Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Невзирая на лица. Пьеса

Алексей Рымов 24.01.2019

Невзирая на лица. Пьеса

Алексей Рымов 24.01.2019

невзирая на лица

Пьеса

 

Действующие лица:

 

Дима

Алина

Портье

 

1

 

Номер солидного отеля. Чисто и стильно. Двуспальная кровать, две тумбочки, стол, стулья. На столе – буклет с правилами отеля. На стене над кроватью – кнопка вызова персонала, чуть выше висят несколько венецианских масок.

Вечер. Полумрак. Открывается дверь, появляются два силуэта – ДИМА и АЛИНА. Дима ставит чемоданы. Рука Алины тянется к выключателю, но Дима перехватывает её и страстно привлекает Алину к себе.

ГОЛОС АЛИНЫ (влюблённо). Дикарь…

ГОЛОС ДИМЫ. Угу…

Молодые люди, жадно целуясь, подвигаются к кровати, по пути освобождая друг друга от одежды. Достигнув кровати, падают на неё. ЗТМ.

 

2

 

Утро. У входа стоят два полуразобранных чемодана: маленький синий и огромный розовый. На кровати блаженно спят Дима и Алина. На тумбочке Алины «сидит» старый плюшевый мишка, рядом с ним – косметичка.

Дима просыпается первым. Потягиваясь, садится на кровати, и мы видим его лицо – оно уродливо и выглядит будто плотно приклеенная безобразная маска.

Алина продолжает спать, уткнувшись лицом в подушку. Перегнувшись через неё, Дима берёт плюшего мишку и ласково гладит им Алину по голове.

ДИМА. Доброе утро, любимая…

Алина поднимает голову, садится и, увидев Диму, издает истошный крик. Такой же крик издаёт, глядя на неё, Дима. Лицо Алины также похоже на приклеенную к хорошенькой головке уродливую маску. Они в ужасе шарахаются друг от друга.

АЛИНА. Боже, что это! Что у тебя с лицом?!

ДИМА. А у тебя?!

АЛИНА. Дима, это плохая шутка!..

ДИМА. Какая шутка! Ты себя видела?

АЛИНА. А ты себя?

Оба - он в трусах, она в ночнушке – резко вскакивают с кровати. Дима бросается в ванную. Алина – к своей тумбочке. Она вынимает из косметички зеркальце, смотрится в него и снова издает крик.

АЛИНА. Мамочки, что это?!..

Алина ощупывает лицо дрожащими руками.

АЛИНА. Что происходит, Дима?!

ГОЛОС ДИМЫ (из ванной). Не знаю…

Дима выходит из ванной, быстро подходит к кнопке вызова персонала и с силой несколько раз жмёт на неё.

Алина, всхлипывая, садится на кровать и укутывается в одеяло так, что видными остаются только лоб и глаза.

Дима накидывает халат.

Раздаётся вежливый стук в дверь.

ГОЛОС ПОРТЬЕ (за дверью). Это портье, вызывали?

ДИМА. Да, входите.

 

3

 

Входит Портье. Это мужчина средних лет в униформе портье. Верхнюю часть лица его закрывает полумаска цвета униформы.

ПОРТЬЕ. Доброе утро. Чем могу быть полезен?

ДИМА (еле сдерживая гнев). Объясните, пожалуйста, что в этом вашем долбанном отеле происходит?!

ПОРТЬЕ. Если можно, конкретнее, пожалуйста.

ДИМА. Вы что, не видите?! Вчера, когда мы заселялись, у меня и жены были нормальные лица! А теперь что?! (Дима приближается к Портье, тыча пальцами себе в лицо.)

ПОРТЬЕ. А, вы об этом…

ДИМА. А о чём!? Мы просыпаемся – и видим себя изуродованными! Нормально!? Это что, фишка вашего отеля?!

ПОРТЬЕ. В общем… да.

ДИМА. Что?!..

ПОРТЬЕ. Точнее, фишка не в том, что лица становятся изуродованными, а в том, что они меняются. Увы, как правило, в худшую сторону. А вы что, не читали условия?

ДИМА. Какие условия?..

