Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

«Скифская тактика» Северного лиса

Виктор Добров 8.09.2019

«Скифская тактика» Северного лиса

Виктор Добров 8.09.2019

«Скифская тактика» Северного лиса

Северным лисом, или Старым лисом Севера, его прозвали французы, в обществе он удостоился прозвища Старый Сатир, а в военной среде недоброжелатели частенько называли его Мастером ретирад (Ретирада - отступление, отход войск. Есть и другое значение этого слова - отхожее место, туалет, но предполагать, что недоброжелатели употребляли его в этом смысле, было бы слишком вульгарным), забывая при этом добавить, что отступая, он побеждал! Называя его лукавым царедворцем, никто не смел отрицать его превосходных дипломатических качеств и убедительных побед на этом поприще. Говоря о том, что он был бездарным полководцем, поскольку не выиграл ни одного сражения, умалчивают, что почти всегда противник превосходил его армию в численности, порой в тридцать раз, а выигранные сражения всё же были, как, впрочем, и поражения. Он никогда не мнил себя военным гением, но будучи твёрдым профессионалом, в конце концов, сумел переиграть именно гения войны и заслужить славу Спасителя Отечества.

Михаил Илларионович Кутузов - одна из самых сложных личностей русской истории, чья биография содержит немало неизвестных страниц, и чьё жизнеописание называют порой величайшим мифом.

 

*****

 

Старинный дворянский род Голенищевых-Кутузовых насчитывал около пяти веков и всегда давал России людей служилых по военной части. Так что сын генерала Иллариона Матвеевича Голенищева-Кутузова с полной уверенностью мог называть себя потомственным военным и свою дальнейшую жизнь связывал именно с армией. Более того, по настоянию отца он получил военное образование, поступив на артиллерийское отделение Объединенной Артиллерийской и Инженерной школы, которую закончил за два (по другим сведениям за полтора) года вместо положенных трёх, то есть досрочно, и был оставлен в ней на преподавательской работе. Первый офицерский чин инженера-прапорщика Михаил получил в 1761 году в шестнадцатилетнем возрасте. Тут следует пояснить, что в те времена для получения офицерского чина обязательным условием было поступление на военную службу рядовым. Постигая военную науку с самых низов, дворянин через некоторое время получал право держать испытание на офицерский чин и в зависимости от своих способностей получал его иногда весьма скоро, а порой ждал несколько десятков лет. Ещё бывали случаи производства в офицеры за храбрость в бою, и, наконец, можно было получить военное образование в специальных учебных заведениях, что значительно ускоряло карьеру.

Тогда военных школ в России, да и во всей Европе, было не так уж и много, а школа, которую закончил Кутузов, была средоточием военно-инженерной мысли России. Кроме обучения тактике, артиллерии, инженерному делу и точным наукам, в школе уделялось много времени изучению иностранных языков. Оснащённая специальным учебным полигоном, школа давала ученикам богатую практику, а, кроме того, в ней была прекрасная библиотека, музей, госпиталь и даже своя типография. Таким образом, выпускники получали превосходное, хотя и специализированное, образование и относились к военной элите империи.

Сам же Михаил, проявляя незаурядные способности к точным наукам, также блестяще овладел французским, немецким языками, изъяснялся по-польски, по-английски, по-шведски и по-турецки, знал латынь и всю жизнь обожал читать французские романы в оригинале. Разумеется, способности к наукам отнюдь не делают человека военным гением, но вот умением и учиться, и ещё более значительным умением - учить других, Михаил Кутузов овладел очень хорошо. Что же касается других его способностей, то буквально через год Кутузов получил весьма серьёзный придворный чин и, занимая солидную должность, мог сделать карьеру при дворе, но... произведенный через полгода в капитаны, по собственной просьбе в марте 1763 года он поступил командиром роты в Астраханский пехотный полк, в тот самый, который вскоре возглавил А. В. Суворов, навсегда связав свою жизнь с армией.

