Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

БЫТЬ ПЕРВЫМ

Роман Крук 14.08.2018

БЫТЬ ПЕРВЫМ

Роман Крук 14.08.2018

БЫТЬ ПЕРВЫМ

 

Действительно, сложно представить себе каково это быть первым: первооткрывателем нового или первым космонавтом, например. Человека, ставшего родоначальником целого направления в военной науке и умудрившегося стать личным врагом Гитлера, называли лучшим диверсантом ХХ века, гением минной войны, Богом диверсий, дедушкой советского спецназа, а когда в конце 90-х годов один из журналистов, бравших у него интервью, заметил: «Вас называют русским Скорцени…», то получил в ответ: «Я диверсант, а он - хвастун!» Звали этого человека Илья Григорьевич Старинов.

 

*****

 

Он родился 2 августа 1900 года в семье путевого обходчика. До революции 1917 года работал делопроизводителем при Тверском губернском правлении по снабжению армии обувью, а в июне 1919 года был призван в Красную армию. Воевал он не хуже других, был в плену, откуда бежал, лишь чудом избежав расстрела. После ранения в ногу, которой едва не лишился, в госпитале состоялось его знакомство с людьми, определившее дальнейшую судьбу.

«Я лежал на койке и улыбался, а на меня косился забинтованный сосед, личность чрезвычайно флегматичная, крайне немногословная, но острая на язык – сапёр Пётр Пчёлкин, прозванный ранеными за полноту и медлительность Шмелем.

Как ни молчалив был Шмель, а лежать бок о бок добрых три недели и не разговаривать о своей армейской жизни невозможно. И Пчёлкин рассказал мне о людях сильных, смелых и смекалистых, несущих на своих плечах большую тяжесть боев, о людях, которые созидают в кромешном аду войны, а если нужно – разрушают созданное, чтобы, после победы созидать вновь.

Я услышал о бесстрашных и отчаянных подрывниках, пробирающихся в тыл белых, чтобы разрушать их железные дороги и мосты.

Может, и не очень складно рассказывал Шмель, но в корявых словах бывшего крестьянина было чтото взволновавшее меня. Теперь я понимаю – рядовой Пётр Пчёлкин был поэтом своего нелёгкого дела. В его душе жила суровая романтика своей специальности.

А тут ещё появился в палате мой земляк Архип Царьков, первый плясун на все Войново, весельчак и балагур. Он тоже оказался сапёром и безоговорочно решил, что расставаться нам, коли уж встретились, не след.

Волнующие рассказы Шмеля, задорная убеждённость Архипа и естественное нежелание разлучаться с хорошими товарищами – всё это сыграло свою роль.

Друзей выписывали. Попросился на выписку и я. В части 9-й стрелковой дивизии как раз набирали сапёров. Хотя рана ещё не зажила, я отказался от отпуска. Царькова, Пчёлкина и меня зачислили в 27-ю отдельную сапёрную роту.

Так началась моя служба в инженерных войсках Красной армии. Служба, которая определила всю мою дальнейшую жизнь.» (И. Г. Старинов, «Записки диверсанта»).

Народный комиссар обороны СССР Климент Ворошилов пожимает руку капитану Илье Старинову. 1937 год.

Народный комиссар обороны СССР Климент Ворошилов пожимает руку капитану Илье Старинову. 1937 год.

По окончанию Гражданской войны, в 1921 году армия сокращалась и перед Ильёй стал выбор – демобилизация или учёба в военном училище. Он не сомневался, так как жизнь вне армии уже не представлял и, попросившись на учёбу, получил направление в Одессу держать экзамены в военно-инженерное училище. А в Одессе «срезался» на экзамене по математике. Расстроенный Старинов вернулся в Москву и неожиданно получил предложение поступить в школу военно-железнодорожных техников в Воронеже. Наученный горьким опытом, он засел за алгебру и геометрию, повторил весь курс и вступительные экзамены сдал на «отлично» и попутно поставил себе цель: сдать экстерном в январе 1922 года за второй семестр первого курса и за первый семестр второго. Закончить двухгодичную школу за год. Он закончил школу на «отлично», получив по всем предметам высшие оценки, и в день выпуска был награждён именными часами.

