Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

ЭКО

Лада Хорс 19.02.2017

ЭКО

Лада Хорс 19.02.2017

ЭКО 

 

Достижение многолетней работы российских врачей-репродуктологов – первый в СССР ребёнок, зачатый при помощи искусственного оплодотворения. Это Елена Донцова. Она празднует день рождения. 7 февраля 1986 года Елена появилась на свет. Процедура ЭКО для СССР тогда была шагом рискованным. Но результаты успешной работы в этой области медицины равны человеческим жизням. «Первый ребенок из пробирки» через 21 год родила в этой же больнице здорового мальчика сама. В том же 1986 году в Ленинграде родился мальчик Кирилл. Данным событиям предшествовали серьёзные исследования, которые начали целенаправленно проводить в Советском Союзе с 1965 года. В это время создаётся группа раннего эмбриогенеза, которая в 1973 году переросла в лабораторию экспериментальной эмбриологии (руководитель - проф. Б. Леонов). По данным на 1994 год в этой лаборатории родилось более 15000 детей. В 1990 году на нашей планете насчитывалось свыше 20000 детей, зачатых в пробирке. В 2010 году - около 4 миллионов. Наибольшей интенсивности применения процедура ЭКО достигает в Израиле, где на 1 миллион жителей приходится 3400 процедур ЭКО в год.

Что такое ЭКО? Попытка быть Богом или всё-таки инструмент от Всевышнего, дающий возможность приблизиться к Его таинству? С точки зрения этики всё слишком неоднозначно. Не может пара иметь детей, но причины разные. Лечатся. Ждут. А хочется очень. И вот в этот момент стоит спросить: «Почему? По каким причинам так хочется иметь детей?». Спрашивала у многих. Ответы более чем абсурдные: так полагается, продолжение рода... Даже пресловутый стакан воды вспоминают. А об истинной любви к детям говорили немногие. И очень часто встречаются те, кто прошёл длительное лечение, всевозможные обследования, операции, а детей нет. И в этот момент напрашиваются вопросы: «Может быть, это Его происки? Может быть, не дано по каким-то важным причинам, а путь, уготованный им, не предполагает рождения детей? И им дано идти по пути созидания чего-то другого. А может быть, Бог отводит этих людей от трагедии?». Множество философских вопросов возникает в такие минуты. Одна пара очень долго пыталась родить потомство. А когда, наконец, получили то, что просили у Бога, столкнулись с непоправимым… Ребёнок-инвалид. Тяжелая форма ДЦП. А к такому повороту немногие готовы. ЭКО не панацея от инвалидности, как ошибочно думают люди. Когда задумываешься о развитии технологий и медицины, нельзя забывать о том, что люди не боги. Они не могут создать то, на что не имеют высшего одобрения. Доказательств этому огромное количество: это и невынашивание, когда организм попросту отторгает инородное тело в виде эмбриона; и невозможность подсадки, когда не происходит ожидаемого оплодотворения. Много факторов говорит нам о науке как о псевдорелигии. Мы уверовали в то, что можем творить чудо, не задумываясь о последствиях. Безусловно, нужность данной процедуры не оспаривается. Во многих случаях ЭКО - спасательный круг для страждущих. Одни мои знакомые долго обследовались, лечились. Очень хотели стать родителями. И надо сказать, я не понимала такой несправедливости. Даже ЭКО не помогло им стать родителями. Прекрасные люди, любящие детей. Они отчаялись. Но родились у них двое мальчишек только после того, как они взяли девочку из детского дома. У них растут два близнеца, очаровательных мальчугана, рожденные не путем ЭКО, а данностью природы. И они считают их даром свыше. Конечно, радостно за этих людей. Особенно оттого, что они настоящие родители. И хотели детей не потому, что так надо, а потому, что много любви могли им дать. И дают. Но тенденция в современном обществе нехорошая - считать ЭКО высшим проявлением Его воли. Мы настолько заигрались в богов, что не заметили, как запущен страшный конвейер. Детей хотят все и всегда. Не отдавая себе отчета в ответственности перед ними. Заводим детей, как кошек и собак, выбирая пол ребенка и дату его рождения.

