Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Доблести зримое воплощение

Виктор Добров 12.10.2018

Доблести зримое воплощение

Виктор Добров 12.10.2018

Доблести зримое воплощение

 

Виктор Добров

 

С давних времён понятие награды возникло как значимый ответ на продуктивную деятельность человека, знаменуя собой признание его заслуг. И если, например, для правителя наградой являлось расширение границ государства (племени, рода), упрочение его влияния среди соседей, уважение подданных, то вот тех же подданных (помощников, соратников), заслуживших награду, правитель уже должен был награждать сам. Нетрудно догадаться, что награждал правитель тем, что имелось в достатке у него - землями, деньгами, должностями, но вот в какой-то момент...

Шейные гривны и наградные монеты

Шейные гривны и наградные монеты

Представим себе строй легионеров Древнего Рима. Одинаковые форма (доспехи), экипировка, вооружение - отличить можно лишь солдата (легионера) от офицера (кентуриона, трибуна, легата). А как отличить заслуженного легионера-ветерана от легионера-новичка? Разумеется, для опытного командира это не было проблемой, но вот для гражданского населения...

Римский народ, встречая победившую армию, устраивал ей триумф - торжественную встречу, и для военачальника он являлся высшей наградой, которой мог удостоиться лишь тот, кто вёл войну в качестве главнокомандующего. Триумфатор надевал вышитую пальмовыми ветвями тунику, украшенную золотыми звёздами пурпуровую тогу, позолоченную обувь, в одну руку брал лавровую ветвь, в другой держал богато украшенный скипетр из слоновой кости с изображением орла наверху; на голове его был лавровый венок. Если лавровые венки в такой день надевал весь народ (кстати, слово «лауреат» означает «увенчанный лавром»), то над головой триумфатора государственный раб нёс ещё и золотой венок. В обязанности этого раба также входило напоминать триумфатору, что тот всего лишь смертный, и ему не следует слишком гордиться. По окончании праздника золотой венок по традиции отдавался в дар храму Юпитера, но триумфатор получал право в праздники носить триумфальное одеяние. А как же простые легионеры?

Уже тогда были введены особые наградные бляхи из меди и серебра, называемые фалерами (термин «фалеристика» произошёл именно от этого слова), а также браслеты и ожерелья, флажки, декоративные копья, венки различных степеней достоинства - специальные знаки отличия, которые показывали оценку данного воина другими воинами и ими, прежде всего, опознаваемыми. Разумеется были и другие виды наград: деньги, больший по сравнению с остальными размер добычи, трофеи в виде оружия или украшений с поверженных противников, внеочередное повышение в чине, двойное жалование и дополнительный паёк, публичная благодарность... но ценность именно знаков отличия для престижа легионера как профессионала намного превышала их реальную материальную стоимость: «что такого ценного заключают в себе: венок, расшитая тога…в них заключается не самая почесть, а только внешние знаки почестей» (Сенека, «О благодеяниях, I, 5»).

Удивительно, но в рабовладельческом Древнем Риме, где, кстати, права рабов были прописаны законодательно, существовали награды и для рабов!

Естественно, что для раба свобода являлась самой желанной наградой, и законы Рима позволяли её обрести несколькими способами. Например, выкупиться, стать вольноотпущенником или... завоевать! Да, свободу именно завоёвывали те, кто сражался на аренах на потеху публике - гладиаторы. За победу в бою они могли получить пальмовую ветвь или лавровый венок, но рудис - деревянный меч, подтверждавший высокое гладиаторское мастерство, становился также символом освобождения.

Также правители Рима, стремясь увековечить свои деяния, ввели ещё один вид наград - особый вид монет, не имевших покупной способности, зато считавшихся достаточно почётными наградами и, по сути, ставшими прообразами медалей.

Все эти наградные традиции, в той или иной мере, остались и после падения античного мира у его наследников и преемников, постепенно превращаясь в наградную систему, разумеется с добавлением новых обычаев и правил.