ПОРТЬЕ. Вчера вы расписались, что ознакомлены и согласны с условиями пребывания в отеле.

ДИМА. Вчера, если честно, нам было не до того…

ПОРТЬЕ. Ну, а когда выбирали наш отель?

АЛИНА. Да мы не выбирали! Нам путёвку подарили родители.

ПОРТЬЕ. Тогда понятно… Дело в том, что наш отель не совсем обычный…

ДИМА (саркастически). Мягко говоря!

ПОРТЬЕ. В первое утро лица прибывших сюда становятся отражением их душ…

ДИМА. Чего-чего?

ПОРТЬЕ. Подробнее об этом вы можете прочитать здесь.

Портье берёт со стола буклет и передаёт его Диме.

У Портье звонит мобильник.

ПОРТЬЕ. Прошу прощения, я должен идти.

Портье выходит.

ДИМА. Э, э, погодите…

 

4

 

Дима садится на кровать и углубляется в чтение. Алина подвигается и читает, глядя через его плечо.

ДИМА (читает). Отель «Невзирая на лица»… Типа юмор?.. «С рассветом первого дня в отеле ваши лица, скорее всего, изменятся… По преданию, здесь внешность человека временно становится отражением его внутреннего мира. Не случайно древнее название острова, на котором расположен наш отель, – Остров Правды». (Отбрасывает буклет.) Что это за хрень?!..

АЛИНА. Подожди, я не дочитала… (Подбирает буклет, читает.)

ДИМА. Да чего там читать? Дешёвая мистика как коммерческий ход!

АЛИНА. А это – тоже мистика? (Показывает на своё лицо.)

ДИМА. Да мало ли как они это делают. В любом случае я их засужу. Щас отцу наберу… (Ищет мобильник.)

АЛИНА. Мы же подписали, что не имеем претензий.

ДИМА. Ну и что? Они нанесли моральный ущерб! И не только моральный, кстати. Ещё неизвестно, как это отразится на здоровье! И когда пройдёт.

АЛИНА (читает). «Лица гостей принимают прежний вид, как только они покидают остров».

ДИМА. Да?.. Слушай, тогда чего мы здесь сидим? Валим в нормальное место!

АЛИНА. Ты хочешь уехать?

ДИМА. А ты нет?

АЛИНА. Путёвки всё-таки родители подарили…

ДИМА. И что?

АЛИНА. Ну, могут обидеться.

ДИМА. Мы тоже можем обидеться! Потому что надо думать, что даришь! У нас медовый месяц, а не хеллоуин!.. Короче, собираемся.

Дима скидывает халат, одевает брюки, рубашку…

Алина продолжает читать буклет.

ДИМА. Чего сидишь? Собирайся.

АЛИНА. Дим, мне кажется, нам надо остаться.

ДИМА. Зачем? Объясни. Тебе приятно быть такой страшной? Извини.

АЛИНА. Нет, конечно. Но, мне кажется, родители направили нас сюда не просто так…

ДИМА. Допустим. И что, нам теперь с этими рожами сидеть и разгадывать, что они имели ввиду? Может, это прикол такой свадебный!

АЛИНА. Вряд ли, моя мама человек серьёзный…

ДИМА. Да мой папа тоже не клоун: владелец группы компаний, на секундочку. Хотя юмор у него своеобразный… Короче, давай сейчас не будем спорить, а просто возьмём и уедем. Хорошо?

АЛИНА. А давай не будем спорить, а просто возьмём и останемся.

ДИМА. Блин, начинается… семейная жизнь!

АЛИНА. Скажи честно, тебе просто неприятно видеть меня такой?

ДИМА. Мне неприятно видеть тебя такой упёртой.

АЛИНА. Не увиливай. Неприятно?

ДИМА. Скажем так, до сегодняшнего утра ты мне нравилась больше.

АЛИНА. То есть я тебе противна.

ДИМА. Я этого не говорил…

АЛИНА. Вот видишь: стоило измениться моей внешности – и ты уже не хочешь находиться со мной в одном помещении.

ДИМА. Да с чего ты взяла?!

