Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Строгановы – из истории русских Медичи

Семён Гудим 11.04.2019

Строгановы – из истории русских Медичи

Семён Гудим 11.04.2019

Строгановы – из истории русских Медичи

 

В апреле 1558 года Государь, Царь и Великий Князь всея Руси Иван Васильевич дарует Григорию Строганову «для своего рода» земли на Северо-Западе Урала, по рекам Каме и Чусовой, общей площадью 3,5 миллиона десятин. Как никому не известный род, с задворок нарождающегося русского государства, обрёл владения, сопоставимые по площади с современной Словакией? Откуда возникла и как развивалась одна из самых влиятельных династий будущей империи?

Бытует версия, согласно которой род Строгановых ведёт своё начало от родственника золотоордынского хана, принявшего православие и имя Спиридон, женившегося на родственнице Дмитрия Донского. Спиридон попал в руки к бывшим единоверцам и был предан мученической смерти: изрублен и «исстроган». Эта версия была изложена голландским путешественником и предпринимателем Николасом Витсеном в его книге «Северная и Восточная Тартария» (Тартария - западноевропейский картографический термин, использовавшийся для обозначения обширных территорий от Каспия до Тихого океана). Правдивость этой гипотезы весьма неоднозначна. Также стоит признать, что в нашем распоряжении не так уж много сведений о первых представителях династии Строгановых.

В целом, Спиридон - личность скорее легендарная, нежели историческая. Много более заслуживающей доверия кажется мне версия о новгородском происхождении Спиридона. Живший в XV веке Строганов Лука Кузьмич, возможно, являлся внуком Спиридона и обладал правом оброка в Двинской земле государя московского; при великом князе Иване III Лука Строганов уже активно борется с новгородскими боярами, пытавшимися присвоить строгановские оброчные земли. Уже тогда земли Строгановых были весьма обширны: Холмогоры, Падрин Погост, Матигорская лука, о. Кур (родина великого русского учёного, академика Михаила Васильевича Ломоносова). Также этот представитель фамилии Строгановых участвует в выкупе из татарского плена великого князя Василия Тёмного, но подробности нам, к сожалению, неизвестны. Лука Кузьмич - первый из семьи, о судьбе которого мы можем говорить с некоторой уверенностью, именно с него можно начинать достоверную и подтверждённую историю возвышения великой русской династии.

Аника (Аникей) Строганов - родоначальник графской династии
Аника (Аникей) Строганов - родоначальник графской династии

Сын Луки Кузьмича, Фёдор Строганов, расширяет владения семьи и переезжает в Сольвычегодск – будущую столицу торговой империи Строгановых. Основой грядущего процветания семьи становятся соляные промыслы. Простую поваренную соль, зачастую худшего, чем мы привыкли, качества, можно назвать нефтью средневекового мира. Разумеется, сравнение весьма условное, но в условиях слаборазвитой розничной торговли и постоянной нехватки продовольствия, в особенности в условиях скудных земель тогдашнего Русского государства, соль есть продукт первой необходимости.

Фёдора Строганова наследует его сын Иоанникий. Будучи человеком неуёмной энергии и предприимчивости, он начинает меновую торговлю пушниной с землями за Уралом, именно при нём Строгановы начинают постепенно проникать в Сибирь. Первые же торговые экспедиции приносят колоссальную прибыль. Европейская аристократия того времени испытывает крайний интерес к мехам (стоит вспомнить французскую аристократию в мехах или «Орден Горностая» Бретонского герцога). Торговля драгоценными мехами и солью становятся прочным фундаментом торговой империи Строгановых. Уже в этот период закладывается фундамент особых отношений Строгановых с властью. Именно Иоанникию Иван IV поручает надзор за иностранными купцами, проезжающими из Архангельска в Москву, в этот же период Строгановы становятся царскими банкирами и поставщиками товаров для царского двора. В Иоанникии помимо предприимчивости ярко проявляется ещё одна характерная для последующих поколений династии черта - глубокая набожность; он строит несколько церквей и в преклонном возрасте принимает монашеский постриг под иноческим именем Иоасаф. Семейные дрязги - проблема не новая, не избежали её и Строгановы; после смерти Иоанникия строгановская империя делится между его сыновьями - Григорием, Яковом и Семёном, отношения последнего с братьями столь ухудшаются, что дело доходит до царского суда - и Семён попадает в немилость. Владения династии разделяются меж потомками Иоанникия, но, тем не менее, семья продолжает богатеть.

Отдельно стоит коснуться взаимоотношений Строгановых с казачеством и их причастности к Сибирскому походу Ермака Тимофеевича. Земли Приуралья на тот момент можно назвать «Русским фронтиром». Именно вотчина Строгановых постоянно находилась под ударом кочевых орд Сибирского ханства, да и взаимоотношения с местным населением далеко не всегда были мирными и добрососедскими.