После окончания школы Старинов был откомандирован в Киев, в 4-й Коростенский Краснознаменный железнодорожный полк начальником подрывной команды. Уже тогда он жадно тянулся к новым знаниям и, отрабатывая на практике полученные навыки, впервые задумался над созданием портативной мины для подрыва вражеских эшелонов - в то время взрывные устройства, называемые «адскими машинами», были довольно громоздкими и весили до 20 кг. Но Старинова, как начальника подрывной команды, привлекли к борьбе с диверсантами с целью разработки мер противодействия против диверсий на железной дороге. Армия была не с состоянии охранять все маленькие мосты, а противник, в основном, минировал именно их. И первой разработкой молодого командира стала мина-сюрприз, которая позволяла предохранять малые мосты от диверсантов. Одной такой ловушки было достаточно, чтобы оглушить человека, но не убить его.

В 1928 году Старинов написал для журнала «Война и техника» две статьи. Одну приняли, а вторую редакция возвратила Старинову с замечаниями Д. М. Карбышева. Знакомство с крупным военным специалистом, начальником кафедры Военной академии имени Фрунзе Карбышевым помогло Старинову по-новому взглянуть на собственные идеи. А в 1934 году, когда Старинов учился в Военно-транспортной академии, именно Карбышев посоветовал ему тему будущей диссертации.

В начале 30-х Илья Григорьевич, выполняя распоряжение командования, занимался подготовкой диверсантов-подпольщиков, которые в случае войны и оккупации части советской территории должны были развернуть в тылу врага «рельсовую войну». Старинов организовал мастерскую-лабораторию, в которой вместе со своими товарищами разработал образцы мин, наиболее удобных для применения в ходе партизанской войны. В этой секретной лаборатории родились так называемые «угольные мины», с успехом применявшиеся в годы Великой Отечественной.

Здесь же родилась и обрела плоть идея создания некоторых, теперь уже широко известных автоматических мин. Были найдены и отработаны способы подрыва автомашин и поездов минами, управляемыми по проводам и с помощью бечёвки.

О подготовке будущих партизан следует сказать более подробно.

До 1933 года советская военная доктрина, сформулированная ещё в 1921 году М. В. Фрунзе в статье «Единая военная доктрина и Красная Армия», предусматривала подготовку партизанской войны на территориях возможных театров военных действий: «крупная роль будет принадлежать партизанским действиям, для чего надо организовать и подготовить их проведение в самом широком масштабе».

«В разных городах были организованы спецшколы, оснащённые мастерскими, лабораториями, закрытыми тирами и небольшими полигонами, на которых можно было устанавливать и даже подрывать различные мины и заряды. Были и небольшие учебные пункты, которые являлись филиалами основных спецшкол. В них обучались командиры и специалисты, диверсионные, разведывательные, организаторские группы и даже целые отряды.

Вначале в специальных школах будущих партизан и диверсантов учили всему, что было нужно в тылу противника. Потом убедились, что для этого мало не только года, но и двух лет. Обучение сделали 3-ступенчатым.

Первая ступень включала заочную подготовку с продолжительностью около года. Вторая ступень – подготовку командиров и специалистов в школах в течение 6 месяцев. Третья ступень – сколачивание разведывательных, диверсионных и организаторских групп отрядов в течение 1 месяца, организаторских групп бригад – 2 месяцев.

К 1 января 1930 года в приграничной полосе Юго-Западной железной дороги глубиной до 200 км из личного состава погранвойск и военизированной охраны железных дорог были подготовлены, кроме подрывных команд 2-х железнодорожных полков, более 60 партизанских подрывных команд общей численностью около 1400 человек. На железной дороге и на объектах были оборудованы специальные минные трубы, ниши и камеры. Аналогичная работа проводилась в Белорусском и Ленинградском военных округах.

Общее количество заложенных материальных средств на Украине и в плавнях Бессарабии составило сотни тонн. В некоторых районах в 1930-1933 гг. было заложено больше средств, чем там получили партизаны за всё время Великой Отечественной войны.

К сожалению, большинство этих баз с оружием, боеприпасами, взрывчаткой было уничтожено накануне войны. В 1937-1938 гг. была разрушена и сама система подготовки партизанских кадров. Главной причиной стала смена военной концепции, не допускавшая ведение войны на собственной территории.» (А. И. Цветков «Русский диверсант Илья Старинов»).

В этой работе Илья Старинов и принимал самое непосредственное участие. Позже он руководил пограничным пунктом в Тирасполе, преподавал в школе Кароля Сверчевского в ГРУ, где подготовил две группы китайских диверсантов и демонстрировал технику диверсионного дела руководителям компартий западноевропейских стран, в том числе А. Марти, В. Пику и П. Тольятти. А находясь на учёбе в Военно-транспортной академии (поступил сразу на 2-й курс!), он параллельно с учёбой участвовал в подготовке минно-взрывных средств, предназначенных для длительного хранения, и организовывал тайные склады на скрытых партизанских базах.