АЛИНА. Тогда почему ты не хочешь остаться здесь?

ДИМА. Потому что мне не нравятся места, где со мной происходят какие-то непонятные изменения, понимаешь?

АЛИНА. Понимаю.

ДИМА. Отлично. Тогда собирайся и поехали.

АЛИНА. Езжай один.

ДИМА. В смысле?

АЛИНА. Напишешь адрес нового отеля, я потом приеду.

ДИМА. Ты предлагаешь мне оставить тебя здесь?

АЛИНА. А что такого? Ревновать не к кому: пока я здесь, на такую страшилу никто не позарится.

ДИМА. Да при чём здесь это?..

АЛИНА. А что ещё? Деньги у меня есть. Дорогу найду, я взрослая девочка. Езжай.

ДИМА. Алин, мы только вчера поженились!..

АЛИНА. И что? Теперь всю жизнь должны ходить за ручку?

ДИМА. Я не понимаю, ты что, обиделась?

АЛИНА. Нет. Просто ты хочешь уехать, а я остаться.

ДИМА. Я хочу, чтоб мы были вместе.

АЛИНА. Тогда оставайся, в чём проблема?..

Дима молчит.

АЛИНА. А проблема в том, Димочка, что ты хочешь, чтобы было по-твоему. Потому что ты так привык.

ДИМА. А ты нет?

АЛИНА. Я тоже. Поэтому ты уезжаешь, а я остаюсь.

ДИМА. Ну и оставайся!

Дима порывисто берёт свой чемодан и выходит, хлопнув дверью.

 

5

 

Как только Дима уходит, Алина встаёт, надевает халат, берёт мобильник и набирает номер.

АЛИНА (в трубку). Алё, мам!.. Ты меня слышишь?.. Мам!.. (Набирает номер заново. В трубку.) Алё!..

Раздражённо смотрит на мобильник, подходит к тумбочке, подсоединяет зарядное устройство и включает в розетку. Затем достаёт из косметички зеркальце. Садится на кровать, начинает разглядывать своё «новое» лицо…

Дверь распахивается, Алина вздрагивает и прячет зеркальце, будто её застали за чем-то постыдным.

Входит Дима с чемоданом.

ДИМА. Не ждали?

АЛИНА. Стучаться надо.

ДИМА. Зачем? Ты могла быть не одна?

АЛИНА. Дурак.

ДИМА. Не скажи. Не зря говорят: ревнует - значит любит.

АЛИНА. Себя.

ДИМА. Не без этого, конечно…

АЛИНА. Почему вернулся?

ДИМА. Ты знаешь, совесть замучила. Говорит: как же так, ты бросаешь молодую жену в этом стрёмном отеле…

АЛИНА. А если серьёзно?

ДИМА. Шторм. До завтра кораблика не будет.

АЛИНА. Понятно.

ДИМА. А ты чего дверь не запираешь?

АЛИНА. Зачем?

ДИМА. Ну вдруг какой-нибудь вор. Или маньяк с такой рожей как у меня…

АЛИНА. Так может ты - это он и есть?

ДИМА. Точно. Ты меня раскусила. Но поздно: тебе не убежа-ать…

Дима, дурачась, кровожадно ползёт по кровати и наваливается на Алину.

АЛИНА. Ты чего такой весёлый? Выпил, что ли?

ДИМА (театрально). Два ноль. Ты разгадала, что я маньяк, и разгадала, что выпил. Как тебе это удалось? Ты ведьма?

АЛИНА (подыгрывая). Нет. Просто знаю один тайный признак.

ДИМА. Какой?

АЛИНА. Запах бухла.

Оба смеются. Алина вдруг становится серьёзной, садится.

АЛИНА. А если всё это правда?

ДИМА. Ты про бухло?

АЛИНА. Нет. Если здесь мы выглядим как наши души.

ДИМА. Да ладно! Мало ли что в этих буклетишках понаписано. Откуда известно, что изменения лиц связаны с состоянием души? Может, они просто в еду что-нибудь подмешивают. Или в воду. Какую-нибудь добавку. Сейчас от генно-модифицированных продуктов у человека могут чуть ли не рога вырасти!

