Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Тридцать шестой номер

Артемов Артем 01.09.2017

Артемов Артем 01.09.2017

Человечество никогда не желало идти путями прямыми, норовя срезать, запутать (ся), нарушить, совместными усилиями приближая то, что Иоанн описал в своих откровениях. Можно, конечно, объяснять это незнанием и ограниченным кругозором, но это далеко не всегда так. Адам и Ева прекрасно знали о запрете вкушать плоды с древа познаний, но это не помешало им последовать совету змея. Преступники знают о существовании законов и может даже читали их, но на путь преступления их толкает жажда наживы в совокупности с надеждой, что наказание минует их. Студент прогуливает пары, потому что на них неинтересно, а также в связи с повышенной самооценкой, часто необоснованной. Политики обманывают всех подряд, руководствуясь Большими целями, ради достижения которых не страшно солгать, предать и даже убить.

Все некрасивые поступки принято завуалировать, аргументировать и идеализировать, тогда они перестают быть плохими и становятся необходимыми и нестрашными. Для этого человечество придумало разные способы, главный из которых придумывание для вещей неправильных и порицаемых новых названий, с попыткой наполнения их новым смыслом. Так убийство может стать местью, зачисткой, ликвидацией, и тогда всем понятно, что речь идёт не о нарушении Заповеди, а о чём-то страшном, но романтичном в первом случае, необходимостью во втором и крайней необходимостью в третьем, продиктованной, конечно, заботой о благе страны и общества. Жадность и корыстолюбие, некоторые путают с «американской мечтой». Клизма, сделанная из краски и разбрызганная естественным образом на белый лист, неожиданным образом может превратиться в проявление авангардного искусства. Туда же надо отнести и прибитую на центральной площади гвоздём мошонку. Голые мужчины и женщины на сцене больших, и не очень, театров, именуются модной авторской трактовкой Годунова или ещё какой классики. Толерантностью называют всё то, что наши предки презирали как грех и не допускали ни в каком виде.

Очень удобно, руководствуясь заботой исключительно о своей стране, расширением сфер влияния и контроля за природными ископаемыми на территориях чужих государств, назвать агрессию на другие страны – «Бурей в пустыне» или, как в случае с Югославией, «Благородной наковальней», «Несокрушимой свободой» в Афганистане, «Рассветом Одиссеи» в Ливии. Красивые словосочетания призваны скрыть истинные цели и методы.

Всё продуманно. Забота о детях в итоге оборачивается их полной деградацией. Реформа в области медицины есть не что иное, как олицетворение теории Ницше, о необходимости подтолкнуть в обрыв слабого, чтобы дать дорогу сильному и перспективному, какими есть и будут люди состоятельные.

Смертью от «геморроидальных колик» объясняли убийство императора. Сердечный приступ в эпоху развития фармацевтики пришёл на смену самоубийствам, которыми объяснялись смерти неугодных системе людей.

Ложь, в зависимости от обстоятельств, переродилась в умение обвинить или оправдать.

Любовью стали называть то, что раньше трактовалось как половой акт.

Учёба в школе, по сути, является только времяпрепровождением, так как «учитель не обязан учить, а только давать задания». Средний уровень знаний выпускника общеобразовательной школы представляет ничтожный процент от объема учебного материала, прошелестевшего мимо.

Не является секретом, что диплом любого среднего или высшего заведения не является гарантом наличия знаний и развития интеллекта. Причём, не является чаще, чем является.

С огромным количеством детей-сирот борются путем объединения двух детских домов в один и победном рапорте об «улучшившейся» статистике «на верх» и созданием приемных семей. Борьба со следствием, но не с причинами. И неважно, в общем, что число таких детей от этого не уменьшается.

Мужчина в семье прочно занимает место между помощником в воспитании детей и инструментом для заполнения холодильника. И всё это в любви и согласии, при небольших и нечастых раздорах, что самое страшное. И виной тому никакая не феминизация, а масштабная деградация мужчин, уютно вжившихся в роль «подай, принеси, не мешай».

Слова уже ничего не значат. Часто, чтобы проникнуть в их смысл, надо обращать внимание на обстоятельства, источник и предмет. Как пример, козёл - это не всегда животное с рогами, но вполне себе им может быть начальник, гаишник и многие другие, согласно предлагаемым обстоятельствам.

Слово «Да» может иметь любое значение кроме да. Нет - далеко не всегда - нет. Люди разучились общаться просто, называть вещи своими именами.

Нет уже пиетета к словам и мыслям, которые материальны, с которых всё началось.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн1:1).


назад