Так, например, производство в кавалеры ордена изначально подразумевало не получение орденского знака в качестве награды, а получение членства в привилегированной организации, которое жаловалось правителем как признание заслуг и служило знаком приближённости к высшим лицам государства. Ношение же знака, вышитого на одежде, а позднее изготовленного из драгоценных металлов, служило лишь символом принадлежности к ордену и отличало членов ордена по занимаемой ступени в иерархии (впоследствии это привело к разделению ряда наград на степени). Иными словами, орденом не награждали - в него принимали или посвящали. А поскольку орден имел ограничение на количество членов, то принадлежность к привилегированной касте была весьма престижной и почётной.

Орден Святого Георгия, Георгиевский крест и Георгиевская медаль с надписью «За храбрость».

Орден Святого Георгия, Георгиевский крест и Георгиевская медаль с надписью «За храбрость».

На Руси же первые свидетельства награждения воинов за ратные подвиги датируются X-XI веками и связаны с приходом варяжских князей. Следует сказать, что варяги - это отнюдь не отдельная народность, а военное образование из различных этнических групп, то есть военное братство или своеобразный военный орден. Со своей чёткой иерархией, обычаями, традициями. И заслуженные воины этого братства носили на шее серебряные или золотые гривны – знаки, полученные за военные подвиги.

Как украшение гривна появилась в бронзовом веке. В древней Мидии и Персии её носили знатные мужчины и женщины. У галлов она была сначала женским украшением, затем знаком достоинства мужчин-вождей. А вот у римлян гривна (torques) уже служила наградой за боевые отличия и неудивительно, что этот обычай был подхвачен варягами. А кроме статусности гривна сама по себе имела большую материальную ценность, принималась в качестве денежной единицы и равнялась стоимости хутора на пять-семь дворов. Или лучшего боевого коня. А боевой конь стоил двадцати коров или десяти обычных коней. Впрочем, шейные гривны, выданные в качестве награды, продавались крайне редко.

Позже в XV-XVII веках участники сражений стали награждаться «золотой деньгой». Это были специально отчеканенные монеты, выполнявшие роль наградных медалей. Например, в 1654 году в связи с воссоединением Украины с Россией воинам Богдана Хмельницкого было вручено от имени русского царя свыше 70 тысяч специально изготовленных золотых наградных монет.

Золотые награды высших достоинств носились на Руси на золотых нагрудных цепях, а также пришивались на шапку или на левый рукав кафтана.

И, наконец, при Петре I наградная система России приняла упорядоченный и стройный вид. Император внедрил не просто наградную систему, но и ввёл, по сути, награды нового образца, сделав систему отличную от европейской. Учредив ордена, предназначавшиеся для награждения дворян, и первые русские медали, которыми могли награждаться все воины - от новобранца до фельдмаршала, Пётр сделал акцент именно на самом знаке ордена. Прекрасно понимая человеческие слабости, Пётр, разрабатывая проект первого российского ордена - ордена Святого Андрея Первозванного, писал: «...ничто так не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия, как явные знаки и видимое за благодетель воздаяние».

Разумеется, кавалерам орденов предоставлялись различные социальные льготы, выдавались и довольно немалые денежные премии, назначались пожизненные пенсии, но сам знак ордена, который мог дополняться лентой, значками и другими инсигниями (внешними знаками отличия), был зачастую намного желаннее вышеперечисленных благ!

Не обошлось и без курьёзов, если, конечно, можно так назвать учреждение тем же Петром ордена Иуды - своеобразного антиордена, предназначенного для вручения гетману Ивану Мазепе за его измену. Следует сказать, что российский император доверял Мазепе настолько, что до последнего не верил в его предательство и даже выдавал ему как клеветников всех, предупреждавших царя о готовящейся измене гетмана. Мазепа вторым в империи получил орден Святого Андрея Первозванного (сам Пётр I был отмечен этой наградой лишь шестым), и, помимо всего прочего, ему было подарено 120 тысяч крепостных крестьян. В общем, предательство соратника, мягко говоря, неприятно поразило Петра, и он пошёл на беспрецедентный шаг, учреждая антинаграду весом более пяти килограммов, которую планировалось надеть на шею предателя, а затем примерно вздернуть его на виселице. Этим планам помешала кончина Мазепы, но уникальная награда отыскала другого «героя». Её получил князь Юрий Федорович Шаховской, исполнявший при дворе Петра своеобразную должность шута, за неосторожное высказывание. Впрочем, это «награждение» не было проявлением монаршей немилости, так как через два года после получения ордена Пётр назначил Шаховского на только что созданный пост главного гевальдигера, то есть начальника всей военной полиции России. И человек, щеголявший орденом с изображением повесившегося на осине Иуды, возглавил службу, в ведении которой находилось повешение врагов Отечества. Однако это совсем другая история.

