Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

SOS – потёмкинские деревни!

Дмитрий Галковский 05.01.2015

SOS – потёмкинские деревни!

Дмитрий Галковский 05.01.2015

 

SOS – потёмкинские деревни!

 

После второй мировой войны в Австрии, а затем в других странах Запада была создана система так называемых «детских СОС-деревень». Автором проекта был 28-летний солдат вермахта Герман Гмайнер. Демобилизовавшись после войны, тяжело раненный фронтовик решил посвятить себя воспитанию детей-сирот. В разрушенной войной Австрии это была огромная проблема. Ситуацию усугубляло то обстоятельство, что экономика страны была разрушена.

Воспитанники германского детского дома

Система Гмайера оказалась проста и эффективна.

 1. Детские дома создаются исключительно на пожертвования простых граждан.

 Несмотря на скудные средства, люди охотно жертвовали небольшие суммы на помощь сиротам, так как хорошо осознавали масштаб проблемы и кроме того сам тип подобной благотворительности был традиционным.

 На самом деле хорошо поставленный сбор денег был главным вкладом Гмайнера в решение проблемы. Он обладал большим талантом убеждения и уделял этому занятию основную часть своего времени. Как он потом шутил: «В сущности, я всю жизнь простоял с протянутой рукой».

 2. Основу персонала детских домов составляют женщины, потерявшие своих детей и мужей во время войны, и не имеющие возможности создать новые семьи в условиях огромных потерь взрослого мужского населения.

 При этом такие женщины не работают в интернатах, а являются домохозяйками, живущими в собственных домах и воспитывающими у себя дома 6-8 сирот, желательно с сохранением внутренних семейных связей (например, в случае родства братья и сёстры воспитываются вместе). Такие дома образуют «детскую деревню» в 11-15 домов, обладающую общей инфраструктурой (школой, лавкой, амбулаторией и т.д.) Кроме права проживания, «мамам» выплачивается сумма на содержание детей и дома, которую они тратят по собственному усмотрению и с привлечением воспитываемых детей. Таким образом, кроме всего прочего, дети приучаются к ведению домашнего хозяйства и к совершению бытовых покупок, что совершенно отсутствует в обычных детдомах.

 Кроме «мам», в детских деревнях есть вспомогательный персонал «тёть», одновременно проходящих курс обучения и при успешной работе получающих сертификат «мамы».

Система детских деревень себя отлично зарекомендовала и в настоящее время в значительной степени вытеснила классические детские дома в большинстве развитых государств.

Что не удивительно, так как в проекте Гмайнера произошло ловкое встраивание проблемы государственного сиротства в естественную среду человеческого общежития. Государство в данном случае явилось коллективным отцом сирот, но осуществляющим своё неизбежно казарменное и унифицированное отцовство путём привлечения к работе несостоявшихся матерей. Государство усилило их специализацию (не 1-2-3 ребёнка, а 6-8) и заменило им мужа, предоставив жилище и средства к существованию.

 Навряд ли, кстати, сам Гмайнер был настолько хитроумен. Его использовали как бренд проекта, а сама идея была выдвинута ранее на родине Песталоцци масоном Вальтером Робертом Корти. Первая детская деревня была построена в 1946 году в Швейцарии, и заранее задумывалась как международный проект. Для Корти главным был ещё один, третий, пункт системы – вместе в семейной обстановке должны воспитываться дети самых разных национальностей, что будет препятствовать развитию межнациональных конфликтов и, в конченом счёте, мировых войн.

 Посещение Великими княжнами детского приюта

Общество попечения над сиротами. Царская Россия

Что ж, в этом есть рациональное зерно. Сейчас созданная Корти «Детская деревня имени Песталоцци» является своеобразным Артеком для сирот со всего мира. Кто знает, если бы в настоящем Артеке последние 23 года вместе воспитывались дети из России и с Украины, может, и не было бы братоубийственного конфликта между нашими странами.

 Но если вести речь не о большой политике, а о решении насущных задач государственного воспитания, система «детских деревень» не так хороша, как это может показаться на первый взгляд.

 Ситуация послевоенной Европы давно ушла в прошлое. В условиях современной женской эмансипации и ликвидации половой диспропорции огромных военных потерь, найти достаточное количество «мам», способных пожертвовать собственной семейной жизнью ради воспитания чужих детей трудно. Кроме того, как это ни страшно звучит, именно отсутствие разрушительных войн резко понизило «качество» детей-сирот. Военные сироты это часто дети вполне благополучных родителей, которые погибли на фронте, затерялись при массовых перемещениях мирного населения, были убиты во время бомбёжек или умерли от голода. Современные сироты это большей частью дети алкоголиков, уголовников, людей с генетическими отклонениями. Воспитывать их вне стационарных детдомов трудно, а то и невозможно.

