Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Сорок восьмой номер

Артёмов Артём 01.09.2018

Сорок восьмой номер

Артёмов Артём 01.09.2018

Никто не выбирает где ему родиться, в какой семье, на каком языке разговаривать, в каком месте жить. Маленький человек, чуть появившись на свет, посмотрев по сторонам и вдохнув полной грудью воздух, плачет от яркого чувства несоответствия окружающего и ожидаемого. Ничем не замутнённая душа младенца спокойно обозревает своё будущее и видит ясли-садик, среднеобразовательную школу с усталыми учителями, институт, работу менеджером, десять дней в году отдых в Турции, детей своих, выход на пенсию с должности заместителя старшего менеджера, гости по всем большим праздникам, потом не по всем, смерть и свечки в церквях от родственников, по настроению. От осознания расхождений с заложенным потенциалом красное морщинистое тельце в простыне заходится безудержным криком.

«Я подобие Божие! - кричит младенец врачам и родителям. - От моего слова горы будут сходить с мест, а моря расступаться!». «Какой хорошенький! - сюсюкают родители. - Надо дать ему образование, чтобы жил счастливее нас. Чтобы в люди выбился!». «Вы все ошибаетесь! - не унимается младенец. - Мир катится в пропасть! Вы забыли Заповеди, забыли Бога! Поднимите головы, посмотрите вверх! Плюньте на свои дипломы и планы, дышите полной грудью, живите, как подобает Венцу Творения Божия!». «В садик отдадим в тот, что на Садовом, там к школе готовят лучше, - планируют родители. - В школу пойдёт специальную, с углублённым изучением арабского, это ему пригодится. А сейчас игрушки нужны развивающие… Мультики со страшилищами?.. Ну, пусть привыкает, жизнь же она такая, разная...»

Ребёнок, вяло сопротивляясь первые два года, втягивается в предложенные обстоятельства и вскоре начинает жить ими. Лишь иногда, впадая в непонятную тоску, он отмахивается от неё водкой или антидепрессантами, объясняя ее погодой или общей усталостью. Лишь единицам удается разорвать завесу из придуманных причин и следствий и увидеть далекий горизонт. Они, вдохнув и обозрев новое, становятся другими, их мысли и слова, состоящие из обычных букв и слов, перестают быть понятными. С ними интересно иногда поговорить, на досуге, под настроение, почерпнуть что-то новое для себя, необычное. Но чем дольше общение, тем очевиднее несовместимость их и нас, людей обычных, представляющих большинство. Общество таких отторгает, заставляя переселяться в монастыри или сумасшедшие дома.

Я живу в своей стране. Она моя, такая, какая есть, и мне здесь хорошо. Рядом со мной живут ещё почти сто пятьдесят миллионов человек. Правда, часто я замечал, что с некоторыми людьми, которые рядом, я живу всё же в разных странах. В моей  тысяча монастырей, десятки тысяч приходов, в которые, пусть и в небольшом количестве, по сравнению с царскими временами, ходят люди. В их стране - толстые попы на БМВ приезжают освящать двухэтажные квартиры на Тверской. В моей запускают ракеты в космос, строят мосты и дороги. Они при строительстве дорог видят только воровство. Как в анекдоте, когда слепой девочке приносил пирожные, которые она брала и говорила: «Какие маленькие. Представляю, какие большие они едят». Когда папа и мама сжалились, и все свои пирожные сложили в одно большое и дали его девочке, та недовольно проворчала: «Если мне такое большое, то какие же они себе взяли?!» Космические корабли в космосе, пилотируемые и непилотируемые, их убеждают меньше, чем графические изображения красивых кораблей Илона Маска в стране, которая совсем перестала летать в космос.

Огромная масса людей, мечтающих о другом государстве, о светлом будущем, невозможном в наших серых буднях, живёт, в принципе, неплохо. Почти у всех есть высшее образование, почти все неплохо трудоустроены, конечно же, в сферу услуг, обеспечены жильём и транспортом. Так говорят соцопросы. Они, достигнув каких-никаких высот, оглядевшись, признали для себя невозможным жить среди нас, немытых. Воспитанные в «лучших» традициях «девяностых», они закономерно считают себя эпицентром мира, его альфой и омегой. Их претензии и пожелания больше эмоциональны и плохо оформлены в слова по причине отсутствия навыков формулировать понятно для других. «Так жить нельзя», - говорят они. А как можно? Молчат. Потому что «Так жить нельзя!» - это тренд, придуманный и внедренный не ими. Это как в математике: пользоваться формулой могут многие, а объяснить её или придумать заново, почти никто. Вся их беда в отсутствии умения довольствоваться имеющимся. И это, конечно, общая беда всех людей, выросших с сознанием потребителя.

- За всё Слава Богу! – говорим мы фразу, редко задумываясь о ее глубоком смысле, который становится понятным при ударении на слова ЗА ВСЁ. За хорошее и плохое, за наличие и отсутствие.

ЗА ВСЁ СЛАВА БОГУ!


назад