Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Сорок второй номер

Артемов Артем 01.03.2018

Артемов Артем 01.03.2018

Мы живём в иллюзорном мире. Но главное его отличие от матричного заключается в том, что тот мир навязан человечеству неким разумом, а наш мир зыбких грёз, нетвёрдого «сейчас» и непредсказуемого «тогда» создаём мы с вами.

Если на то пошло, каждый человек живёт исключительно в своей вселенной. Для кого-то она плоская на трёх слонах, некоторые мыслят планетарными и даже межзвездными масштабами, встраивая крохотного себя в цепочку связей и направлений, а для других, возможно большинства, она заканчивается за порогом тёплой квартиры с телевизионным окном в мир, связанную тонюсенькими паутинками с другими мирками – работой, дачей, семьей дочери. Даже одни и те же события мы воспринимаем по-разному, и совершенно неважно какого они масштаба.

События перестают быть основанием, становясь уже в момент совершения трактовками и обрастая смыслами. Кража машины со двора – трагедия для владельца, спроецированная на себя тревога для соседей, ещё один «висяк» для полицейских, жалкие 20% от стоимости, угроза тюрьмы для угонщиков и незначительный повод для телевизионщиков. Отсутствие эталона раздражает и дезориентирует. Хочется чего-нибудь твёрдого и постоянного, как социализм при Сталине или капитализм у Рокфеллера дома.

Мы плодим иллюзии в количестве, не приснившемся и Гудини. Отдаём детей в школу, ожидая прекрасного воспитания на выходе и знаний, ходим на работу, множим горы исписанной бумаги и пустых стаканчиков из-под кофе, на полном серьезе веря в свое КПД. Ссыпаем в церковный ящик мелочь, которой не хватит даже на буханку чёрного, уверенные в себе, не утруждаясь мыслями об истинной жертвенности.

Прошлое наших отцов призрачно. Наше будущее, представляясь нам, имеет два различных оттенка: от розово-безмятежного до депрессивно-чёрного, в зависимости от настроения. Жить, задумываясь о сопутствующем окружающем, сложно до степени забвения. Радость жизни перестала быть доступна, с детства оттененная двумя крайностями - подарками и разочарованиями. Взгляд перебегает от одного к другому, не в силах остановиться на неяркой середине. Прозрения оказываются достойны единицы, сумевшие сохранить свой разум перед смертью или попавшие в тюрьму. Им одним доступно отрезвление. Именно тогда значение приобретают мелочи, незаметные в повседневности. Водопадом обрушиваются краски и запахи, голова кружится от оттенков и настроений вокруг. Только шаг до пропасти дарит понимание ценности пройденного пути, его неповторимости.

Суметь взглянуть на жизнь взглядом чистым, увидеть смысл жизни в капле росы - задача почти непосильная разуму, перегруженному обществом, телевизором и интернетом. Что может быть проще и сложнее, чем заглянуть в глаза собеседнику и распознать там вселенную? Только отсутствие любви к ближнему. Лень, нежелание и боязнь погрузиться в чужое, мешают нам быть людьми, такими, которыми нас создал Он. Святые лечили болезни приходящих к ним, не боясь призвать их на себя, мы же стороной обходим прохожего с нездоровым цветом лица и на застольях желаем здоровья физического, забывая о духовном.

У церкви мужчина с ящиком на груди держал в руках табличку, умоляя о помощи дочери на операцию. Ему подавали мелочь. Он, каждый день дежуря у входа в храм, видит много мимо идущих хороших людей, добрых, участливых к себе и близким, но безразличных к проблеме его дочери и вместо помощи, имитирующих её, освобождающих карманы от неудобной и звенящей при каждом шаге меди. Внутренняя боль этого мужчины, его переживания за дочь приоткрывали любому желающему войти в дверь его мира, его вселенную, но не нашлось ни одного, решившегося примерить на себя.

Нежелание прикоснуться к чужой жизни, если только это не успех и богатство, есть только одна сторона нашей глухоты и слепоты. Больше всего мы боимся заглянуть внутрь себя, осознать совершённое и прислушаться к затаённому. Мы можем всё, у нас большой потенциал, заложенный Творцом! Однако, он нами востребован лишь в малой части. Ежедневный бег захватывает нас целиком, не оставляя времени остановиться, отдышаться, оглянуться. Многословность и суетливость есть не что иное, как попытка загородиться от самого себя. Тишина открывает ранее недоступное, то, что заглушается телевизором, разговорами и радио в автомобиле, то, что сокрыто под набором мышц, костей, сухожилий и прочих органов. Тишины мы боимся. В абсолютной тишине человек физически не может пробыть более 45 минут, потом он начинает сходить с ума. Но это в абсолютной. И здесь как с лекарством - большая доза может убить, но малая лечит.

Я хочу пожелать всем нам приятного пощения, стараться своими поступками созидать, а не создавать очередные иллюзии, коих люди и без того наплодили уйму. И если милостыня, то обдуманная, и не для того, чтобы обозначить и отойти в сторону. Если дело, то до конца. Если да, то да, а нет, значит нет.


назад