 В этих условиях система успешно функционирует на Западе только по двум причинам. Во-первых, в «детские деревни» и в качестве персонала и в качестве воспитанников широко привлекаются граждане развивающихся стран. Во-вторых, резко увеличиваются расходы на содержание такого рода поселений.

 Как нетрудно заметить, последнее обстоятельство подрывает один из основополагающих принципов SOS-деревень – их дешивизну. Ведь «SOS» это не только сигнал помощи, но и сокращение от «socialsupport», то есть «общественная помощь». Это помощь населения системе государственного призрения, неспособной эффективно справиться со своими задачами. Причём помощь именно со стороны беднейших слоёв. В SOS-деревнях извечный лозунг помощи сиротам и вдовам был доведён до степени «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», когда вдовы стали помогать сиротам.


Посещение Великими княжнами детского приюта

 Посещение Великими княжнами детского приюта

Сейчас ничего этого в проекте Гмайнера нет и в помине. Это дорогая альтернатива богатейших государств мира системе пусть худшей, но гораздо более массовой и более дешёвой. И более простой в смысле подготовки персонала, управления и контроля.

 Спору нет, «если бы у всех нас был домик в горах, где нет бомбёжек», надо было бы выбирать систему «детских деревень».

 Но что это такое в контексте современной экономической и социальной ситуации в РФ и других стран СНГ, и тем более в контексте социального провала 90-х? А именно тогда у нас стали насаждать образцово-показательные детские деревни и противопоставлять их системе социалистических детских домов.

 К чему это привело на практике? Было создано несколько детских деревень (в Томилино, и других местах). Все эти проекты получили поддержку на государственном уровне, таким образом у 25 000 детей-сирот были отняты средства и направлены для строительства нескольких коттеджных посёлков на 500 детей. В этих элитных посёлках (для того времени действительно элитных) по большому интеллигентскому блату были поселены «мамы», которые, разумеется никогда не жили в таких роскошных для советского человека условиях, и у которых не было настоящих навыков воспитания детей-сирот (а зачастую и детей вообще). Не стоит описывать, что получилось в результате, достаточно сказать, что даже первая деревня в Томилино стоит на одну четверть пустая.

 Но дело не в этом. Мало ли какие благие пожелания окончились фиаско. Проблема в том, что с самого начала «СОС-деревни» в РФ стали агрессивно противопоставляться государственным интернатам и детским домам. Так в русскоязычной Википедии написано буквально следующее:

 «Сразу бросается в глаза разительный контраст между довольными лицами детей, которые живут в «семье» состоящей из мамы, нескольких тёть и десятков братьев и сестер разного возраста, и российскими сиротами, которые выходят из детского дома с чёткой установкой, что человек человеку волк».

 Между тем советская система детских домов успешно справилась с огромной проблемой послевоенного сиротства в условиях гораздо худших, чем в Австрии, в СССР была создана огромная система пионерских лагерей, а педагогика возведена в ранг научно-прикладной дисциплины, имеющий собственную Академию Наук. Всё это очевидно для того, чтобы воспитать «коммунистических волчат-маугли»

 Спору нет, «детские деревни» это огромный шаг вперёд по сравнению с заштатным детским домом, где воспитатели получают нищенскую зарплату, а дети не имеют должного ухода и живут в условиях то ли больницы, то ли казармы. Но что будет, если стартовые условия уровнять? Если в обычном детской доме на 50 детей выделить 10 нянечек и преподавателей, затратить на строительство в 20 раз больше средств, а сам детдом разместить в курортной зоне? Или наоборот, организовать «детскую деревню» в деревянном бараке? Может быть, различие будет и не таким уж подавляющим?

 А где, кстати, свободная дискуссия о проблемах и бедах не классических детских домов, а потёмкинских SOS-ов? Ведь воспитание сирот из трудных семей не может быть лёгким безоблачным времяпровождением в любых условиях. Это тяжелая, КОНФЛИКТНАЯ работа, и цель здесь не воспитание детей-херувимов, а попытка исправить искалеченное и испохабленное детство, хоть как-то помощь несчастным сиротам залечить их страшные травмы и хоть как-то загладить коллективную вину общества перед их несчастной судьбой.  


назад