АЛИНА. Но я здесь ещё ничего не ела. А пила только воду, которую мы привезли с собой.

ДИМА. Допустим. Но…

АЛИНА. А ты заметил, что весь персонал в масках? То есть их лица тоже меняются, но они скрывают их, чтобы не смущать гостей.

ДИМА. Ну да… Хотя у бармена такая харя, что никакая маска не спасает. (Смеётся, но его смех, натолкнувшись на её серьёзность, быстро захлёбывается.)

АЛИНА. К тому же наши родители не лохи какие-нибудь, чтобы посылать нас в сомнительный отель.

ДИМА. Постой, ты правда веришь в то, что здесь лица выглядят как души?!

АЛИНА. А почему нет? Бывает же такое. Помнишь, твой отец рассказывал…

ДИМА. Да помню, помню. Я не говорю, что такого не может быть … Но когда это случается с тобой…

АЛИНА. «Всё, что может случиться, - может случиться с тобой», как говорит моя мама.

ДИМА. То есть получается, что мы – нравственные уроды?

АЛИНА. Получается.

ДИМА. Нет, нельзя сказать, что я об этом не догадывался… я имею в виду себя…

АЛИНА. А меня?

ДИМА. Что?

АЛИНА. Тебя не напрягает, что ты женился на уродине?

ДИМА. Прям уж так…

АЛИНА. Да, Дима, да! Потому что настоящая я - такая как здесь, а не красотка, на которую ты запал с первого взгляда.

ДИМА. Ну, я-то здесь тоже не Брэд Питт…

АЛИНА. Я заметила.

ДИМА. Что поделать, мы не ангелы!

АЛИНА. Это-то ладно. А вот ты уверен, что не бесы?

ДИМА (не сразу). Не уверен…

АЛИНА. В том-то и дело. Но как только мы уедем отсюда, снова будем принимать нашу внешность за нашу суть и жить в иллюзиях.

ДИМА. А что плохого в иллюзиях?

АЛИНА. То, что они заканчиваются, Дима! И наступает суровая реальность. И, если ты не готов к ней, она тебя убивает.

ДИМА. Так давай подготовимся.

АЛИНА. Давай.

ДИМА. Только как?

АЛИНА. А мы уже начали.

ДИМА. Отлично. Итак, что мы имеем? Я женат на чудовище, ты замужем за чудовищем…

АЛИНА. И дети наши будут чудовищами.

ДИМА. Блин, чего так мрачно-то…

АЛИНА. Селяви.

ДИМА. И что с этим делать?

АЛИНА. Исправляться.

ДИМА. Если мы уроды внутри – как это можно исправить?!

АЛИНА. Не знаю… делать добро.

ДИМА. Хм. А как узнать, что добро, а что нет? Тебе что-то кажется добром, а другой считает это злом. И как быть? Где абсолютный критерий?

АЛИНА (показывает на его лицо). Вот тебе критерий! Твоё лицо здесь.

ДИМА. Типа у кого душа чистая, тот здесь красавец?

АЛИНА. Ну да.

ДИМА. То есть ты предлагаешь здесь жить, пока наши лица не станут прекрасными?

АЛИНА. Нет. Но попытаться сделать хоть что-то, чтобы быть не такими уродами.

ДИМА. А чего сделать-то?.. Ну хочешь, завтрак тебе принесу? Вернее, уже обед.

АЛИНА. Зачем? Можно позвонить – сами принесут.

ДИМА. Ну вот! И как тут становиться красавцем?..

АЛИНА (принюхивается). Ты ничего не чувствуешь?

ДИМА. Нет. А что?

АЛИНА. Какой-то запах… вроде как горелым тянет…

ДИМА. Может, запах души здесь тоже передаётся?

АЛИНА. Не смешно.

Дима встаёт, принюхивается, подходит к розетке, в которую включен мобильник Алины.

ДИМА. Розетка вроде нормальная… Проводка, может…

Алина встаёт и нажимает кнопку вызова персонала.