 

*****

 

Бытует мнение, что Кутузов был учеником Суворова. Безусловно, у Суворова было чему поучиться уже тогда, и, принимая во внимание подчинённое положение Кутузова, вывод кажется очевидным, но... они были слишком разными. Суворов отступать не умел совсем и напрочь отказывался обучать войска приёмам отступления, до конца жизни так и не признав отступление как вид обороны. «Оборонительная война не хороша, – говорил он князю Ауэрспергу, встретившись с ним на бале во дворце перед отъездом в Вену, – наступательная лучше. Французы на ногах, а вы на боку, они бьют, а вы заряжаете. Взведи курок, прикладывайся, а они Rinfreski (по-итальянски – прохладительное) – пропорция три против одного. Подите за мной, и я вам докажу». Маститые военные говорили, что Суворова можно победить, если расстроить ряды его атакующих солдат и заставить отступить, потому что они этому не обучены, а оборона и отступление, как известно, самый сложный вид боя. Вот только все эти умозаключения так и остались теорией, а Суворов так и не проиграл ни одного сражения. Однако, чтобы воевать как Суворов, нужно не только постичь его «Науку побеждать», но и обладать определёнными чертами характера. Суворов ломал общепринятые каноны, внедрял новаторские приёмы в ведение боя и, выстраивая стратегию сражений, знал, что его войска обучены его тактике. Именно, что его, те, которых он обучал лично, но Суворов никогда не имел возможности применить свою методику обучения для реорганизации всей армии.

Первый портрет был написан вскоре после окончания первой русско-турецкой войны. Кутузов изображён в мундире полковника Луган- ского пикинерного полка, командиром которого он был назначен в 1777 году. Неизвестный художник. 1770-е годы.

Первый портрет был написан вскоре после

окончания первой русско-турецкой войны.

Кутузов изображён в мундире полковника

Луганского пикинерного полка,

командиром которого он был назначен

в 1777 году.

Неизвестный художник. 1770-е годы.

Кутузов понимал, что, не обладая талантами своего командира, вести бой по-суворовски он не сможет, а, стало быть, должно быть что-то своё, присущее лишь ему... пока же следовало набираться опыта.

На русско-турецкой войне летом 1774 года в бою под Алуштой Кутузов со знаменем в руках повёл за собой гренадер Московского полка преследовать противника и был тяжело ранен - пуля через левый висок вышла у правого глаза. Результатом ранения стало косоглазие, но зрение у Кутузова сохранилось. Он был награждён орденом Святого Георгия 4-го класса и отправлен на лечение в Австрию за счёт императорской казны. За два года Михаил Илларионович побывал в Берлине и Вене, посетил Англию, Голландию, Италию. Он всерьёз углубил свои военные знания и... вступил в ряды масонов.

В то время масонство в русской армии было весьма распространено - чуть ли не две трети офицеров состояло в масонских ложах. Как говорил сам Кутузов, к масонам он пришёл, чтобы «смирить себя от бурь мира и века», но немаловажным было и то обстоятельство, что в рядах братства можно было завязать очень полезные знакомства и получить весьма существенную помощь. Вступив в масонскую ложу ещё в Пруссии, Кутузов впоследствии стал мастером - главой двух зарубежных лож и одной российской, но шведского обряда, получив имя «Зеленеющий лавр» и девиз: «Победами себя прославить». В целом, считается, что русское масонство преследовало гуманистические и просветительские цели, больше внимания уделяло этическим вопросам и представляло собой более духовное сообщество людей, единых в стремлении способствовать процветанию своего отечества и просвещённости, людей, живущих в нём. Однако цели их не столь невинны, как они заявляют, и все масонские сообщества рано или поздно становились вариантом закулисного управления людьми. Одной из задач, которые ставили перед собой эти тайные общества, значилось продвижение того или иного человека в сторону какой-то властной функции. С самого начала, когда кто-то вступал в масонские ряды, им говорилось о том, чтобы «все наши братья помогали другим нашим братьям, где бы они ни находились». И если у того или иного человека открывалась возможность продвинуть кого-то из вольных каменщиков на более высокую ступень, это была его масонская обязанность. Если в обществе обсуждался вопрос о ком-то, связанном с масонскими кругами, допустим, какой он хороший или плохой, собратья его должны были, не сговариваясь, всюду утверждать, что этот человек - самый лучший!

Помогали Кутузову в продвижении братья по ордену, или не помогали - не столь и важно, важно то, что его карьерный взлёт пошёл лишь на пользу России.

