Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Мечта Святослава Храброго

Виктор Добров 30.07.2019

Мечта Святослава Храброго

Виктор Добров 30.07.2019

Мечта Святослава Храброго

 

Он действительно был храбрым. «С копья вскормленный», выпестованный лучшими воинами и воеводами Киевской Руси, он уже в трёхлетнем возрасте впервые бросил во врага боевое копьё. И совершенно не важно, что это копьё, брошенное детской рукой, упало на землю перед ногами его же коня, главным было то, что не ребёнок, а князь шёл в битву во главе своего войска. Из древнерусских летописных сводов дошли до нас слова одного из воевод: «Князь уже почал. Потягнем, дружино, по князи!», положив начало жизнеописанию князя Святослава Игоревича, прозванного Храбрым. Он оставил столь яркий след в истории, что на последующие века стал образцом ратной доблести и мужества для многих поколений русских людей. Прожив тридцать лет, из которых семь он правил Киевской землей, Святослав запомнился, прежде всего, как талантливый полководец, который прославился как на Востоке, так и на Западе - эдакий князь-воитель, «женатый» на войне, но при оценке его как государственного деятеля мнения расходятся.

Великий политик или талантливый и удачливый военный вождь? Так ли это важно, если военные успехи Святослава существенно расширили территории Древнерусского государства и вознесли его авторитет на небывалую высоту? О чём же мечтал князь, который, посылая весть-предупреждение врагам: «Иду на вы!», всегда следовал кодексу воинской чести?

 *****

Князь с раннего детства проводил всё время среди своих дружинников. Его наставником-пестуном в воинском деле называют варяга Асмуда (Асмолда, Асмунда), полководческую же науку проходил он у воеводы Свенельда. Про Свенельда известно, что он являлся главой киевской дружины при четырёх правителях: князе Игоре (912-945), регенте - княгине Ольге (945-969), князе Святославе (945-972), князе Ярополке Святославиче (972-980).

В те времена связь князя с дружиной была очень прочной. Младшая дружина вообще жила подле князя, в его доме, кормилась из его рук, получала плату долей в военной добыче, дани, торговых прибылях, подарках князя. Мужи княжеские (старшая дружина, «бояре») могли иметь собственных дружинников и могли получать право сбора дани в свою пользу с целых территорий. Тому же Свенельду отец Святослава князь Игорь пожаловал сбор дани с части древлянских земель.

Дружина была не только основой войска князя, но и могла выполнять различные поручения, связанные со сбором дани, судейством, ведением хозяйства, то есть принимала участие в управлении государством.

Выросший в этой среде, князь весьма дорожил мнением своих боевых товарищей, и когда его мать, княгиня Ольга, первая из правителей Руси принявшая христианство, предложила креститься сыну, он отверг её предложение. «Если бы я и хотел креститься, – ответил он матери, – никто бы мне не последовал, и никто бы из моих вельмож не согласился этого сделать. Если один я закон христианской веры приму, тогда мои бояре и прочие сановники вместо повиновения мне будут смеяться надо мной... И что мне будет самодержство, если из-за чужого закона все меня оставят, и я буду никому не нужен». В то время большая часть его дружинников почитала Перуна, и Святослав, проявляя веротерпимость и не мешая креститься другим, сам остался язычником.

Но нельзя говорить о том, что молодой князь получал лишь воинское воспитание; есть свидетельство, что юный Святослав княжил в Новгороде. Так византийский император Константин Багрянородный (905-959) сообщал: «Приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии».

Войско князя Святослава.
Войско князя Святослава.

При всём при этом именно дружинное воспитание наложило сильный отпечаток на мировоззрение, характер и поведение князя: «Когда Святослав вырос и возмужал, начал он собирать множество воинов храбрых, и легко, как пардус (гепард), передвигаясь в походах, много воевал. В походах же не возил за собой ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко изрезав конину, или зверину, или говядину жарил на углях и так ел. Шатров у него не было; ложась спать, клал под себя потник с коня, а под голову седло».

