Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

ОПЕРАЦИЯ «КОВЧЕГ»

Александр Антропов 09.04.2018

ОПЕРАЦИЯ «КОВЧЕГ»

Александр Антропов 09.04.2018

ОПЕРАЦИЯ «КОВЧЕГ»

Вот и наступил предпоследний день на этой планете. Никогда бы не подумал, что эта фраза будет отдаваться в нём болью и, по сути, перечеркнет всё прошлое. Перестав быть фантастикой, слова приобрели новый, тяжёлый смысл.

Они сидели на невысоком берегу тихой реки. Майская зелень была ещё свежа, а земля до конца не высохла от талых вод. Пели птицы, ветер шелестел листвой, воды перекатывались через отмель, закручиваясь над омутом, и уносились вдаль. Молчали. Он ещё ничего не успел сказать, но Данка чувствовала напряжение. Вообще-то её зовут Диана, но родители и друзья называют её Данка.

Наконец, он решился.

- Я послезавтра уезжаю.

Она долго сидела молча и смотрела на воду.

- Это по работе? – наконец спросила она. В голосе была тревога от предчувствия.

- Мы должны с тобой поговорить.

- О нас?

- Да.

Начать было тяжело, так как объяснить предстояло многое, и сделать это следовало понятно и убедительно.

- Ты же знаешь, я перешёл на новую работу…

- Знаю. И два года ты уже совсем другой человек.

- Наверное. Но если ты меня выслушаешь, то поймёшь, что прежним я остаться не мог.

Он замолчал, подбирая правильные слова. С тех пор, как он перешёл в корпорацию с неясной аббревиатурой вместо названия, они стали видеться значительно реже. Его работа подразумевала фактически казарменное положение, а наличие филиалов в Европе, Китае и Южной Америке, а также штаб-квартиры в Калифорнии, требовало частых перелётов. Редкие свидания сохранили отношения, но сделали их натянутыми, так, что каждый раз приходилось преодолевать барьер стеснительности и условностей. Полное раскрепощение наступало ночью, и тогда они становились прежними, до следующей разлуки.

- Я не сам выбрал эту работу, это меня выбрали. Понимаешь? Это, по большому счёту, вообще не работа.

- А что же? – вяло поинтересовалась она.

- Это подготовка. Нас готовят к отъезду.

- Навсегда? В Америку? – она подняла голову и смотрела удивлённо.

- Дальше.

- Я тебя не понимаю.

- Видишь ли… Наш мир, вернее, наша цивилизация, достигла предела своего развития. Созданное и скопленное оружие – ядерное, химическое и прочее, долго в «замороженном» состоянии находиться не сможет. Это противоречит всем законам – физическим, логическим, философским, если хочешь! Современные компьютеры в состоянии создать математическую модель мира. Для этого, кроме военного потенциала, учитывается множество факторов: исторические, политические, социологические. Еженедельно почти во всех странах мира проводятся опросы, где задаются одни и те же вопросы – маркеры. На основании полученных ответов, модель корректируется.

- Это то, чем ты занимаешься? – она впервые смотрела ему в глаза.

- Нет. Этим занимаются другие. У меня другое направление.

- Тогда я не понимаю…

- Дослушай. Я стараюсь по порядку. Так вот, математическая модель мира, основываясь, как я уже сказал, на множестве разных данных, смоделировала варианты развития нашего мира в целом. Вариант получился только один – всеобщее уничтожение.

Данка удивлённо смотрела на него.

- Всеобщее, полное уничтожение всего человечества, - продолжал он. - Колеблется только время катастрофы – от года до пяти лет.

- Ты это серьёзно?

- Вполне. К сожалению.

- Звучит не очень правдоподобно. И немножко страшно.

- Этим должно было закончиться, так предупреждает Библия.

