Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Победа. Одна на всех, но очень разная

Артём Артёмов 7.05.2019

Победа. Одна на всех, но очень разная

Артём Артёмов 7.05.2019

Победа.

Одна на всех, но очень разная

74 года назад наши деды, прадеды, бабушки и прабабушки победили в самой страшной и кровопролитной войне в истории. Никогда ещё война не собирала такую обильную жатву человеческими жизнями, никогда ещё не было таких масштабов выжженной земли, спаленных деревень, разрушенных городов, исковерканных судеб.

Однако 74 года срок большой, и уже почти не осталось участников той войны, а если и остались, то доживают свой век в годах преклонных, в своих стариковских воспоминаниях и нетвёрдой памяти и походке, почти никому не нужные. При средней продолжительности жизни в нашей стране 66 лет и 77 лет, у мужчин и женщин соответственно, даже поколение детей войны, и те почти все ушли. А вместе с ними ушла и живая память о тех годах, оставив последующим поколениям память генетическую, не имеющую конкретных форм.

Именно они, ушедшие, знали, как надо праздновать этот день, только они, не задумываясь, смеялись и плакали, и гладили по головкам детей и внуков, ради которых было это все. «Никто не забыт, ничто не забыто!» – вот лозунг тех лет. Он ёмко включал в себя все беды и ужасы, все подвиги и жертвы, любовь и ненависть в их крайних проявлениях, так как на войне по-другому не бывает. Об этом не надо было говорить, они это понимали, без слов, одним взглядом обмениваясь эмоциями и чувствами.

А сейчас царит растерянность. Люди, не пережившие и толики того, что выпало на долю ветеранов войны и труда, терзаются и мечутся, стараясь понять и вычленить из этого события главное. Отсюда и все эти публичные воззвания и обращения с экранов телевизоров, из динамиков радиоприемников и страниц соцсетей, которые больше похожи на методические указания по празднованию Дня Победы.

Для одних важным являются жертвы войны, в них они видят её суть, предлагая в этот день посыпать голову пеплом и страдать о прервавшихся линиях жизни миллионов соотечественников и людей, носящих другую форму и разговаривающих на других языках. «Чему можно радоваться, когда столько людей было убиты?» – вопрошают они. И отчасти, конечно же, правы, но только отчасти.

Для других смысл Дня Победы - в самой победе. «Ничто не зря!» – утверждают они. Главное - мы победили, враг не прошёл! Да здравствует Красная Армия! Иные осторожно поправляют, что не Красная, а русский солдат. Третьи разводят руками и вопрошают: «А как же грузины, таджики, карелы и прочие?» Но это всё же детали, главное – Победа! Ура!

Недавно, в преддверии праздника мне прислали короткое видео, озвученное гнусавым голосом, где на фоне документальных кадров цитируется писатель Астафьев, который был ярым антисталинистом и доверял цифрам, придуманным Солженицыным. Он в своё время писал: «Советская военщина самая подлая и тупая из всех! Это она победила 1:10». Писатель и другие, склонные считать аналогично, конечно никогда не удосуживались сравнить цифры потерь на фронтах, а если эти данные им и попадали в руки, то они от них отмахивались, так как статистика ломала их стройное мировоззрение. А данные таковы: в СССР на фронтах и госпиталях погибло 6800000 человек, из плена не вернулось 1850000 человек. Потери гражданского населения в зоне оккупации - 13684700 человек, из них: преднамеренно истреблено - 7420400 человек, погибло на принудительных работах в Германии - 2164300 человек, погибло от голода, болезней и отсутствия медицинской помощи – 4100000 человек. По результатам комиссии ВС РФ безвозвратные потери вермахта, войск СС и прочих военных формирований Третьего рейха, действовавших на советско-германском фронте, составили 7181100 человек. Безвозвратные потери войск союзников Третьего рейха составили в общей сложности 1468145 человек. Число погибших солдат составляет 4270700 и 806000 человек соответственно.

Конечно, в эпоху социальной инженерии от цифр, полученных в результате исследований, можно легко отмахнуться, так же легко, как трясти пробиркой с мелом на заседании ООН. А взамен придумать свои цифры, как Александр Исаевич нафантазировал про ГУЛАГ, как Астафьев, суммируя все потери, военные и гражданские, сообщает читателям о победе ценой 1:10, хотя потери на фронте вполне себе сопоставимы. Обвиняя при этом советскую военщину, он подспудно возлагает ответственность за потери на оккупированных территориях и в плену на Советский Союз, что конечно не логично, и оправдывается исключительно ненавистью к своей стране.