ДИМА. Всё-таки я не понимаю, в чём фишка отеля? Приехать сюда, чтобы узнать, какой ты негодяй? Офигенный отдых! Или они на бухле всю выручку делают? Человек как увидит себя утром – сразу бежит в бар.

АЛИНА. А что, в баре много народу?

ДИМА. Да никого почти. Такое впечатление, что отель полупустой. Может, правда, все по номерам бухают…

Раздаётся вежливый стук в дверь.

 

6

 

ГОЛОС ПОРТЬЕ (за дверью). Это портье, вызывали?

ДИМА. Да, входите.

Входит Портье.

АЛИНА (Портье). Вы знаете, у нас тут какой-то подозрительный запах. Чем-то горелым.

ПОРТЬЕ. А где именно?

АЛИНА. Похоже, в том углу.

ДИМА (Портье). А можно вопрос не по теме?

ПОРТЬЕ. Конечно.

ДИМА. Скажите, кто вообще сюда ездит? Учитывая, так сказать, специфику? (Показывает на лицо.)

ПОРТЬЕ. Обычно это либо те, кто хочет скрыть своё внешнее лицо, либо те, кто хочет узнать истинное.

ДИМА. Первые – какие-нибудь знаменитости?

ПОРТЬЕ. Как правило.

АЛИНА. А вторые?

ПОРТЬЕ. Вторые – люди, самоуглублённые. Ищущие, так сказать. Бывают из духовенства.

АЛИНА. Ого.

ПОРТЬЕ. Есть ещё третья категория. Которые приезжают «по приколу». Эти, как правило, молодёжь, быстро уезжают.

ДИМА. Ну, мы, наверное, из третьей. Правда, прикололись не мы, а наши родители.

ПОРТЬЕ. Вы позволите?

Портье проходит в угол к розетке, смотрит.

ПОРТЬЕ. Возможно, розетка… К сожалению, сегодня нет электрика, у него отгул… Но, как только он появится, я его сразу направлю в ваш номер.

Портье нагибается, чтобы заглянуть за кровать. В момент, когда он поднимается, с лица его спадает маска. Несколько секунд Дима и Алина, как загипнотизированные, смотрят на его совершенно нормальное, даже красивое лицо.

ПОРТЬЕ. Прощу прощения…

Портье быстро надевает маску и, прежде чем Дима и Алина успевают что-либо сказать, быстро выходит из номера.

ДИМА. Нет, ты видела?!

АЛИНА. Что?

ДИМА. У него нормальное лицо! Без уродства! Оно даже красивое!..

АЛИНА. И что?

ДИМА. Ты не понимаешь? У персонала лица не меняются! Только у приезжих! Это обман, Алина! Вся эта мистика – туфта!

АЛИНА. Почему туфта?

ДИМА. Да потому что у него чистое лицо!

АЛИНА. Может быть, он праведник.

ДИМА. Какой праведник, о чём ты? Какие вообще сейчас праведники?!

АЛИНА. Ты не веришь, а я верю.

ДИМА. Ну и дура!

АЛИНА. Что?..

ДИМА. Прости, просто вырвалось. Я хотел сказать: нельзя быть такой наивной! Иначе сожрут с потрохами.

АЛИНА. Надо верить в хорошее в людях.

ДИМА. Да кто ж спорит! Только мозги при этом отключать не надо. Тут же явный развод, Алина!

АЛИНА. Ничего не явный!

ДИМА. Хочешь проверим?

АЛИНА. Как?

ДИМА. Сейчас увидишь.

Дима подходит к кнопке вызова персонала и нажимает на неё.

АЛИНА. Хочешь спросить у портье?

ДИМА. Ага, звонок другу.

АЛИНА. Только давай без скандала.

ДИМА. Не переживай.

Раздаётся вежливый стук в дверь.

 

7

 

ГОЛОС ПОРТЬЕ (за дверью). Это портье, вызывали?

ДИМА. Да-да, пожалуйста.

Перед тем, как открывается дверь, Дима быстро перемещается так, чтобы оказаться сбоку и позади Портье. Когда Портье открывает дверь, Дима резко бросается на него сзади и заламывает руку, второй рукой за волосы, фиксируя голову. Алина вскрикивает.