После завершения лечения Кутузов продолжил военную службу и в 1784 году получил чин генерал-майора, а через год возглавил корпус. В 1788 году под Очаковым Кутузов вновь был опасно ранен: пуля прошла навылет «из виска в висок позади обоих глаз», практически повторив прежнее ранение. И вновь для Кутузова всё закончилось относительно благополучно (со временем правый глаз видел всё хуже и к 1805 году полностью закрылся), и уже через 4 месяца он вернулся в строй.

В 1790 году Михаил Илларионович сумел отличиться при штурме Измаила, получив за свой подвиг орден Святого Георгия 3-й степени.

«Показывая собою личный пример храбрости и неустрашимости, он преодолел под сильным огнём неприятеля все встреченные им трудности; перескочил чрез палисад, предупредил стремление турок, быстро взлетел на вал крепости, овладел бастионом и многими батареями… Генерал Кутузов шёл у меня на левом крыле; но был правою моей рукою». (Из донесения генерала А. В. Суворова).

А. В. Суворов и М. И. Кутузов перед штурмом крепости Измаил в 1790 году.

А. В. Суворов и М. И. Кутузов перед штурмом

крепости Измаил в 1790 году.

Назначенный комендантом крепости, генерал Кутузов в июне 1791 года отразил попытки турок овладеть Измаилом, а затем внезапным ударом разгромил 23-тысячное войско сераскира Ахмет-паши при Бабадаге. В Мачинском сражении 9 июля 1791 года под командованием Н. В. Репнина Кутузов нанёс сокрушительный удар по правому флангу турецких войск. За победу под Мачином Кутузов удостоился ордена Святого Георгия 2-й степени.

После этого Кутузов принял участие в русско-польской войне, а в июне 1793 года он внезапно был послан в Константинополь для переговоров с турками о мире.

«… Никто не ожидал подобного выбора, поскольку хотя человек он умный и храбрый генерал, но однако никогда его не видели использованным в делах политических». (Из письма графа В. П. Кочубея русскому посланнику в Лондоне графу С. В. Воронцову).

Его действия были признаны успешными, и по возвращении в Россию в 1794 году Кутузов был назначен директором Сухопутного Шляхетского кадетского корпуса. На первой же проверке, окинув будущих подопечных взглядом, Михаил Илларионович произнёс: «С вами обходились как с детьми, а я буду обходиться с вами как с солдатами!»

За время своего директорства он улучшил финансовое состояние корпуса, обновил учебную программу и лично преподавал кадетам тактику и военную историю. При нём из стен Сухопутного шляхетского корпуса вышли будущие герои войн с Наполеоном: генералы К. Ф. Толь, А. А. Писарев, М. Е. Храповицкий, Я. Н. Сазонов и будущий «первый ополченец 1812 года» С. Н. Глинка.

Затем была дипломатическая миссия в Пруссию, не менее успешная, чем Стамбульская, должности инспектора войск в Финляндии, командира экспедиционного корпуса, направленного в Голландию, командующего армией на Волыни, военного губернатора Санкт-Петербурга и Выборга, за которыми последовала опала. В 1802 году Александр I снял Кутузова со всех должностей и отправил жить в поместье в Горошках на Украине, оставив за ним должность шефа Псковского мушкетёрского полка.

А потом был Аустерлицкий позор.

 

*****

 

В 1804 году Россия вошла в коалицию для борьбы с Наполеоном, и, исполняя союзнический долг, в августе 1805 года Российская империя отправила в Австрию две армии, одну из которых возглавил Кутузов.

50-тысячная армия Кутузова в условиях осеннего ненастья за 28 дней, пройдя в общей сложности до 700 верст (скорость движения равнялась 23-26 верст в день), получила приказ ускорить движение. Кутузов подчинился, и армия стала проходить 50-60 км в сутки, но с австрийскими союзниками соединиться не успела. Австрийская армия была наголову разбита Наполеоном в сражении под Ульмом, и Кутузов остался один на один с противником, обладавшим значительным превосходством в силах.