- Да, я читала. Но всё же это неожиданно. Вот сидим мы с тобой здесь на травке, птицы поют, вода течёт, там, в парке, дети бегают. И вдруг - всё закончилось. Странно…

- И странно, и страшно… Но я продолжу. В общем, человечество должно спастись. Не всё, конечно, а часть его. И потом из этой части возродится новая человеческая цивилизация.

- Прости, я не понимаю, - девушка потухшим взглядом провожала листик, плывущий по течению.

- Было решено спасти часть людей! Вывести их перед катастрофой и изолировать на некоторое время, а потом вновь вернуть на Землю, когда последствия будут нейтрализованы естественным образом.

- Вернуть на Землю? – переспросила Данка. – Значит, вывозить их будут куда-то в космос?

- Да. На Марс, - кивнул он. - Ещё рассматривали Луну, но неизвестно, как себя поведёт спутник, если катаклизм разрушит Землю.

На Марсе есть какая-никакая атмосфера, сила тяжести приличная, другой состав грунта. Выбрали его. Там необходимо возвести жилые и промышленные боксы, рассчитанные на тысячу человек. Большие установки по регенерации воздуха и воды, гумус для смешения с грунтом планеты, солнечные батареи и прочее, - всё уже готово к отправке. Двадцать грузовых и двадцать жилых кораблей уже построены и ожидают старта. Заканчиваются последние приготовления.

Он замолчал, ожидая вопросов, но девушка сидела молча.

- И когда стартуешь ты? – наконец, она нарушила молчание.

- Послезавтра. Завтра я должен вылететь в Америку, стартуем оттуда.

- А я?

- Вот! Наконец, добрались! – оживился он. - Я именно поэтому приехал. Я зову тебя со мной!

- Меня тоже берут?

- Да! Тебя готовы взять со мной вместе!

- Ты это решаешь?

- Нет, не я. Но я просил, и они одобрили.

- Вот так просто? Достаточно было попросить? Это все могут?

- Не совсем, - смутился он. - Попросить, конечно, могут все. Но, как ты понимаешь, не всем одобрят. Я просил давно. С самого начала участия в программе. И вот, одобрили!

- А как тебя самого-то выбрали в эту… программу?

- Скажу честно, в основном, в программе переселения, они её называют, как нетрудно догадаться, «Ковчег», участвуют граждане США. Но принято решение брать представителей всех основных рас и этносов. Из славян отбирали кого-то, я не в курсе, всё секретно; знаю только человек десять, что тренируются со мной. Меня отобрали из-за специальности, я отличный техник-программист, ты знаешь.

- С каждой твари по паре, - прошептала девушка.

- Что ты говоришь? – не расслышал он.

- Что ты почувствовал в этот момент?

- Почувствовал? – он задумался – Наверное, ужас перед неизбежным… И надежду. Тяжело осознавать, что всё, совсем всё, закончится, а так выживет горстка, которая, если повезёт, даст начало новому миру. Да, он неизбежно скатится к дикарям, потом что-то вроде рабовладельческого и феодального строя будет. Но это не будет повторением в буквальном смысле, всё пойдет по-иному! Наши потомки создадут новые государства, а возможно это будет нечто другое, общины, например.

- А что ты будешь делать в новом мире?

- Я техник, им и буду. Лечу я на Марс на грузовом корабле, в составе малого экипажа, большие экипажи - на пассажирских. И на планете я должен собирать модули и обслуживать их.

- А почему только тысяча людей? Больше кораблей не нашлось?

- На самом деле, и на это количество кораблей не хватает, поэтому будет жуткая теснота и давка. Но просчитано, что полноценное воссоздание человечества невозможно меньшим количеством особей. Именно поэтому, для обеспечения разнообразия генофонда, набирались пассажиры с разных уголков Земли. Чуть больше тысячи, на случай непредвиденных смертей. Ну, и специальные навыки, конечно, учитывались не в последнюю очередь.

- Меня-то за какие такие навыки берут?

Он опять смутился.