А тем временем российская наградная система совершенствовалась, обрастала новыми правилами, новыми наградами. Кроме орденов, медалей и наградного оружия появились: высочайшее благоволение; награды чинами и титулами; пожалование земель и назначение аренд; подарки императора (простые подарки и подарки с вензельным изображением, табакерки, высочайшие рескрипты, денежные выдачи, пожалование почётного гражданства и Тарханского достоинства, пожалование кафтанов, перевод в гвардию, награждение правом носить мундир в отставке, пожалование служебных преимуществ, награждение знаком отличия беспорочной службы, награждение «Мариинским знаком», полковые награды, подразделявшиеся на десять видов).

Не вдаваясь в подробности описания вышеперечисленного, отметим, что ордена и медали имели всё же больший вес. И о некоторых из них следует сказать особо.

С развитием наградной системы появилось и отличие между «гражданской» и «военной» версией ордена. Так, наличие банта из орденской ленты и скрещенных мечей на ордене (Святого Станислава, Святого Владимира, Святой Анны) свидетельствовали о получении награды за военные заслуги; соответственно, отсутствие этих инсигний говорили о заслугах на гражданском поприще. Наличие императорской короны на ордене давало право на получение пенсии (в частности, 90 кавалерам ордена третьей степени Святого Станислава назначались пенсии в размере 86 рублей), а изображение на ордене двуглавого орла чёрного цвета вместо лика святого свидетельствовало о том, что орден пожалован лицу нехристианского вероисповедания. Но особняком среди наград Российской империи стоит Орден Святого Георгия.

Его полное название - Императорский Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, и вручался он исключительно за военные заслуги, став высшей военной наградой Российской империи. Учреждённый в 1769 году императрицей Екатериной II орден Святого Георгия выделялся своим статутом среди других российских орденов как награда за личную доблесть в бою, и заслуги, за которые офицер мог быть удостоен награды, строго регламентировались статутом ордена. А в 1807 году был учреждён «Знак отличия военного ордена» для нижних чинов, причисленных к ордену святого Георгия. Знак отличия (серебряный крест) позднее приобрёл неофициальное название «солдатского Георгия» (в 1913 году было закреплено официальное название - Георгиевский крест). Эта награда представляла собой серебряный крест без эмали, который носился на георгиевской чёрно-жёлтой ленте на груди. Офицеры солдатским «Георгием» не награждались, но могли носить этот знак, если получили его до производства в офицерский чин. Впрочем, уникальный случай награждения генерала солдатской наградой всё-таки был. Так, генерал Михаил Милорадович был удостоен награды лично императором Александром I. Тот наблюдал за сражением под Лейпцигом в октябре 1813 года, где генерал показал себя отменным храбрецом, сражаясь в одном строю с солдатами. Вручая Милорадовичу крест, царь молвил: «Носи его, ты - друг солдат!»

Заслужить знак отличия солдатский Георгиевский крест можно было, лишь совершив боевой подвиг, например, захватив вражеское знамя или штандарт, взяв в плен неприятельского офицера или генерала, первым войдя во время штурма во вражескую крепость или при абордаже на борт неприятельского корабля. Получить эту награду мог и нижний чин, спасший в боевых условиях жизнь своему командиру. В указе особо подчёркивалось, что «…он приобретается только на поле сражения, при обороне крепостей и в битвах морских».

Награждение солдатским Георгием давало льготы отличившемуся: прибавку трети жалования, сохранявшуюся и при выходе в отставку (после смерти кавалера его вдова в течение года пользовалась правом на её получение); строжайшее запрещение применения телесных наказаний к лицам, имеющим знак отличия ордена; при переводе кавалеров Георгиевского креста унтер-офицерского звания из армейских полков в гвардию сохранение их прежнего чина, хотя гвардейский унтер-офицер считался на два чина выше армейского.