Первая попытка предприимчивых купцов закрепиться за Уралом закончилась весьма болезненным «щелчком по носу»: слобода, основанная Строгановыми за Уралом, была сожжена войсками сибирского хана Кучума, и, более того, в 1573 году уже владения самих Строгановых в Пермском крае подверглись татарским набегам. В таких непростых обстоятельствах самым разумным для купцов решением является создание небольшой частной армии. Вскоре Строгановы нанимают на службу порядка тысячи казаков огненного боя. Тысяча человек, вооружённых огнестрельным оружием, в условиях крайне небольшого населения тех мест - сила немалая, способная дать отпор практически любому агрессору, но и содержание её обходится крайне недёшево. Тем более, основной на тот момент строгановский источник доходов – соль - уже не приносит былого дохода: из более чем трёх десятков варниц соли работает лишь половина. Страна в этот период истории испытывает колоссальные трудности: незадолго до описываемых событий Москва была взята Девлет-Гиреем, что делало положение Строгановых крайне нестабильным. Находясь в столь отчаянном положении, государство использует войско Строгановых для защиты западных рубежей, самим купцам запрещается нанимать людей где-либо, кроме своих вотчин.

Ермак
Ермак

В таких условиях Строгановы вряд ли могли себе позволить участие в крайне дорогостоящей и опасной авантюре Ермака, хоть нужно отметить, что далеко идущие планы на освоение Сибири они бережно вынашивали годами, об этом свидетельствует грамота Ивана Грозного, дарующая Строгановым земли по рекам Обь, Иртыш и Тобол. Факт сотрудничества Ермака со Строгановыми не вызывает особых сомнений, но вот масштабы их участия в авантюре Ермака были преувеличены уже самими Строгановыми в куда более позднее время. Представители династии позже утверждали, что снарядили Ермака Тимофеевича и его людей в поход, выдали им пушки, пищали и отряд своих людей. Однако сведения, предоставленные казачьим посланником к царю, начисто опровергают эти данные: единственной помощью для казаков было разрешение нанять 60 человек в вотчине Строгановых. Соответственно можно прийти к закономерному выводу: Строгановы сыграли немаловажную, но совершенно не решающую роль в Сибирском походе.

18 Марта 1584 года на престол Русского царства вступает Фёдор I Иоаннович; он своей грамотой подтверждает все льготы и привилегии, дарованные Строгановым предшественниками. На этот момент земли клана всё ещё разделены между потомками Иоанникия, но совокупная их площадь превышает уже 8 миллионов десятин (примерный размер современной Португалии). В лихое Смутное время конца XVI - начала XVII веков Строгановы пытаются выстоять и остаться опорой государства, деньгами и силой поддерживают они царя Василия IV Шуйского и народные ополчения. За время Смуты клан Строгановых жертвует на благо отечества около 850 тысяч рублей. В 1610 году благодарный царь Василий Шуйский дарует им особый титул «именитых людей», чем фактически приравнивает купеческую династию к боярским родам, случай по тем временам уникальный. Оценил по достоинству деятельность Строгановых и Земский собор 1649 года, вынесший их права в отдельную статью «Соборного Уложения».

В восьмидесятых годах XVII века в истории фамилии Строгановых начинается новый этап: из трёх ветвей рода, берущих своё начало от Аникея Фёдоровича, две пресекаются - и единственным наследником всех капиталов семьи становится Григорий Дмитриевич Строганов. Сосредоточив в своих руках весьма значительное наследие предков (к тому времени более 10 миллионов десятин земли), Григорий Строганов приводит в порядок пришедшее в упадок за время раздробленности семейное дело. Продолжая семейную традицию «Именитых людей», Григорий Дмитриевич начинает оказывать всестороннюю поддержку молодому Петру Алексеевичу: так ещё до вступления на престол будущий император сталкивается с тем, что казна попросту пуста, и выплатить жалование стрелецким полкам невозможно - и Строганов платит. Оплачивает Григорий Строганов и постройку четырёх, хорошо вооружённых фрегатов, для нарождающегося флота молодого государя. Не обходится без участия Григория Строганова ни Северная война, ни Азовский поход; огромные деньги вливает он в государственную казну, огромные усилия вкладывает и в строительство кораблей. Пётр I симпатизирует Строгановым и дарует им новые земли за Уралом, в знак особого благоволения царь даже становится крестником второго сына Григория Дмитриевича.

В 1722 году сыновья Григория Николай, Александр и Сергей Строгановы получают титулы баронов Российской империи, что становится новой вехой в развитии династии. С этого момента Строгановы становятся не купцами, хоть и самыми состоятельными в империи, а кланом государственных деятелей и аристократов. Александр Строганов во время посольства ко двору императора Священной Римской империи германской нации Франца I был «… возведён, с нисходящим его потомством, в графское Римской империи достоинство». Фактически дарование Строгановым титулов стало не только следствием их заслуг, но и отражением реального могущества династии. Несмотря на весь блеск и титулы, именно с этого периода начинается упадок рода Строгановых. «Два человека у меня делают всё возможное, чтобы разориться и никак не могут!» - говаривала о нём и графе Нарышкине Екатерина Великая. К концу жизни Александру Строганову всё-таки удалось достичь поставленной императрицей цели - граф не только растратил огромное состояние, собранное предками, но и умудрился накопить более трёх миллионов долгов.

Строгановы полностью оправдали свой девиз: «Отечеству принесу богатство, себе оставлю имя». Их история всегда тесно переплеталась с историей Государства Российского. Купеческий род, понимающий интересы государства как свои, можно смело назвать уникальным парадоксом истории. После смерти Александра Строганова фамилия «русских Медичи» приходит в упадок. Никогда уже они не будут богатейшими людьми государства, но продолжат служить ему верой и правдой вплоть до Октябрьского переворота 1917 года, когда потомки некогда влиятельнейшей династии будут вынуждены покинуть страну.


назад