Да, наука не стоит на месте. Мы вправе выбирать пол, количество, дату рождения и даже, простите, родителя. Страшный триллер, а не медицинская помощь. Эдакий аттракцион: любой каприз за ваши деньги. А что дальше? Может быть, стоит задуматься о том, что в природе всё логично и продумано, коли не хотим думать о присутствии высшего вмешательства. Прогресс своим стремлением быть на страже жизни человечества неумолимо катит научную машину в пропасть. На планете уже 7463786469 человек. А если предположить, что клонирование органов и производство эмбрионов встанет на конвейер, то нас ждёт гибель в войне за выживание. Запасы воды, еды и всего остального, необходимого для нашего полноценного развития, иссякнут. И это я говорю скептикам, не желающим верить в высший суд. Тем, кто считает, что человек правит вселенной и миром. Для кого духовная сторона детопроизводства не существует. И почему бы им не задуматься, куда девается отработанный материал. Ведь мы все слышали о нечистоплотности научных гениев. В погоне за прибылью они готовы идти не только на должностные преступления, но и на духовные. Под отработанным материалом я имею в виду эмбрионы, оставшиеся от процедуры подсадки. Например, по закону, утверждённому Женевской конвенцией, количество эмбрионов, подсаженных матери, не должно превышать двух. А при процессе оплодотворения могут выжить три или четыре. Родителям говорится, что их замораживают в криокамере до момента родов. Затем при удачной первичной подсадке удаляют. Или в случае невынашивания достают из камеры и совершают повторную подсадку. А кто это контролирует? Не понадобились эмбрионы, а это биологический материал. Дорогой материал. Осмелюсь предположить, что его запускают в дело при обращении одиноких женщин или пар, в которых мужчина не может быть донором. А теперь представим, сколько ходит по земле братьев и сестер. Это то же самое, как и мужское донорство. Всем известна история, когда муж с женой узнали, что они брат и сестра по отцу. Их отец был донором спермы, которая удачно оплодотворила больше 1000 женщин. И сколько нарушений наблюдается по всему миру, когда количество подсаженных эмбрионов превышает три и даже четыре. В современном мире ЭКО – это панацея от веры.

Когда я разговаривала с одним репродуктологом, он посетовал на то, что капризы людей доведут его до падения в ад. И я не сгущаю краски. Человек занимается редукцией, то есть удалением лишних эмбрионов. Вдуматься в это страшно. Убийство. Ежедневное. По причине нежелания сохранять многоплодную беременность. Человек науки, по определению, должен быть неверующим или скептиком, ходит в церковь и отмаливает грех. А ведь это и грех родителей. Убить бьющееся сердце. Убить, возвышая себя над законом Божьим, выбирая, кому остаться жить, а кому умереть. Об этом страшно думать. Но врачи относятся к этому, как неизбежному процессу. Они считают, что вправе давать нам детей, когда мы не можем родить. Вправе подсаживать пол ребенка по выбору. Указывать на то, что из двоих-троих прижившихся эмбрионов должен остаться один, чтобы ему было вольготно развиваться в утробе матери. Кудесники навязывают процесс редукции как вынужденную меру, чтобы предотвратить, как они говорят, трагедию. Пугают рождением инвалидов и неполноценных детей, рассказывая жуткие истории про страшную участь, ожидающую родителей впереди. Конечно, такой выбор сделать сложно. И нельзя обвинять родителей, поддавшихся стремлению родить здоровое потомство. Все это адская колесница. Именно поэтому мать-природа зачастую наказывает самонадеянных кудесников и их пациентов, отторгая чужеродное или при удалении лишнего плода выбрасывая всех остальных. И я не злорадствую, как может показаться. Мне хочется, чтобы люди понимали, насколько ошибочный путь они выбирают в стремлении быть над природой, быть богами.