 *****

В Х веке Древнерусское государство уже прочно стояло на ногах, контролируя торговлю по пути «из варяг в греки» (путь «из варяг в греки», также Варяжский путь или Восточный путь - морской и речной путь из Балтийского моря через Восточную Европу в Византию). Киевская Русь, переподчинив себе почти все восточнославянские объединения, ранее являвшиеся хазарскими данниками, динамично развивалась, и в какой-то момент её интересам стала откровенно мешать Хазария. (Средневековое государство, созданное кочевым народом - хазарами, с центром в низовьях Волги. Часть правящей элиты приняла иудаизм. Долгое время Хазария соперничала с Арабским халифатом в борьбе за господство в Закавказском регионе. В политической зависимости от хазар находился ряд восточнославянских племенных союзов, некоторые народы Кавказа и Закавказья). Хазария тревожила набегами окраины Руси, обложила данью племя вятичей и постоянно мешала русско-византийской торговле. До Святослава столкновения Руси с Хазарией были не всегда удачными. Да, в своё время Аскольд с Диром и основатель Киевской державы новгородский князь Олег освободили от хазарской дани племена древлян, северян, полян, но в 941 году на Волге, в тюрских пределах, стране волжских булгар, хазар и буртасов, погибла рать князя Игоря. Из мести ли за обиды отца, по другим ли причинам, но в 964 году Святослав отправился в поход на Хазарию.

Поднявшись по реке Десне, Святослав перетащил свои ладьи в верховья Оки и оказался в земле вятичей. Им он объявил, что освобождает их от хазарской дани, был беспрепятственно пропущен через вятские земли и в 965 году обрушился на Хазарию.

Вторжение в Хазарию войск под предводительством киевского князя Святослава с севера было неожиданным для Каганата (по названию главы государства - кагана). К середине Х века Хазария умудрилась увязнуть в конфликтах с арабами и византийцами, её границы постоянно проверяли на прочность печенеги, и конфликты с Русью только раззадорили молодого хищника: «В лето 6473 (965) пошёл Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу ему со своим князем каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар, и град их и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов».

В другом источнике арабского географа Ибн Хаукаля говорится, что прежде чем обрушиться на Хазарию, Святослав воевал с Волжской Булгарией, победил её войска, взял большую добычу. Многие города, в частности Булгар, были разорены. Одолев булгар, по версии Ибн Хаукаля, киевский князь двинулся вглубь Хазарии.

Эскиз к картине «Взятие хазарской крепости Итиль князем Святославом». В. В. Киреев.

Эскиз к картине «Взятие хазарской крепости

Итиль князем Святославом». В. В. Киреев.

Захватив и разрушив столицу Хазарского каганата город Итиль, Святослав взял хорошо укреплённые крепости Саркел (на Дону), Семендер (на Северном Кавказе), а позже обрушился на других хазарских данников ясов и касогов - предков осетин и черкесов.

Поход продолжался около четырёх лет, и кроме разгрома Хазарии, Святослав на берегах Керченского пролива в захваченном хазарском селении Таматархе основал город Тмутаракань (нынешняя Тамань), центр будущего Тмутараканского княжества.

Этот поход, позже названный Восточным походом Святослава, принёс Руси, кроме территорий, огромную славу и богатства, а дружбы с молодым агрессивным государством стала искать Византийская империя. На обратном пути в Киев Святослав легко и непринуждённо обложил данью вятичей, которые безоговорочно признали его старшинство. Хазария агонизировала ещё два-три десятка лет, пока окончательно не пала под натиском печенегов.

 *****

Лишь один год провёл Святослав в Киеве после похода, а в 968 году отправился на Дунай воевать болгар. Весь этот год князя и его приближённых старательно обхаживал посланник византийского императора Никифора Фоки патриций Калокир. Льстивые речи, передача Святославу 15 кентинариев (455 килограмм) золота и напоминание о союзническом долге по договору, заключенному с Византией в 944 году князем Игорем, склонили князя к решению идти в поход против Дунайской Болгарии. Впрочём, как выяснилось позже, были у него на Болгарию и собственные виды.

Это государство, основанное в 681 году ханом Аспарухом, включало в себя Союз семи южнославянских племен. Отвоевав земли у Византии, оно принудило императора Константина IV не только признать независимость части балканских земель, но и выплачивать ежегодную дань. Первое Болгарское царство во времена наибольшего расцвета (893-927) занимало большую часть Балканского полуострова, её владения омывались тремя морями. В 865 году Болгария приняла христианство, греческие монахи, уроженцы Салоник Кирилл и Мефодий создали славянский алфавит и грамоту, а староболгарский язык лёг в основу письменного старославянского языка, именно на нём была написана древнерусская «Повесть временных лет».