Сохраняя войска, Кутузов в октябре 1805 года совершил отступательный марш-манёвр протяжённостью в 425 км от Браунау к Ольмюцу и, нанеся поражение И. Мюрату под Амштеттеном 5 ноября 1805 года и Э. Мортье под Кремсом 11 ноября 1805 года, вывел свои войска из-под угрозы окружения. Историки называют это отступление («ретираду») «одним из замечательнейших образцов стратегического марш-манёвра», а современники сравнивали его со знаменитым «Анабазисом» Ксенофонта. Через несколько месяцев за успешную ретираду Кутузов был награждён орденом Святого Владимира 1-й степени. От Ольмюца (ныне Оломоуц) Кутузов предлагал отвести армию к русской границе, чтобы после подхода русского подкрепления и австрийской армии из Северной Италии перейти в контрнаступление. Его никто не слушал.

Александр I и австрийский император Франц II, сравнив силы противостоящих армий (объединённая русско-австрийская армия насчитывала 85000 человек при 250 орудиях против армии Наполеона в 72500 солдат при 330 орудиях), жаждали дать бой, Наполеон, впрочем, желал того же. Некоторое преимущество в людях давало российскому и австрийскому императорам надежду на победу над непобедимым Наполеоном, и Кутузову был отдан приказ дать генеральное сражение.

2 декабря 1805 года возле деревни Аустерлиц перед началом битвы состоялся разговор между Александром I и Кутузовым:

- Михайло Ларионович! Почему вы не идёте вперёд?

- Я поджидаю, чтобы все войска колонны собрались.

- Ведь мы не на Царицыном лугу, где не начинают парада, пока не подойдут все полки.

- Государь, потому-то я и не начинаю, что мы не на Царицыном лугу. Впрочем, если прикажете!

Русско-австрийская армия потерпела сокрушительное поражение, означавшее конец всей антифранцузской коалиции. Потери союзников - около 15000 убитых и раненых, 20000 пленных и 180 орудий. Потери французов составили 1290 убитых и 6943 раненых. Аустерлиц оказался первым за 100 лет поражением русской армии.

Спустя 7 лет после сражения под Аустерлицем Александр I скажет: «Я был молод и неопытен. Кутузов говорил мне, что надо было действовать иначе, но ему следовало бы быть настойчивее».

Ещё говорили, что если Кутузов лично и не проиграл битву, то он дал её проиграть, устранившись от командования. Так это или нет, но император Александр I получил хороший урок, и вместо опалы последовало, как уже ранее сообщалось, награждение Кутузова орденом и назначение его на пост Киевского военного губернатора.

Через 2 года Кутузов был отправлен на очередную войну с турками командиром корпуса. Из-за разногласий с командующим Кутузова отправили было в Литву генерал-губернатором, но затянувшаяся война с Турцией отвлекала российского императора от укрепления границ на западном направлении, и в 1811 году главнокомандующим Дунайской армией был назначен М. И. Кутузов. Дав решающее сражение туркам при Рущуке 4 июля 1811 года (15000 русских войск против 60000 турок), он нанёс противнику сокрушительное поражение. В ноябре Михаил Илларионович был возведён в графское Российской империи достоинство. 28 мая 1812 в Бухаресте Кутузов заключил мир, по которому Бессарабия с частью Молдавии переходила к России (Бухарестский мирный договор 1812 года). Это была крупная военная и дипломатическая победа России. Примечательно, что Бухарестский мирный договор был заключён менее чем за месяц до начала Отечественной войны 1812 года.

 

*****

 

В начале кампании 1812 против французов Кутузов находился в Петербурге на второстепенном посту командира Нарвского корпуса, а затем Петербургского и Московского ополчения. Назначение его на пост главнокомандующего российской армией состоялось 8 августа 1812 года под давлением высшей аристократии империи, которая требовала назначения командующего, пользующегося доверием в обществе.

10 дней до этого именным Высочайшим указом граф Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов был возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское Российской империи достоинство, с титулом светлости.

Кутузов перед битвой при Бородино. Литография Н. С. Самокиша, 1912 год

Кутузов перед битвой при Бородино.

Литография Н. С. Самокиша, 1912 год

Следует понимать, что предшественник Кутузова на посту главнокомандующего Барклай-де-Толли бездарностью не был, а напротив, был грамотным полководцем и прекрасным администратором. Но будучи шотландского происхождения, он для влиятельной при дворе «русской партии» был «немцем» и не вызывал доверия. К тому же патриотически настроенное дворянство было далеко не в восторге от его так называемой «скифской тактики» - «тактики выжженной земли», связанной с отступлением под давлением превосходящих сил противника.