Одна женщина, не будем здесь её называть, на правах детского психолога, безапелляционно в своей статье сообщает о недопустимости одевания детей в военную форму, для фото, например, особенно времен Великой Отечественной войны, так как «её наши предки одевали перед гибелью», и мы тем самым в детской психике делаем установку на смерть. Она вопиет от того, что взрослые покупают детям пилотки, игрушечные автоматы и танки. «Как можно,– кричит она, - программировать детей на войну?!» При этом она ни словом не обмолвилась, конечно, о мультиках с монстрами, о голливудских ужастиках, о роботах-убийцах и роботах-трансформерах. И, само собой, ей безразлично отношение родителей и самих детей к церкви и Богу, потому что все её призывы больше напоминают неграмотные деревенские суеверия, и ничего другого.

По данному поводу отмечу одно: психологи, в том числе и выступающие на правах детских, не всегда бывают умными, так же, как писатели не всегда бывают порядочными. Ну, или, по крайней мере, каждый имеет право заблуждаться.

Почти ушло поколение, одевающее ежегодно на праздник старенькие, затёртые пиджаки с медалями и орденами, радостно встречающиеся в парках и на парадах. Они знали, как надо праздновать, но никого этому не учили, ни на чём не настаивали, не проклинали, не говорили лозунгами. Они проживали в этот день свою молодость, насыщенную смертями и дружбой. И почти ни о чём не рассказывали нам, так как передать ЭТО словами человеку, изучившему войну по скупым страницам школьного учебника истории и художественным фильмам, невозможно. Мы же дерём глотки, настаивая на своём восприятии тех событий и навязывая это поверхностное остальным.

В надписи на стекле машины «Можем повторить», Познер видит не намерение (пусть и наивное) дать отпор в случае возникновения угрозы, а лишь готовность «снова потерять почти тридцать миллионов человек, готовы на то, чтобы ещё десятки миллионов стали калеками, чтобы миллионы детей выросли сиротами или без отцов, чтобы тысячи наших сел и городов были снесены с лица земли, чтобы наша страна была отброшена на несколько десятилетий». Умение поставить все с ног на голову, а потом и осудить - главная черта современных «властителей дум».

С экранов телевизоров в эти дни говорят о доблести простого солдата, при этом замалчивая военный гений командующих дивизиями, армиями, фронтами. И полнейший запрет лежит на упоминании роли Верховного Главнокомандующего, держащего в своих руках все нити производства, тылового обеспечения, военной стратегии и тактики. Он, голословно осуждённый и заклеймённый Хрущевым и Солженицыным, под рукоплескание мировых элит, вынесен с олимпа победителей, почти так же, как ночью из мавзолея. Ему не могут простить строгости и честности, при нём не было коррупции, строились заводы, армия стала сильнейшей в мире. Ему ставят в вину репрессии против доносчика Мейерхольда, арест и гибель от истощения в блокадном Ленинграде предателя Хармса, который заявил, что «Если же мне дадут мобилизационный листок, я дам в морду командиру, пусть меня расстреляют; но форму я не надену и в советских войсках служить не буду, не желаю быть таким дерьмом. Если меня заставят стрелять из пулемёта с чердаков во время уличных боёв с немцами, то я буду стрелять не в немцев, а в них из этого же пулемёта». Возможно, для многих моих современников это всё же не основание для ареста, тем более, что радио «Эхо Москвы» ежедневно призывает к тому же, причём на государственные деньги Газпрома, но для неискушённых людей того времени, отдающих все силы в тылу и жизни на фронтах, это заявление выглядело предательством.

Мой дед, прошедший войну от начала и до конца, в пехоте и разведке, все эти годы сохранял любовь к своей стране и доверие к её руководству. Не изменил он этим принципам и позже. Ему и его сослуживцам я буду верить больше, чем тем, кто будет доказывать губительность политики тех лет и универсально обосновывать свои доводы губительной жаждой власти вождя.

Война была нам искуплением, и шансом. Победы не могло быть без всеобщего покаяния, в том числе и того, кто стоял у руля страны. С самого начала войны в храмах молились о даровании Господом победы, стали открываться церкви и монастыри. В 1943 году в России вновь появился Патриарх.

Вот так предвидя, писал Серафим Вырицкий ещё в 1939 году:

 

Пройдёт гроза над Русскою землёю,

Народу русскому Господь грехи простит.

И крест святой Божественной красою

На храмах Божиих вновь ярко заблестит.

И звон колоколов всю нашу Русь Святую

От сна греховного к спасенью пробудит,

Открыты будут вновь обители святые,

И вера в Бога всех соединит.

 

С праздником Вас! С днём, когда надо скорбеть, с днём, когда надо радоваться, вспоминать, мечтать, надеяться! С Днём Победы!


назад