Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

СОБИБОР. ЧЕСТНЫЙ ФИЛЬМ О ВОЙНЕ

Артемов Артем 07.05.2018

СОБИБОР.  ЧЕСТНЫЙ ФИЛЬМ О ВОЙНЕ

Артемов Артем 07.05.2018

СОБИБОР.

ЧЕСТНЫЙ ФИЛЬМ О ВОЙНЕ

Перестаю любить кино. Оно не соответствует моим ожиданиям. Я мечтаю увидеть фильм близкий мне по духу, не вступающий в противоречия с моим собственным опытом. Но не попадаются. Каждый раз перед просмотром я убеждаю себя быть снисходительным, верить всему и не кидать в экран помидоры, скриплю зубами до последнего, но срываюсь.

Сейчас, в преддверии Дня Победы, на телеканалах выходят сериалы и фильмы о войне. О том, как её видят авторы этого кино. Но почему-то я, как зритель неискушённый, конечно же, и не имеющий специального образования, не верю ни сценаристам, ни актёрам. Быть может, будь у меня за плечами актёрский или режиссёрский факультеты, я бы заходился в экстазе и кричал бы «браво», довольствуясь штрихами и обозначениями. Но мне в силу необразованности, не иначе, подавай достоверность и жизненную правду. В сюжетной линии я не могу увидеть жизнь настоящую, ту, которой люди живут только на войне. Маститые и очень известные актеры не исключение. Война - это обугленные и искалеченные души, это всегда надрыв, скрытый или явный. Сытый выпускник ВГИКа или ГИТИСа не в состоянии сыграть голодного и злого. Бандиты в советском кино интеллигентны и милы, солдаты в российском кинематографе неуклюже нежны и неубедительно эмоциональны. Мягкие, ранимые и влюблённые в себя «звёзды» нелепо смотрятся, исполняя роли палачей и героев, идущих на смерть. Хочется кричать: «Не верю!» Но только врожденный такт и деликатность останавливают, ограждая остальных зрителей, жующих попкорн и запивающих его газировкой, от моих капризов.

Я не претендую на звание эксперта или критика – Боже упаси! Я даже готов простить им фильмы про то, что они называют любовью и детективами. Но я буду стоять до конца, отстаивая своё право видеть правдивые кинокартины о войне. Для меня это важно по причине ранее приобретённых личных переживаний по этому поводу, а также в связи с трепетным отношением к истории своей страны. И ещё я хочу, чтобы работу делали качественно, чтобы плитка на улицах не трескалась и не рассыпалась через неделю после окончания работ, чтобы родной автопром был надёжным и привлекательным, чтобы ракеты не взрывались, и чтобы сценаристы, режиссёры и актёры честно и добросовестно отрабатывали те огромные деньги, что расходуются на киноиндустрию.

Ну не бывает, чтобы солдаты на войне в одинаковых и чистеньких гимнастерках рассуждали как люди с двумя высшими образованиями и немалым словарным запасом, а если они и делают попытки поговорить как люди «из народа», то это и выглядит не более, чем попытка интеллигентного человека подражать простому люду. Их гнев наигран, монологи о защите родины и неминуемой победе относят зрителя в далёкие воспоминания детсадовского утренника и детской интерпретации взрослых слов. Несмотря на литры слез, смерть в фильме не трогает, а любовь не заставляет сопереживать. И родины там две. Одна - лубочная, с задумчивыми взглядами вдаль и лобзанием березок взасос, а вторая - злая и коварная, в которой островком существует герой и несколько сочувствующих ему персонажей. Жить не хочется в обоих.

На этом фоне особняком, как графская усадьба среди фанеры «потёмкинских деревень», смотрится фильм Хабенского «Собибор». Честно. Сюжет простой, без добавления ложного патриотизма и несуразных хитросплетений. Там есть жизнь и смерть, и больше ничего, но этого достаточно. Зритель находится в напряжении на всем протяжении киноповествования. Здесь белое показано белым, а чёрное - чёрным, нет никаких конформистских сцен, которые так любят современные создатели новой истории. Для тех, кто не знает, что из себя представляли немцы образца 1941-1945 гг., рекомендую прочитать протоколы Нюрнберга или посмотреть документальный фильм «Обыкновенный фашизм».

Собибор

Можно на минутку отвлечься и в виде игры представить, как бы сняли этот фильм другие режиссеры. У Михалкова, скорее всего, в сценарий было бы добавлено ещё часа на полтора для создания у зрителя «полного» впечатления о событиях тех лет. Фильм бы состоял из нескольких первоклассно снятых этюдов, объединённых какой-нибудь сверхидеей, но всё равно не сочетающихся. Фёдор Бондарчук непременно ввёл бы ещё один персонаж, обязательно немца, но не простого, а мягкого и нерешительного, сочувствующего заключённым. Этот ход был бы необходим для объяснения зрителю позиции режиссёра о том, что не все «фрицы» плохие. Учитель в состав узников включил бы комиссаров и сотрудников НКВД. Они бы издевались над остальными, агитировали бы за Ленина и Сталина, а простые пленные вспоминали бы тяжёлые довоенные годы. Многие авторы военных сериалов, идущих по центральным каналам, заставили бы героев после побега штурмовать в одиночку Берлин или сидеть в лагерях в России. У них всего две крайности, жизненной правды они не приемлют, так как для них она пресна и не отвечает задачам времени и заказа.

Хабенский обошёлся без вымысла, ничего лишнего. Этим-то фильм и ценен. Узкий эпицентр событий, не касающийся геополитики и общественной жизни того времени, затрагивает исключительно концлагерь и его обитателей. Но на их примере мы увидели войну, всеобъемлющую, беспощадную, разделяющую семьи, убивающую равнодушно. Жизни героев обрываются внезапно, без прощальных монологов и долгого артистического замедленного падения. Но тем самым ценность жизни показана нагляднее.

Хороший дебют. Спасибо.


назад