Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Чему нас учат сейчас?

Виктор Добров 8.03.2019

Чему нас учат сейчас?

Виктор Добров 8.03.2019

Чему нас учат сейчас?

 

В давнем разговоре с другом детства о системах образования нашей и зарубежных запомнилось одно его утверждение – дескать, в Штатах вузы выпускают уже готового технического специалиста, способного сразу после получения высшего образования полноценно работать инженером на производстве. Вообще-то, как выяснилось позже (не поленился проверить), оказалось, что всё вовсе не так радужно, но в США, да и в других развитых странах действительно существуют учебные заведения, «заточенные» под конкретные производства. Соответственно, «покупатели» от индустрии курируют эти вузы, бывает, даже оказывают им определённую финансовую поддержку, а то и вовсе содержат, и в рамках договоров начинают «охоту» на перспективных студентов едва ли не в первые годы их обучения. Примером тому может служить фильм «Фирма» (экранизация одноимённого романа Джона Гришэма), где главному герою, выпускнику Гарварда, предлагают после выпуска фантастические условия работы.

В целом, утверждение оказалось верным, но также верно и то, что среди выпускников этих учебных заведений существует свой конкурс и далеко не всем везёт получить приглашение на престижную и высокооплачиваемую работу. При этом очевидно, что молодой специалист, каким бы талантливым ни был, не станет сразу вровень с опытным работником и, соответственно, будет начинать карьеру не с высших должностей, пусть и в элитной команде. Такая ситуация одинакова для любой страны, если, разумеется, в дело не вмешиваются протекционизм, местничество и т.п. И всё же что-то в этом утверждении казалось неверным, что-то смущало и не давало целостной картинки...

В 2014 году, после начала событий на Донбассе, точку зрения Соединённых Штатов Америки на происходящее регулярно озвучивала официальный представитель Государственного департамента США Дженнифер Псаки. Её оговорки и путаница фактов на пресс-конференциях вызвали смех во всём мире и выставили американцев не в лучшем свете. Истинная же подоплёка этого шоу, названного впоследствии «Феномен Псаки», заключалась в том, что таким образом руководство США избегало необходимости ответов на «неудобные вопросы» в период международной нестабильности. И выставив на всеобщее обозрение малообразованную (по мнению СМИ) и не слишком умную сотрудницу, правительство США весьма эффективно отвлекало внимание общественности от событий на Украине, выигрывая время. А позже все нелепости и оговорки (например, «ошибочно» озвученный закон о расширении санкций против Российской Федерации) были изящно объяснены трудностью перевода, и никто увольнять и наказывать Псаки даже не подумал.

Дженнифер Псаки - официальный представитель Государственного департамента США в 2013-2015 гг.
Дженнифер Псаки - официальный представитель Государственного департамента США в 2013-2015 гг.

Итак, как ранее было написано, малообразованную. Для нашего соотечественника является совершенно неприличным путаться в географических названиях, и это относится именно к образованию (школьному!), а не к эрудиции. Но почему мы думаем, что так заведено у всех. Та же Псаки закончила Колледж Вильгельма и Марии - государственный исследовательский университет в городе Уильямсберге (Виргиния, США). Учебное заведение существует с 1693 года и является вторым (по времени основания) высшим учебным заведением США после Гарвардского университета. В рейтинге лучших американских государственных вузов, по версии журнала Forbes за 2009 год, колледж занял 4-е место. И выпускница этого колледжа сделала вполне успешную карьеру на государственной службе, заняв достаточно высокую должность в администрации США. Стало быть, по меркам США была достаточно образованной. Объективности ради, далеко не каждый наш соотечественник может вот так, со старта, перечислить все 50 штатов Америки или, например, 29 штатов и 7 территорий Индии. Однако, попадая на службу, требующую специализированных знаний, мы просто обязаны проявлять компетентность и, следовательно, учиться новому. А американцы над этим не заморачиваются. Почему?

В работах доктора философских наук В. В. Афанасьевой об образовании прозвучала очень ёмкая характеристика данного феномена: «Знания заменятся компетенциями и получением навыков, пригодных для успешной карьеры и необходимых работодателю, который и будет их оценивать... Вместо защиты диплома будут представляться проекты для работодателя. Поскольку подобное «образование» должно представлять собой приобретение конкретных компетенций, нужных в данный момент работодателям, для полноценного преподавания оставят только часть предметов. Остальные, в первую очередь, гуманитарные, дисциплины переводят в онлайн-обучение.

Образование становится «кастовым». Фундаментальное образование сохраняется только для избранных (богатых или очень способных) - это дорогое, «человеческое» образование. Для большинства будет доступным лишь дешёвое, компьютерное обучение».

