окончательно, и Иван Васильевич смог выдвинуть свои претензии на титул царя и, как следствие, преемственность своей власти от римских императоров. Уже Иван Грозный будет коронован как Государь, Царь и Великий Князь всея Руси, позже всё вышеизложенное позволит старцу Филофею, монаху Елеазарова монастыря, сформулировать концепцию Москвы - третьего Рима.

Моление монаха Филофея о Третьем Риме.

Картина в Спасо-Елеазаровом монастыре

Пример Восточной Римской империи оказал колоссальное влияние на всю последующую восточнославянскую государственность. Можно сказать, что наши «варварские элиты» увидели новую для себя форму организации власти и жадно её восприняли, преломив через призму своего мировоззрения. Во многих событиях последующей славянской истории ясно угадываются отблески Византии: коронация Петра Великого как «императора» ещё раз подчеркнула преемственность от великого Рима. Черты коллапса византийской государственности просматриваются даже в Руине, постигшей Гетманщину во второй половине XVII века. Возможно, нам стоит внимательно присмотреться к себе и окружающему миру и ответить на простой вопрос: а не повторяем ли мы судьбу тех, кого так яро пытались наследовать на протяжении прошедшего тысячелетия?


назад