Я хорошо помню ночь, когда просидела на кухне, не сомкнув глаз. У меня в утробе бились три сердца. И врачи, создав коалицию, окружили мою семью, не давая свободы выбора. На нас напали с тирадами о рождении нездоровой тройни, пугая меня страшным будущим. Была подсадка двух эмбрионов. Но каким-то чудом появился третий, введя в шоковое состояние врачей. К такой шутке природы они не были готовы. Обстрел доводами и убеждениями продолжался неделю. Я осталась одна в своем аду. Отца врачи смогли убедить, и он встал на их сторону. Я не торопилась его обвинить. Я понимала. Он прошёл со мной долгий путь лечения нашего первенца, который ещё не был окончен. Мне было очень страшно. Я взвешивала всё: здоровье детей, денежный вопрос и многое другое. Но меня не отпускала мысль о грехе. Как я могу убить? Как вообще это возможно? Из троих мне предложили оставить одного. Кудесники торговались. Говорили о том, что можно и двоих оставить. Это немыслимо. Только вдумайтесь. Внутри тебя бьются три сердца, три жизни. И ты должна решить, кого из них оставить. Эту ночь я запомню на всю жизнь. Я так хотела стать матерью. А в эти бесконечные минуты я размышляла над тем, что мне предложили исключительно из лучших побуждений убить моих детей. Никто же не сомневается в том, что это убийство? Бьющиеся сердца – это жизнь. Я не смогла принять решение. Я просто утром позвонила в клинику и сказала, что не убийца и не могу удалить тех, кого так долго просила у Бога. Скажу честно, я усомнилась в правильности своего решения. Меня охватил страх от мысли, что врачи могут оказаться правы и я стану матерью уже четверых инвалидов. К вечеру следующего дня меня забрала скорая с выкидышем. Пока меня везла карета скорой помощи, я молилась. Я просила у Бога прощения за то, что сомневалась от страха. За то, что на секунду подумала о правоте врачей, пугающих меня рождением больных детей. Я молила не лишать меня моих кровиночек и оставить всех троих. Умоляла Всевышнего не наказывать меня за мою слабость. Обещала, что буду хорошей матерью. Когда меня привезли в клинику, у врачей не было сомнений, что я потеряла детей. Переглядывания и перешептывания казались злорадством. Наш организм устроен так, что все инородное обязательно отторгает. И решение этой проблемы пока не нашли. Такими словами меня встретили в отделении. Но каково было удивление персонала, когда через тридцать минут закончилось кровотечение, и УЗИ показало, что все трое на местах. Передать тогда мою радость сложно. А удивление врачей невозможно…

Конечно, на сегодняшний день в сети множество историй о рождении тройняшек и даже четверняшек. И я рада, что сила духа у родителей превозмогает страх от бесчеловечных уговоров врачей. Но существует и огромное количество рожденных детей-инвалидов. Это наказание за самонадеянность людей. Это все похоже на русскую рулетку. И становится страшно, когда оружие в руках бездушных людей. Внушая людям полезность процедуры ЭКО, врачи умалчивают о том, что процент рожденных детей с проблемами со здоровьем огромен. ЭКО, как я уже говорила, не панацея. И процент растёт в геометрической прогрессии. Будущие родители должны осознавать этот факт. Машина запущена. Но она страшна отсутствием веры и понимания того, что люди - не боги. Но людей прельщает процесс простоты и возможности облегчить жизнь ускорением и планированием детопроизводства. Мы строим планы на рождение детей. Мы уже не ждём чуда от Бога. Мы творим его сами, обращаясь в клинику, когда посчитаем нужным. Когда решаем, что время этого чуда наступило. Огромное количество женщин, не имеющих проблем со здоровьем, принимают решение идти на ЭКО. Так проще. Знаешь пол. Знаешь время рождения. Знаешь, что не придется мучиться в долгих схватках. Придёт врач, сделает укольчик и лёгким движением руки достанет ребенка. А мать-природа не так глупа, давая возможность пройти ребенку весь родовой путь от начала и до конца. Плод крепнет, когда борется за свою жизнь, проходя родовые пути.

Мои размышления на эту тему не являются истиной в последней инстанции. Я не берусь никого обвинять или что-то утверждать на такую животрепещущую тему. Безусловно, порыв науки в создании таблетки от всех болезней понятен. Борьба за вечную жизнь в самом разгаре. Но каково искушение. Нельзя поддаваться… Надо четко осознавать всю ответственность за свои деяния. Надо духовно очищаться и готовиться к выбранному пути. Планируем создать семью – прекрасно. Но не надо забывать: человек предполагает, а Бог располагает. Надо помнить это всегда, чтобы потом не мучиться от боли или, как нам кажется, несправедливости.

Когда я родила здоровых и довольно крупных тройняшек, все врачи бросились убеждать меня в том, что это случайность. Что я сильно рисковала. Может быть, они и правы. Но что-то подсказывает мне, что ЭКО – это панацея от веры, когда её нет. А случайность – желание Бога.


назад