Окончание учёбы в академии совпало со свёртыванием подготовки к партизанской войне, и выпускник получил назначение на должность заместителя военного коменданта участка, управление которого помещалось в здании вокзала Ленинград-Московский. Но не такой карьеры желал боевой диверсант.

С началом боевых действий в Испании Старинов отправил рапорт на имя руководителя ГРУ Яна Берзиня с просьбой направить его туда добровольцем. По личному распоряжению Яна Берзиня, он получил назначение советником и инструктором в разведывательную группу капитана Доминго Унгрии, выросшую к 1937 году в 14-й партизанский корпус, насчитывающий 3000 человек. В Испании его знали под псевдонимом «Родольфо».

В числе операций, проведенных группой Родольфо: вывод из строя коммуникации между Мадридским и Южным фронтами противника на 7 дней; взрыв в Гранаде водопровода и моста; выведение из строя на пять суток туннеля под Кордовой; пуск под откос состава со штабом итальянской авиационной дивизии; взрыв моста через реку Аликанте, во время подготовки к которому группа Старинова ночью захватила кухню, которую заполнила взрывчаткой и оставила посредине моста, после чего взорвала; пуск под откос под Кордовой поезда с солдатами-марокканцами; уничтожение в лесу под Мадридом значительного количества личного состава противника, а также техники и боеприпасов.

За время испанской командировки воспитанники Старинова совершили около двухсот диверсий и засад, в результате которых ориентировочные потери противника составили более двух тысяч человек.

Успешные действия партизан привлекли внимание прессы всего мира. К ним на базу приезжали Михаил Кольцов и Константин Симонов, а также Эрнест Хемингуэй. Существует версия, что прототипом одного из героев романа Хемингуэя «По ком звонит колокол» был именно Старинов.

По возвращении в СССР Илья Старинов был удостоен орденов Ленина и Красного Знамени и... вызван на допрос в НКВД, пока в качестве свидетеля. Многие его знакомые, друзья оказались «врагами народа», и вопрос ареста Старинова был только делом времени. Но Илью Григорьевича отстоял Ворошилов, и вскоре Старинов получил звание полковника и назначение на должность начальника Центрального научно-испытательного железнодорожного полигона РККА. Появилось время осмыслить и обобщить накопленный в Испании опыт. Опираясь на него и на результаты учений на полигоне, Старинов принял непосредственное участие в создании нового Наставления и Положения по устройству и преодолению заграждений на железных дорогах. Тогда же (за полтора года) он написал свою диссертацию «Минирование железных дорог», став кандидатом технических наук.

А потом была Финская война. В районе линии Маннергейма Старинов получил две пули в правую руку от финского снайпера. В мае 1940 года полковника выписали из госпиталя со справкой об инвалидности - пулями были перебиты нервы. Тем не менее, он сумел остаться в армии и был назначен на должность начальника отдела минирования и заграждений Главного военно-инженерного управления Красной Армии (ГВИУ), находясь на которой в Нахабино готовил специалистов по заграждению и разминированию.

За время службы Старинова в ГВИУ, при его непосредственном участии, были сделаны расчёты потребности войск в инженерных минах всех назначений. Согласно расчётам, Красная Армия, в целом, должна была иметь уже к началу 1941 года 2800000 противотанковых и 4000000 противопехотных мин, 120000 мин замедленного действия и 350000 мин-сюрпризов. В действительности же, к началу 1941 года Красная Армия имела всего около миллиона противотанковых мин, а мин замедленного действия и мин-сюрпризов не получила вообще. К началу войны не было запасено и половины минимального количества инженерных мин, необходимых войскам при успешном развитии военных действий.

 

*****

 

22 июня 1941 года полковник Старинов встретил в Кобрине, а закончил Великую Отечественную войну в 1945 году на Эльбе.

Рельсовая война» советских партизан

Рельсовая война» советских партизан

За 4 года Илья Старинов организовал подрыв 256 средних и малых мостов, разработанные им мины пустили под откос более 12000 военных эшелонов противника. Особенно широко в СССР использовались поездные мины Старинова (ПМС) мгновенного и замедленного действия и автомобильные мины Старинова (АС).