- Тебя берут как потенциальную мать. После подачи моего заявления на тебя было собрано досье. Изучено твоё здоровье и психологический портрет. В итоге, тебя одобрили. Мне санкционировали беседу с тобой на эту тему.

- Как свиноматку? И сколько мне придется рожать для удовлетворения функций восполнения человечества? По одному в год?

- Ну, не утрируй. Конечно, всё будет не так. Но новая жизнь, как ты понимаешь, подразумевает жесткую дисциплину.

- И что, за все годы вашей подготовки никто так и не узнал о надвигающейся катастрофе и о вашем «Ковчеге»? Ни одно из правительств не стало бить тревогу? Может, можно договориться?

- Во-первых, ничего изменить нельзя, компьютер пытался, искал варианты, но их нет. Во-вторых, все, кому надо знать, знают. Если ты смотришь новости, Штаты уже давно не летают в космос, за них это делает Россия – возит туда-сюда и своих космонавтов, и американских. А там, под видом передачи в частные руки космической отрасли, сняли с себя ненужную нагрузку и занимались настоящим делом. Строили межпланетные корабли. А частники заговаривают обывателям зубы, показывают красивые компьютерные картинки и много обещают, для этого они и были нужны. Некоторые в правительстве, конечно, знают, и даже в нашем, но, как нам объясняли, настоящие люди, которые управляют, - это не те, кого мы видим по телевизору. А из этих кого-то держат на коротком поводке, он и вякнуть не посмеет, а кто-то купил себе место в «Ковчеге». Не за деньги, разумеется. За деньги такое не купишь. Совсем в тайне не удержишь, да и не надо, всё равно нужна какая-то помощь, ресурсы, например.

- Ну, что? Ты решила? – он дотронулся до плеча девушки. - У меня немного времени, и ещё много дел перед отъездом.

- А как же твои родители? Ты попрощался с ними? – встрепенулась Данка.

Он помрачнел.

- Был вчера. Сказал в командировку еду, - опустил голову, задумался.

Они молчали. Рядом зависла стрекоза, вильнула влево, потом вправо, покачалась и отвалила в камыши.

Он поднялся.

- Пойдём со мной, - он протянул руку.

Она молчала и, не шевелясь, смотрела на воду. Какое-то время рука висела в воздухе, но потом он её опустил.

- Не поедешь?

Она отрицательно покачала головой.

- Не поеду.

- Но это же шанс?!

- Это нечестный шанс, а я хочу по-честному. Если надо для этого умереть, через год или пять, значит, я умру. Но это будет честно. И правильно, наверное. По крайней мере, я так думаю.

Мне кажется, что вы, все убегающие, сделали гораздо больше для приближения катастрофы, чем те, которые остаются. Ну, пускай не вы, но такие как вы. Вы своим подходом к жизни вместо живого получили мёртвое. Я помню, когда-то читала у Стругацких, кажется у них, что, когда Земле угрожала катастрофа, земляне выбрали самых достойных, а всё остальное человечество жертвовало собой, чтобы они выжили и дали начало новому. Они- то могли дать начало чему-то хорошему, вы – никогда. Улетят прагматики, техники, самки с отличными репродуктивными функциями. Но среди вас не будет мечтателей, идеалистов и хороших отцов и матерей, потому что своих вы бросаете здесь, даже не сказав правды. Я не хочу жить в таком мире.

Он молчал, потом попытался что-то сказать, но она остановила его жестом.

- Иди. До свидания.

Он помедлил, затем решительно развернулся и пошёл.

За кустами стояла его машина. Рядом была ещё одна, и в ней сидело двое.

- Отказалась, - сообщил он этим двоим, проходя мимо.

Те кивнули, вылезли из машины и пошли по направлению к девушке. Вскоре из кустов раздался вскрик и плеск воды.

Он вздрогнул. Несмотря на то, что перед выдачей разрешения на беседу его предупреждали о необходимости соблюдения исключительной секретности, он всё же надеялся на другой результат.


назад