ПОРТЬЕ. Что вы делаете?!

АЛИНА. Дима, перестань!

ПОРТЬЕ. Отпустите!

ДИМА (Портье). Спокойно, не дёргайся.

АЛИНА. Дима!..

ДИМА. Ты же хотела правду? Сейчас мы её узнаем. (Портье). Ну скажи нам, милый друг, как вы это делаете, а?

ПОРТЬЕ. Я не понимаю…

ДИМА. Не понимаешь?

Дима заламывает руку Портье сильнее.

ПОРТЬЕ. Ай! больно!..

АЛИНА. Дима, не надо!..

ДИМА (Портье). Как вы уродуете лица гостям? Ну?!

ПОРТЬЕ. Мы не уродуем…

Дима снова заводит руку дальше, Портье вскрикивает.

ДИМА. Говори правду! Пищевые добавки? Вода? Что-то ещё? Как?!

ПОРТЬЕ. Никак! Честное слово…

ДИМА. Слушай, я ведь могу и руку сломать…

ПОРТЬЕ. Не надо, пожалуйста!..

ДИМА. Тогда признавайся.

ПОРТЬЕ. Мы ничего не делаем, правда! Лица меняются сами!..

ДИМА. Тогда почему у тебя не изменилось?!

ПОРТЬЕ. Я не знаю!..

Дима снова заводит руку так, что Портье сгибается, головой почти касаясь пола. При этом из его внутреннего кармана на пол выпадает бумажник.

ПОРТЬЕ. А-а-а!..

АЛИНА. Дима, прекрати или я позову на помощь!..

ДИМА (Алине). Лучше подними бумажник и посмотри, есть ли там документы.

АЛИНА. Что?

ДИМА (Алине). Давай, давай, не тормози!

Алина мешкает, но поднимает бумажник Портье…

АЛИНА. Документов нет. Только деньги и фотография…

ДИМА (Алине). Покажи.

Алина показывает Диме фотографию в бумажнике.

ДИМА (Портье). Ты чего, в детском саду работал?

ПОРТЬЕ. Нет.

ДИМА. А что это за дети с тобой?

ПОРТЬЕ. Мои.

ДИМА. Да ладно! Все твои? Семь человек?!

ПОРТЬЕ. Не все. Двое приёмных.

Пауза.

ДИМА (растерянно). Чего ты сразу-то не сказал?..

Дима отпускает Портье, Алина возвращает ему бумажник. Портье, разминая руку, идёт к выходу.

ДИМА (Портье). Ты это… прости, пожалуйста…

ПОРТЬЕ. Да ладно…

Портье уходит.

 

8

 

АЛИНА. Какой же ты урод, Фомин.

Алина идёт к тумбочке, берёт плюшевого медведя и косметичку…

ДИМА. Алин, но кто ж знал?..

АЛИНА. Всё, заткнись, не хочу тебя слышать.

Алина складывает вещи в чемодан...

ДИМА. И далеко собралась?

АЛИНА. От тебя подальше.

ДИМА. Не пойму, ты чего, уходишь, что ли?

АЛИНА. Да.

ДИМА. Совсем?!

АЛИНА (не сразу). Посмотрим… Пока просто хочу побыть одна.

Дима смотрит на то, как Алина закрывает молнию на чемодане.

ДИМА. А поменьше косметички у тебя нет?

АЛИНА. Не поняла?

ДИМА. Куда ты с чемоданом-то?

АЛИНА. Там необходимые вещи.

ДИМА. Ты что, ночевать не здесь будешь?

АЛИНА. Не знаю…

ДИМА. Алин, ну не сходи с ума!

АЛИНА. Попрошу другой номер, если что… А могу и в баре.

ДИМА. Давай я в баре, а ты здесь?

АЛИНА. Щас!

ДИМА. Тогда оставь чемодан.

АЛИНА (ставит чемодан). Ладно, если что, зайду за ним.

Алина подходит к двери, оборачивается.

АЛИНА. И не вздумай ходить за мной.

Алина выходит.