Взрывом радиоуправляемой мины Свердловского путепровода через ЮЖД в октябре 1941 года он серьёзно нарушил Харьковские пути сообщения, затруднив немецкое наступление. Месяцем позже произвёл самый известный взрыв радиоуправляемой мины. По сигналу, отправленному Стариновым из Воронежа в 3:30 ночи 14 ноября 1941 года, был взорван немецкий штаб в Харькове во время банкета, на котором находился командир 68-й пехотной дивизии вермахта, начальник гарнизона генерал-лейтенант Георг Браун и генерал-лейтенант Бейнекер. Когда Гитлеру доложили, что Георг фон Браун погиб на радиомине в Харькове, Гитлер сказал: «Бред! Кейтель, это же бред! Они, говорит, в батальоне, в роте и даже в полку не имеют нужных радиосредств! Этот колосс на глиняных ногах имеет радиомину, а у нас есть? Нет, - ответили ему, - радиомин у нас нет».

За поимку Старинова Гитлер обещал 200 тысяч рейхсмарок.

Затем были ледовые походы через Таганрогский залив (февраль 1942 года), в результате которых была выведена из строя автомагистраль Мариуполь-Ростов-на-Дону и разгромлен гарнизон немцев на Косой Горе; создание диверсионной службы в украинских партизанских формированиях и в Украинском штабе партизанского движения в 1943 году, в результате чего на Украине было произведено свыше 3500 крушений поездов, тогда как в 1942 году - всего 202. В 1944 году - подготовка кадров и создание партизанских формирований украинских партизан для партизанской войны за рубежом: в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии.

Стариновым были написаны пособия, в том числе совершенно секретные, по вопросам ведения партизанской войны, которые использовались при обучении партизан.

В годы Великой Отечественной войны обученные им же инструкторы подготовили в различных школах свыше 5000 партизан-диверсантов. Только в Оперативно-учебном центре Западного фронта было обучено 1600 человек.

Весной 1942 года на Калининском фронте, в полосе действий 30-й армии была сформирована отдельная инженерная бригада специального назначения, ставшая прообразом разведывательно-диверсионных частей спецназа ГРУ Генштаба Вооруженных Сил СССР. Илья Григорьевич лично разработал основы её тактики и участвовал в создании специальных видов вооружения и техники для бойцов.

После окончания войны полковник Старинов был назначен на должность заместителя начальника 20-го управления железнодорожных войск Советской Армии во Львове. В этой должности он осуществлял разминирование и восстановление железных дорог и принимал участие в борьбе с бандеровцами.

Затем снова вернулся к преподаванию, готовя специалистов по диверсионным и контрдиверсионным операциям уже с учётом опыта Великой Отечественной войны.

Официально он ушёл в отставку в 1956 году. Но деятельность по своей специальности Старинов не прекращал. В 1964 году назначен на должность преподавателя тактики диверсий на Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС). В будущем выпускники этих курсов составили основу знаменитых групп спецназа «Вымпел», «Каскад», «Зенит». Больше 20 лет он преподавал в высших учебных заведениях КГБ. Спецназовцы всех силовых ведомств величали Старинова Дедом.

Илья Григорьевич Старинов в 90-е годы

Илья Григорьевич Старинов в 90-е годы

Неоднократно раненный, с подорванным здоровьем и приговором врачей, отпустившим ему при надлежащем соблюдении режима 50 лет жизни, он прожил 100 лет, оставшись самым старым полковником в истории.

Он не был обделён наградами (награждён двумя орденами Ленина и пятью орденами Красного Знамени, орденом Октябрьской революции и орденом Мужества – к его 100-летнему юбилею), но так и не получил звезду Героя (трижды его представляли к званию Героя Советского Союза, дважды - к Герою России), равно как и генеральское звание. Сам он с юмором говорил: «Я считаю, что мне повезло, потому что лучше быть полковником живым, чем мёртвым маршалом».

А звезду он получил другую: в честь Ильи Григорьевича Старинова, к его 99-летию, была названа звезда в созвездии Льва.

Последние годы жизни он много писал: завершил «Записки диверсанта», повести «Над пропастью», «Мины замедленного действия», сборник воспоминаний, стал автором полутора сотен монографий и нескольких закрытых учебных пособий.

Незадолго до своей кончины он сказал друзьям: «Друзья! Мне жаль покидать вас, но я твердо верю, что вы с честью пронесёте эстафету поколений защитников Отечества. Я горжусь вами!»

На его надгробном памятнике на Троекуровском кладбище Москвы надпись: «СОЛДАТУ СТОЛЕТИЯ С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ОТ УЧЕНИКОВ».


назад