В описываемые времена в царствование Петра I (927-969) Болгария переживала упадок, и восточно-римский император решил поквитаться за старые обиды, за то, что болгарские цари именовали себя «цари болгар и ромеев», а заодно и окоротить зубастого Святослава, полагая, что Русь и Болгария если и не уничтожат друг друга, то изрядно истощат. Он просчитался, и этот просчёт стоил ему жизни, но не будем забегать наперёд.

Спустившись по Днепру в Чёрное море, Святослав во главе десятитысячного войска атаковал болгар, втрое его превосходивших, и наголову разгромил их, загнав остатки в крепость Доростол. Затем взял ряд городов и в их числе Малую Преславу, который назвал Переяславцем и объявил своей столицей: «В году 6475 (967) пошёл Святослав на Дунай на болгар. И сразились, и одолел Святослав болгар, и взял городов восемьдесят по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков».

И болгары, и византийцы вдруг с ужасом обнаружили, что русский князь никуда уходить не собирается, а замыслил создание собственной империи, которая должна была протянуться от Белой Вежи и Тмуторакани до Балкан!

Болгарский царь Пётр вступил в тайный союз с Никифором Фокой, тот, в свою очередь, подкупил печенежских вождей, чтобы они в отсутствие великого князя напали на Киев. Узнав об этом, родственник Никифора Фоки полководец Иоанн Цимисхий произвёл переворот, умертвил императора и сам был провозглашён императором. Тем временем в 968 году на Киев напали печенеги, и Святослав получил послание от киевлян, с трудом отбившихся от нападения врагов: «Ты, князь, чужую землю ищешь и бережешь её, а свою покинул, чуть было не забрали нас печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придёшь и не защитишь нас и снова нас возьмут, то неужели тебе не жаль ни матери старой своей, ни детей твоих».

Вернувшись с дружиной в Киев, Святослав настиг и разгромил печенежское войско и прогнал остатки далеко в степь, а через несколько дней сказал матери: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае, ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли - паволоки, золото, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха, и воск, и мед, и рабы».

«Разве не видишь - я больна; куда хочешь уйти от меня?» - ответила Ольга. И сказала: «Когда похоронишь меня, отправляйся куда захочешь».

Через 3 дня она умерла. Похоронили её на выбранном месте, и по завещанию не совершали по ней тризны, так как имела она при себе священника - тот и похоронил блаженную Ольгу.

Святослав же разделил Русскую землю между своими сыновьями: Ярополка посадил княжить в Киеве, Олега послал в Древлянскую землю, а Владимира - в Новгород и отбыл в Болгарию.

Это разделение стало одной из немногих, но существенных ошибок Святослава, вызвавшую впоследствии первую усобицу на Руси.

Его идея создать русско-болгарскую империю не получила поддержки среди болгар, и в отсутствие русского князя они завладели Переяславцем на Дунае, а когда к своей столице вернулся Святослав, то ему вновь пришлось сражаться с болгарами, и вновь победа была за ним. Новый болгарский царь Борис II признал себя вассалом Святослава, а Святослав весной 970 года объявил войну Византии.

«Князь Святослав.». В. В. Киреев,
«Князь Святослав.». В. В. Киреев,

Как всегда начав первым, Святослав перешёл через Балканы, штурмом взял Филипполь (Пловдив) и подошёл к Аркадиополю (Люле-Бургаз). До Царьграда оставалось всего лишь 4 дня пути по равнине.

Считается, что Святослав совершил роковую ошибку, не пойдя далее, а удовольствовавшись от византийцев дарами. Но причины так поступить были объективными: отряды наёмных венгров и печенегов, присоединившихся ко Второму Дунайскому походу Святослава, покинули его, существенно уменьшив численность войск; Иоанн Цимисхий собрал войско, которое превосходило силы Святослава, но в Азии против него поднял мятеж Варда Фока - перемирие было выгодно обеим сторонам.