 

9

 

Дима в раздражении проходит по комнате. Берёт мобильник, включает автокамеру и смотрит в неё, как в зеркало, рассматривая своё лицо. Затем встаёт и нажимает кнопку вызова персонала.

Подходит к стулу, где лежат брюки, достаёт бумажник.

Раздаётся стук в дверь.

ГОЛОС ПОРТЬЕ (за дверью). Это портье.

ДИМА. Входите.

Входит Портье.

ПОРТЬЕ (невозмутимо). Слушаю вас.

ДИМА. Я тут… в общем, виноват перед вами…

ПОРТЬЕ. Да бросьте, я уже забыл.

ДИМА. Зато я не забыл. Короче, вот, возьмите…

Дима протягивает Портье несколько купюр.

ПОРТЬЕ. Что это?

ДИМА. За моральный ущерб. Ну, и не только моральный…

ПОРТЬЕ. Это лишнее.

ДИМА. Берите, берите. У вас большая семья…

ПОРТЬЕ. Спасибо, нам хватает.

ДИМА. Ну, считайте, что это чаевые.

ПОРТЬЕ. Это не чаевые. Просто вы чувствуете вину и поэтому хотите дать мне деньги.

ДИМА. Ну да, а что такого? Хочу, так сказать, искупить.

ПОРТЬЕ. Думаю, вы уже искупили.

ДИМА. В смысле?

ПОРТЬЕ. Ведь сейчас вы бы так уже не поступили?

ДИМА. Нет, конечно.

ПОРТЬЕ. Вот видите. Вина искупается не деньгами.

ДИМА. Да вы психолог…

ПОРТЬЕ (улыбается). Будут дети – тоже станете психологом.

Портье идет к двери, оборачивается.

ПОРТЬЕ. Да, может, это не моё дело… Я видел в фойе вашу супругу: кажется, она плачет.

Портье выходит.

Дима некоторое время сидит в раздумье, затем вскакивает, наспех одевается и выбегает из номера.

 

10

 

Вечер. Открывается дверь, входят Дима и Алина. Включают свет.

ДИМА. Ты хоть наелась?

АЛИНА. Угу.

Алина открывает чемодан.

ДИМА. Слушай, может, хватит дуться?

АЛИНА. Я не дуюсь, я думаю.

ДИМА. Это-то и пугает.

Алина достаёт из чемодана плюшевого мишку, идёт и ставит его на свою тумбочку.

ДИМА. Давно хотел спросить, что ты везде с этим медведем таскаешься? Он же старый, замызганный… Давай я тебе нового подарю?

АЛИНА. Это память. Подарок отца.

ДИМА. Да, но…

АЛИНА. Ты мне нового подарить можешь, а он уже нет.

ДИМА. Понял. Извини.

Дима уходит в ванную. Алина достаёт из чемодана косметичку и т. п.

Дима выходит из ванной.

ДИМА. Может, зеркало завесить? Будем на ощупь умываться. А? Ну перед сном хотя бы?

АЛИНА. Не надо.

Алина берёт вещи и идёт в ванную.

Дима ставит мобильник на зарядку. Гасит большой свет. Раздевается и залезает под одеяло.

Алина выходит из ванной, переодетая в ночнушку. Забирается под одеяло.

Дима поворачивается к Алине, но она поворачивается к нему спиной.

АЛИНА. Спокойной ночи.

ДИМА. Спокойной ночи… Снежная Королева.

Дима отворачивается и затихает.

 

11

 

В льющемся из окна свете луны видно, как комнату постепенно заполняют клубы дыма. Внезапно раздаётся резкий звук пожарной сигнализации. Дима и Алина вскакивают.

АЛИНА. Что случилось? (Закашливается.)

ДИМА. Пожар. Валим отсюда!..

В углу номера показываются языки пламени…

Дима впрыгивает в штаны, накидывает рубашку.

ДИМА. Быстрее, Алин!

Алина, сильно закашлявшись, не может остановиться. Дима подхватывает её на руки и устремляется к выходу из номера.

АЛИНА (сквозь кашель). Стой… Мишка!..

ДИМА. Какой мишка, сгорим!..