И ещё одно существенное отличие солдатского «Георгия» от офицерского. За совершённый солдатом подвиг его «представляли» к кресту, а офицера крестом «жаловали», но был и иной вид награждения. Когда начальство затруднялось в выборе героя среди отличившихся солдат, то выделяло на подразделение (роту, батарею, эскадрон или казачью сотню) от двух до пяти Георгиевских крестов, и солдаты сами выбирали самых достойных кандидатов на награду. Затем самые уважаемые солдаты и унтер-офицеры сообщали фамилии героев командиру роты или эскадрона. Этот порядок награждения был официально узаконен и назывался «по приговору роты». Как правило, командование, не колеблясь, утверждало решение солдатского коллектива.

Полученный «по приговору роты» крест ценился в солдатской среде гораздо выше, чем награда «по представлению».

Георгиевская и Гвардейская ленты

Георгиевская и Гвардейская ленты

После революции 1917 года орден Святого Георгия, равно как и Георгиевский крест, был упразднён, но позже, уже советским правительством, были предприняты попытки узаконить старую награду. В период Великой Отечественной войны после ввода в систему советских наград ордена Славы (во многом по своему статуту и цвету ленты повторявшим Георгиевский крест), предлагалось приравнять георгиевских кавалеров к кавалерам советского ордена Славы. Проект этот утверждён не был, но призванные на службу в Советскую Армию георгиевские кавалеры носили свои награды, и никто им этого не запрещал. Наконец, 8 августа 2000 года орден был восстановлен в системе наград Российской Федерации как высшая военная награда.

И в заключение следует сказать несколько слов о таком немаловажном атрибуте, как орденская лента.

Орден Святого Георгия, как и Георгиевский крест, носились на чёрно-жёлтой орденской ленте, получившей название георгиевской. Полосы на Георгиевской ленте («лента шёлковая о трёх чёрных и двух жёлтых полосах») соответствуют (по одной из версий) мученической смерти Святого Георгия и его воскрешению. Кроме того, чёрный и жёлтый цвета соответствуют цвету пламени и дыма («бессмертная законодательница, сей орден учредившая, полагала, что лента его соединяет цвет пороха и цвет огня»), которые являются непременными атрибутами войны. И ещё эти цвета полностью соответствовали цветам государственного герба России (чёрный - цвет двуглавого орла, жёлтый - поле герба).

В настоящее время при праздновании Дня Победы стало принято носить Георгиевскую ленту (Георгиевскую ленточку) как символ победы в войне над гитлеровской Германией. И вот здесь начинаются кривотолки. Оказывается, Георгиевская лента (чёрно-жёлтая) никак не может быть символом Победы, поскольку в советской наградной системе использовалась Гвардейская лента (золотисто-оранжевая). А вот Георгиевская связана с коллаборационистами, которые сражались на стороне гитлеровской Германии.

Полный георгиевский кавалер капитан Грусланов В. Н.

Полный георгиевский кавалер капитан Грусланов В. Н.

На это можно ответить, что советские солдаты и офицеры не стеснялись носить Георгиевские кресты на Георгиевской же ленте рядом с советскими наградами, что по Статуту 1913 года Георгиевская лента была оранжевого цвета («лента о трёх чёрных и двух оранжевых полосах, носимая через правое плечо»), что с геральдической точки зрения и оранжевый, и жёлтый цвета - лишь варианты отображения золотого, что в песне Геннадия Белова «Победа» есть слова:

Мы все прошли через пламя и дым.

Погибшим слава и слава живым.

Победа! Победа!

Мы верили, мы знали – победим!

Пламя и дым - изначальная трактовка символики!

Мы говорим о преемственности и тут же ввязываемся в ненужные никому споры и уточнения. Но разве народ, победивший в Великой Отечественной войне и называвшийся советским, перестал от этого считаться русским?

Георгиевская лента – это действительно настоящий символ России, с которым русская армия прошла десятки войн и сражений, и если она пробуждает у людей чувство гордости - за страну, за народ-победитель, за своё прошлое, вызывает чувство национальной общности, сопричастности к тем событиям и людям, то какая разница как она называется?


назад