Через год, разгромив мятежников, Иоанн Цимисхий вторгся в контролируемую Святославом Болгарию во главе тридцати тысяч пехотинцев, пятнадцати тысяч всадников и флота, состоявшего из трёхсот боевых кораблей (огненосных триер, галей и монерий).

В битве у стен Преславы полегли почти все воины находившегося там восьмитысячного русского гарнизона. Воевода Свенельд с немногими уцелевшими воинами вынужден был отступать к Святославу.

Вскоре Святослав оказался запертым в Доростоле. 23 апреля 971 года, в день Святого Георгия, византийцы увидели перед городом русское войско, выстроившееся для битвы. Русские витязи стояли, «сомкнув щиты и копья», и раз за разом они отбили за день 12 атак врага. Лишь ночью отошли они в крепость, и началась осада, которая продолжалась 65 дней.

20 июля 971 года Святослав решил дать византийцам последний бой. Выслушав мнения дружинников (прорваться с боем из Доростола, тайно улизнуть ночью, вступить в переговоры), князь подвёл черту, сказав, что если не будем биться, погибнет слава, спутница русского оружия; лучше погибнуть в бою, «ибо мёртвые сраму не имут». Заботясь о своих воинах, Святослав подчеркнул, что если он падёт, то его воины вольны «сами о себе помыслить». «Где твоя голова ляжет, там и мы свои сложим», - таков был ответ дружины.

В ходе жестокой битвы русским воинам в какой-то момент удалось потеснить ромеев, но поднявшийся сильный ветер ударил им в лицо, запорошив глаза песком и пылью: «... говорят, что перед ромеями появился какой-то всадник на белом коне; … он чудодейственно рассекал и расстраивал ряды россов … Впоследствии распространилось твёрдое убеждение, что это был великомученик Феодор…».

Ранение Святослава и буря заставили русичей укрыться в Доростоле, а позже согласиться на переговоры, в ходе которых Святослав согласился отказаться от претензий на Дунайскую Болгарию, взяв за это дань на десять тысяч воинов. Он заключил мир с Византией, позволявший ему с дружиной спокойно вернуться на родину.

«Встреча Святослава с Иоанном Цимисхием». К. Лебедев, 1916 год.

«Встреча Святослава с Иоанном Цимисхием».

К. Лебедев, 1916 год.

Заключив мир с византийцами, Святослав пошёл на родину. Пошёл на ладьях, хотя воевода Свенельд звал его пробираться степью. Наверное, догадывался, а может что-то знал о том, что Иоанн Цимисхий срочно отправил к печенегам какого-то архиерея Феофила. Тот сообщил им, что Святослав с малой дружиной и большой добычей возвращается на родину морем, а основное его войско идёт сушей. В ответ Свенельд услышал: «Не пристало нам возвращаться на родину, спасаясь бегством». Ослабленное и немногочисленное войско Святослава попало в засаду, устроенную на острове Хортица печенегами. В тяжёлом бою полегла и верная дружина Святослава, пал в этой жестокой сече и он сам. Из черепа Святослава половецкий князь Куря, по старому степному обычаю, приказал сделать окованную золотом чашу для пиров, дав повод летописцу сказать: «Чужого искавши, своё потерял».

 *****

В своё княжение Святослав хотя и потерял голову, но, тем не менее, расширил Киевскую Русь от Волги до Кавказских гор и получил полное господство в Восточной Европе. Баланс сил в регионе резко изменился в пользу Руси. Обложив данью народы на востоке, он постепенно прибирал к рукам весь «Путь из варяг в греки», а придунайские земли Болгарии привлекли его тем, что были расположены на перекрёстке торговых путей, в том числе всех главных восточноевропейских речных путей - по Днепру, Дону, Дунаю и давали возможность контролировать весь европейский товарооборот.

Так что мечта Святослава о создании собственной империи вполне прагматична и достижима даже с его возможностями. Иное дело, что не имея отлаженного аппарата управления, зачатки которого едва появились в Киевской Руси того времени, такая империя держалась бы исключительно на авторитете правителя и мечах его дружины.

Однако история не терпит сослагательного наклонения, и Святослав, не став императором, а оставшись князем, тем не менее, своими походами настолько ослабил силы внешних агрессоров, что дал своим потомкам возможность и время укрепить Киевское княжество, объединившее политически большую часть племён русских славян.


назад