Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Тридцать пятый номер

Артемов Артем 01.08.2017

Артемов Артем 01.08.2017

@page { margin: 2cm } p { margin-bottom: 0.25cm; direction: ltr; line-height: 120%; text-align: left; orphans: 2; widows: 2 }

Не так давно встречался с известным и модным литератором. Разговор коснулся нашего журнала. Я попросил водителя, и тот принес отыскавшийся в машине прошлогодний июльский номер с портретом последнего императора на обложке.

А… Так вы монархисты, – сказал литератор, повертев журнал в руках и потеряв интерес, отложил в сторону.

Нет! Мы не монархисты! – хотел сказать я.

Но не сказал. Потому что всё-таки он прав. Мы монархисты, не мечтающие о славном прошедшем, а помнящие и принимающие и плохое, и хорошее. Но также мы и социалисты. Не идеализируя революцию с её террором, не защищая с пеной у рта продразвёрстку и репрессии, мы всё же с благодарностью поминаем кратно уменьшившуюся детскую смертность, клятую индустриализацию, дружбу народов и бесплатную медицину. Мы патриоты, поддерживающие курс правительства, сами себя мобилизовавшие в период восстановления страны. Но мы также и оппозиция, потому что видим, где воруют и как, и смириться с этим не желаем.

История – предмет зыбкий, сиюминутный, как никакой другой подверженный конъюнктуре. Везде есть свои столпы, основы, – в математике таблица умножения, в химии периодическая система, и так далее. В истории нет начала, а только необходимая трактовка настоящего и краткая и удобная версия прошлого. Изначально одни князья запрещали вспоминать про других, предшествующих, потом Рюрик предал забвению Гостомысла, позже православные летописцы, без какого-либо злого умысла, повели свои повествования с момента крещения Руси, не придавая значения языческому прошлому, тем самым вычеркнув его для потомков. Потом пробел, именуемый Игом. Годунов и Шуйский, оправдывая своё воцарение, приложили руку к эпохе Грозного, а боярское правительство, позднее получившее название «Семибоярщина», не поскупилось на эпитеты для демонизации последних. Романовы, которые прав на престол имели примерно столько же, сколько и Годуновы, но меньше, чем Шуйские, доказывая свою знатность и легальность, убрали всё восторженное о Грозном, Борисе, Василии и превратили блаженного Фёдора в идиота. После Петра I линия престолонаследия ломалась и чахла. Страной правили крещёные иностранцы, при которых историю переписали совершенно несведущие немцы. Ну а потом революция, весь мир «до основанья» – и историю тоже. И началось – то герой, то уже предатель, то Наш писатель, то не Наш. Перестройка не оставила камня на камне от достижений семидесятилетней эпохи. Наступили «девяностые», славные своей демократией, оказавшейся на поверку анархией и предательством.

В начале Перестройки модным стало идеализировать Россию царскую – вот, дескать, и первые в экспорте зерна, и по промышленности опять же, и люди чуткие и добрые. Сейчас сентиментально вспоминают Союз. Те, чье детство прошло под красными знаменами, достигли возраста воспоминаний, и понеслось – трава зеленее, деревья большие. Скоро дозреет поколение «девяностых» и начнётся про времена возможностей и свободы слова.

Да что там взгляд эпох и поколений, вы когда-нибудь слышали, чтобы новый адвокат хвалил предыдущего, а новая бригада строителей не плевала вслед уехавшей? Это присуще всем нам, к сожалению.

Поэтому мы не монархисты, не социалисты, не анархисты, не реакционеры и не либералы. Мы просто любим страну, в которой родились, в которой жили наши отцы, деды, прадеды, ту страну, в которой рождаются наши дети. Она всегда разная – царская, советская, демократическая. Жить в ней не просто (а где сейчас просто?), но за всё – Слава Богу!


назад