АЛИНА (в истерике). Мишка!.. Дима, пожалуйста!..

Дима с Алиной на руках выбегает из номера.

Слышно, как в коридоре Портье стучит во все двери и кричит.

ГОЛОС ПОРТЬЕ. Пожар! Пожалуйста, покиньте номер!.. Пожар! Пожалуйста, покиньте номер!.. Пожар! Пожалуйста, покиньте номер!..

Портье заглядывает в номер.

ПОРТЬЕ. Пожар! Пожалуйста, покиньте номер!.. Есть кто?

Портье исчезает в коридоре. Уже почти треть номера охвачена пламенем.

ГОЛОС ПОРТЬЕ. Стойте, вы куда?!

ГОЛОС ДИМЫ. Я на секунду!

ГОЛОС ПОРТЬЕ. Назад!..

ГОЛОС ДИМЫ. Да пусти ты!..

ГОЛОС ПОРТЬЕ. Куда?!..

Дима вбегает в номер. На голове его какая-то мокрая тряпка. Закашливается. Пробирается к тумбочке Алины. Хватает плюшевого мишку и бросается к выходу, спотыкается. Закашливается, начинает задыхаться, падает на четвереньки, затем растягивается на полу и замирает.

ГОЛОС АЛИНЫ. Дима!.. Дима, ты где!?..

ГОЛОС ПОРТЬЕ. Стойте, туда нельзя!.. Стойте!..

Алина показывается на пороге номера.

АЛИНА. Дима, ты здесь!?..

Увидев силуэт на полу, Алина бросается к Диме.

АЛИНА. Дима! Димочка!.. Господи!..

Алина закашливается. Хватает Диму и волоком тащит его к выходу. Тащит, падает, снова тащит.

Слышен кашель Портье, затем на пороге появляется он сам.

ПОРТЬЕ. Вы здесь?! Быстрее!..

Портье вместе с Алиной вытаскивает Диму в коридор и скрывается в нём. ЗТМ.

 

12

 

Номер отеля, похожий на первый. На двуспальной кровати навзничь лежат Дима и Алина (их лиц не видно). Алина держит за руку Диму. Дима закашливается и просыпается.

ДИМА. Где я?

АЛИНА. Рядом со мной.

ДИМА. Хорошо… А мы живы?.. Хотя это уже не важно…

АЛИНА. Живы. Надеюсь.

ДИМА. Я что был без сознания?

АЛИНА. Да. Тебе даже искусственное дыхание делали.

ДИМА. Ты, что ли?

АЛИНА. Нет, эмчээсовцы.

ДИМА. А мишка где?

АЛИНА. Да какая разница… Дим, прости меня…

ДИМА. Только не реви.

АЛИНА (сквозь слёзы). Я не реву…

ДИМА. А то я не слышу.

АЛИНА (всхлипывает). Это от радости…

ДИМА (крутит головой). Я не пойму, нас что эвакуировали?

АЛИНА. Нет пока, мы в отеле. Только в другом крыле.

ДИМА. Отлично. Тогда давай селфи сделаем.

АЛИНА. Зачем?

ДИМА. Родителям отправим. Пусть увидят наше истинное лицо.

АЛИНА. Ну, давай.

Дима шарит у себя по карманам.

ДИМА. А где мой мобильник?

АЛИНА. Давай на мой. На…

Алина передаёт мобильник Диме.

ДИМА. Только надо сидя. Три-четыре…

Одновременно Дима и Алина садятся на кровати – и тут мы видим, что их лица чистые, без обезображивающих «масок». Дима и Алина смотрят друг на друга, замирают.

ДИМА. Опа!..

АЛИНА. И что это значит?..

ДИМА. Это значит, прикольное селфи накрылось.

АЛИНА. Да?

ДИМА. Да.

АЛИНА. Давай хотя бы простое сделаем. Думаю, родителям оно даже больше понравится.

ДИМА. Давай.

Дима вытягивает руку с мобильником, прижимает Алину к себе.

ДИМА. Внимание… Улыбаемся… Есть.

Конец

 

Ноябрь 2018

 

Алексей Рымов ©

 


назад