Хотя стратегическое отступление 1812 года связывают, в первую очередь, с именами М. И. Кутузова, и М. Б. Барклая-де-Толли, стратегические планы войны с Францией оборонительного характера стали разрабатываться в Российской империи с февраля 1810 года, и известно более 30 различных имён авторов и более 40 документов этой тематики.

В мае 1811 года император Александр I высказал послу Франции в России Арману Коленкуру следующее: «Если император Наполеон начнёт против меня войну, то возможно и даже вероятно, что он нас побьёт, если мы примем сражение, но это ещё не даст ему мира... За нас - необъятное пространство, и мы сохраним хорошо организованную армию... Если жребий оружия решит дело против меня, то я скорее отступлю на Камчатку, чем уступлю свои губернии и подпишу в своей столице договоры, которые являются только передышкой. Француз храбр, но долгие лишения и плохой климат утомляют и обескураживают его. За нас будут воевать наш климат и наша зима».

Как показала практика, данная стратегия оказалась единственно верной в войне с Наполеоном, однако вся ответственность за его реализацию легла именно на Кутузова.

Перед отъездом в армию племянник Кутузова спросил полководца: «Неужели вы, дядюшка, надеетесь разбить самого Наполеона?» – «Разбить? Нет! А обмануть надеюсь!..»

Кутузов был убеждён, что, следуя подобному плану, можно обойтись без генеральных сражений, но... его не поняла бы ни армия, ни общественность. И Михаил Илларионович Кутузов решил дать Наполеону генеральное сражение. Одна из крупнейших битв XIX века произошла 7 сентября 1812 года под деревней Бородино.

Бородинское сражение длилось весь день и стало понемногу затихать только к 6 часам вечера. Потери с обеих сторон были огромными. Французы, по различным оценкам, потеряли от 30 до 40 тысяч человек убитыми и ранеными, потери русских, по неподтверждённым оценкам, - до 46 тысяч убитыми и ранеными.

Кутузов принял решение отойти с бородинской позиции, и поле боя осталось за врагом. Однако, как показали дальнейшие события, именно с Бородина начинается поражение Наполеона, выразившееся в его скором бегстве из России. Бородинская битва – единственный в истории войн пример генерального сражения, исход которого и та, и другая сторона сразу же объявили как свою победу, и празднуют её и по сей день, имея на то основания. Ни один из противников не решил своей задачи и не смог добиться существенного преимущества: Наполеон не сумел разгромить русскую армию, Кутузов – защитить Москву, которая была оставлена после совещания в Филях (ныне район Москвы). Тем не менее, 11 сентября Кутузов был произведён в генерал-фельдмаршалы.

Собственно, результат Бородинского сражения и последовавшее за ним оставление Москвы недоброжелатели и вменяют в вину Кутузову, «забывая» то, что Наполеон, фактически не проиграв Кутузову ни одного сражения, из шестисоттысячной армии потерял в России 350 тысяч убитыми и 130 тысяч пленными. В Европу вернулось 18 тысяч оборванных, обмороженных и полностью деморализованных солдат.

Безусловно, Наполеон был военным гением и по скорости мышления, и реакции на перемену обстановки, и быстрому принятию решений, Кутузов даже не пытался с ним соперничать, так как смотрел на вещи реально. Поэтому, сдав поле боя, он, сцепив зубы, ловя недобрые взгляды, продолжал следовать ранее разработанному плану, проявляя удивительную военную выдержку и терпение. Плану, который был результатом стратегического планирования и, нужно сказать, - великолепного! Потому, что в нём и выучка, и знания, и многолетний опыт полководца, всю свою жизнь посвятившего защите Отечества.

В январе 1813 года русские войска перешли границу - начался Заграничный поход русской армии 1813-1814 годов. 6 апреля 1813 года главнокомандующий простудился и слёг в небольшом силезском городке Бунцлау (Пруссия, ныне территория Польши), где и скончался 28 апреля в 67-летнем возрасте.

Похороны М. И. Кутузова. Гравюра М. Н. Воробьёва, 1814 год.

Похороны М. И. Кутузова.

Гравюра М. Н. Воробьёва, 1814 год.


назад