Д. Н. Песков, один из руководителей «Агентства стратегических инициатив», в открытой лекции конкретизирует модель «кастового образования»: «Одна группа людей - это те, кто управляют; вторая - это так называемые «люди одной кнопки», которые должны обладать не умением и навыками руководства и творчества, а всего лишь способностью пользоваться готовыми разработками».

И самое тревожное то, что в этих работах речь идёт не о каком-то там иноземном образовании, а об отечественном.

В сентябре 2003 года  Россия присоединилась к Болонскому процессу. Данный процесс был призван создать единое европейское пространство высшего образования, так как сегментация европейского высшего образования в Европе мешает развитию науки и образования.

В принципе, цель, на первый взгляд, достойная и благородная. Унифицированная и единая для всех система даёт возможность успешно трудоустроиться в любой стране, принять участие в международных образовательных проектах, финансируемых Европейской комиссией, проводить студенческие обмены, способствуя сближению народов. Разумеется, реформы не всегда проходят безболезненно, но всё же... ради такой цели!

Сегодняшний результат этих преобразований выводит О. Н. Четверикова: «Итогом «болонизации» стали снижение уровня массового образования, фрагментация знаний (в силу ориентации на узких специалистов), делающая невозможным формирование критического и аналитического мышления, пассивность студентов (из-за отсутствия широкой информации о самом процессе и из-за того что все решения уже приняты наверху, а участие студентов не только не поощряется, но грубо подавляется); общая путаница и снижение качества образования». Собственно, это не единственное мнение, и авторы французских исследований 2008 года «Кошмар Гумбольдта», «Губительные последствия университетской «модернизации» в Европе», «Европейская Лиссабонская стратегия, на пути к рынку исследований» оценивают Болонский процесс достаточно жёстко и критично.

Главное здание кампуса Стелленбосского университета
Главное здание кампуса Стелленбосского университета

Почему же вышло так плохо?

Вспомним некоторые аспекты советской системы среднего и высшего образования. Фундаментальность и универсальность - то, что давало возможность выпускнику школы поступить в любой вуз без дополнительных репетиторов. Систему контроля знаний (экзамены), дававшую возможность критично оценить уровень учащегося, сменила система тестов, позволяющая угадывать ответы на конкретные вопросы. Про то, что абсолютно всё советское образование было бесплатным, сейчас лучше не упоминать вообще.

Да, была политизированность образования, была цензура, налагающая ряд ограничений в рамках советской идеологии на ту же иностранную литературу, например. Но, кстати, когда в 90-х начали усиленно переводиться на русский язык ранее неизвестные труды любимых иностранных авторов, то многих читателей постигло разочарование. Оказывается, цензура выбирала из того, что переводилось, самое лучшее, и советский читатель был очень хорошо знаком с творчеством классиков мировой литературы, а то, что не было детективов Джеймса Хедли Чейза или любовных романов Эммануэль Арсан, то и не велика потеря.

Всё это начали активно заменять западными «передовыми» инновациями, не слишком озаботившись их адаптацией, и нынешний выпускник школы, не получивший дополнительной специализации (углублённого изучения каких-либо предметов), пополняет армию неквалифицированных рабочих. Высшее образование для такого выпускника доступно лишь самое дешёвое, позволяющее в дальнейшем стать в стройные ряды «офисного планктона» управленцем низшего звена, - какая база, такая и надстройка. Но многих это нисколько не смущает - всё как у всех, а ещё вера в «равные возможности» и в «великую мечту». Оттуда. Вместо идеологии...

Сейчас ещё сильны вековые традиции, ещё не полностью разрушена наша старая система образования, но также не создана и новая, а в школах на смену дисциплинированности и мотивированности учеников постепенно приходят их вседозволенность в поведении и безразличие к учёбе. Может, уже не нужны люди образованные, ведь очень сложно управлять личностью, склонной к свободомыслию и независимости суждений, а нужны такие, которые ради карьеры не побоятся выставить себя на посмешище, потому как всё равно не поймут причины этого смеха. Зато они послушны и управляемы, могут довольствоваться малым, а ради большего пойдут на всё. И, главное - их очень легко заменить, выбрав из тысяч других и даже выписав из-за рубежа, - образование-то унифицированное и, стало быть, одинаковое.

У входа в один из старейших учебных заведений Южной Африки Стелленбосский университет висит следующее сообщение:

«Уничтожение любой нации не требует атомных бомб или использования ракет дальнего радиуса действия. Требуется только снижение качества образования и разрешение обмана учащимися на экзаменах.

Пациенты умирают от рук таких врачей. Здания разрушаются от рук таких инженеров. Деньги теряются от рук таких экономистов и бухгалтеров. Справедливость утрачивается в руках таких юристов и судей.

Крах образования - это крах нации».


назад