Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

4 июня 1923 года. Принял первых заключённых Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН)

- 04.06.2018

4 июня 1923 года. Принял первых заключённых Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН)

- 04.06.2018

4 июня 1923 года. Принял первых заключённых Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН)

 

Беспокойство и смута, охватившие население Российской империи в 16-17 годах, не обошли стороной и Соловецкие острова. Монахи этого северного монастыря жили в те годы неспокойно, разделившись из-за внутренних разногласий на два лагеря. Вражда началась с 1913 года, когда часть братии была вовлечена в смуту против настоятеля архимандрита Иоанникия. Возмущение было вызвано властным характером настоятеля, который старался поддерживать соответствующий монастырскому уставу порядок во вверенной ему обители. При нём был устроен скит на Кондострове с храмом в память святителя Николая, вмещающим до 500 молящихся, создана система судоходных каналов между 12 озерами, причём по каналам проходили не только лодки, но даже маленькие паровые катера. В 1910-1912 годах с южной стороны монастыря была построена единственная в России монастырская гидроэлектростанция мощностью 40 кВт, в 1914-1916 годах построены радиотелеграфная станция, обеспечившая связь с материком, келейный корпус на острове Большая Муксалма. Усилиями архимандрита Иоанникия 4-классное монастырское училище было выведено на уровень семинарии добавлением ещё 4-х богословских классов. Эти труды и успехи многие трактовали как лишнее и обременительное для монашествующих, не приближающее к Богу, а удаляющее от поста и молитвы.

После февральской революции 1917 года Синод внял жалобам некоторых монахов и отправил Иоанникия на почётный отдых с правом сохранения покоев и жалования. Тогда на собрании 1 сентября 1917 года на Соловках состоялись официальные выборы настоятеля в присутствии члена Святейшего Синода Преосвященного Иосифа (Петровых), епископа Угличского. Преосвященный Иосиф совершил Божественную Литургию, затем молебен Соловецким Святым, после чего собор старшей братии большинством голосов избрал архимандрита Вениамина настоятелем (70 голосов из 80). Позднее в Соловецком лавсаике – рассказах о соловецких боголюбцах, подвизавшихся в 1917–1923 годах, – архимандрит Вениамин с горечью писал: «Тяжело жилось монахам в эти смутные годы. Братия разделились на два лагеря и враждовали между собою, не было покоя в их душах и менее всего были заняты они думами о своём душевном спасении».

Жил тогда в монастыре некто о. Гурий. Именно он на пороге смены эпох уподобился нескольких видений, касающихся нестроения жизни монастыря. Первый раз во сне к нему приходил основатель обители св. Зосима и просил передать братии, чтобы они прекратили смуту и нестроения, ибо небесные ходатаи за святую обитель сильно скорбят о ней, так как гнев Божий невидимо надвигается на неё. В 1920 ему было повторное видение: Божия Матерь посетила соловецкого «чудака», как стали называть о. Гурия братия после пересказа им своих видений. Неуклонно и грозно вещала Она ему: «Грехи монастыря соловецкого тяжки. Грешны и старшие, и младшие. Старшие виноваты тем, что обижают и притесняют младших, а младшие грешны тем, что, не терпя сих утеснений и не желая в скорбях спасаться, наушничают власть имущим на деяния старших. Те и другие не хотят терпеть скорбей от ближних. Если не одумаются и не примирятся, то кара Божия постигнет их неминуемо».

3 февраля 1919 года «белое» правительство Миллера-Чайковского, которое поддерживали «западные демократии», приняло постановление, по которому граждане, «присутствие коих является вредным… могут быть подвергаемы аресту и высылке во внесудебном порядке в места, указанные в пункте 4 настоящего постановления». Указанный пункт гласил: «Местом высылки назначается Соловецкий монастырь или один из островов Соловецкой группы…».

В мае 1920 года на архипелаг пришла советская власть, и монастырь был закрыт, и вскоре на Соловках были созданы две организации: лагерь принудительных работ для заключения военнопленных Гражданской войны и лиц, осуждённых на принудительные работы, и совхоз «Соловки». На момент закрытия монастыря в нём проживали 571 человек (246 монахов, 154 послушников и 171 трудник). Часть из них покинули остров, но почти половина осталась, и они стали работать вольнонаемными в совхозе.

В конце мая 1923 года на территории монастыря произошёл очень сильный пожар, который продолжался три дня и нанес непоправимый ущерб многим древним сооружениям.

В начале лета 1923 года Соловецкие острова были переданы ОГПУ, и здесь организовали Соловецкий лагерь принудительных работ особого назначения (СЛОН). Лагерю были переданы почти все постройки и угодья монастыря, было принято решение «признать необходимым ликвидацию всех находящихся в Соловецком монастыре церквей, считать возможным использование церковных зданий для жилья, считаясь с остротой жилищного положения на острове».

7 июня 1923 года на Соловки прибыла первая партия заключённых. Вначале все заключенные мужчины содержались на территории монастыря, а женщины – в деревянной Архангельской гостинице, но очень скоро лагерем были заняты все монастырские скиты, пустыни и тони. А уже через два года лагерь «выплеснулся» на материк и к концу 20-х годов занял огромные пространства Кольского полуострова и Карелии, а сами Соловки стали лишь одним из 12 отделений этого лагеря, игравшего заметную роль в системе ГУЛАГ.

Фёдор Иванович Эйхманс (1897-1938) - первый комендант Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН). 22 июля 1937 года арестован в ходе ликвидации старых кадров в НКВД. Расстрелян 3 сентября 1938 года. Реабилитирован 25 июля 1956 года (кстати, факт его реабилитации во времена «оттепели» у всех обличителей сталинизма не вызывает никаких вопросов к процессам хрущевской реабилитации в целом).

Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) - один из первых советских лагерей. За первые семь лет существования Соловецких лагерей число заключенных увеличилось с 3 тысяч до 60 тысяч. В лагере существовала особая система наказаний. К примеру, крутую лестницу в 365 ступеней, которая вела на Секирную гору, обустроили под место для казни. Заключённого, который в чём-либо провинился, привязывали к бревну и сбрасывали вниз с лестницы. Естественно, в конце лестницы человек уже был мертвым. Существовали ещё более чудовищные способы пыток. Заключенных ставили «на комаров», то есть раздевали и привязывали к дереву, а бесчисленные укусы насекомых довершали дело.

Садизм и насилие в Соловецких лагерях имели место не всегда и касались далеко не всех, но всё же подобные случаи нельзя назвать единичными. Видимо, поэтому в 1937 году лагеря были реорганизованы в Соловецкую тюрьму ГУГБ НКВД, которая была закрыта в самом конце 1939 года.

За 16 лет существования на Соловках лагеря и тюрьмы через острова прошли десятки тысяч заключённых, среди которых представители известных дворянских фамилий и интеллигенции, крупные учёные самых разных отраслей знаний, военные, крестьяне, писатели, художники, поэты. Соловки стали местом ссылки многих иерархов, священнослужителей, монашествующих Русской Православной Церкви и мирян, пострадавших за веру Христову. В лагере они были примером истинного христианского милосердия, нестяжательства, доброты и душевного спокойствия. Даже в самых тяжёлых условиях священники до конца старались исполнить свой пастырский долг, оказывая духовную и материальную помощь тем, кто находился рядом.


назад