Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Героя можно убить. Но нельзя забыть подвиг

Владимир Калиниченко 08.05.2018

Героя можно убить. Но нельзя забыть подвиг

Владимир Калиниченко 08.05.2018

Героя можно убить. Но нельзя забыть подвиг

«Независимо от преступления, совершенного любым, награждённым Крестом Виктории, награда не должна быть отобрана. Даже когда кавалер будет приговорен к казни через повешение, ему нужно разрешить иметь Крест Виктории в петлице, стоя на эшафоте».

(Из письма короля Великобритании Георга V

личному секретарю, лорду Стемфордхэму).

Говорят, от любви до ненависти - один шаг. Бывает, порой хватает и полувзмаха руки - к кобуре с пистолетом. В истории человеческих отношений пресловутый любовный треугольник нередко становился причиной трагедий со смертельным исходом или пожизненной тоской. В годы войны, по свидетельствам прокуроров трибуналов, ряды штрафных батальонов часто пополняли фронтовики-отпускники. На несколько дней вырвавшись из окопного ада передовой к родному порогу, они, бывало, «застукивали» своих прежде любимых подруг в объятиях тыловиков. И тут срабатывал мгновенный, неистребимый инстинкт мщения, помноженный на привычный боевой опыт, - ярость безрассудна и слепа... Конечно, после войны такие случаи стали редкостью. Но всё же бывали, к несчастью.

Невольной жертвой подобной семейной трагедии - рецидива всё ещё не забытой войны - стал и человек, причастный к славной истории небольшого донбасского города. Не будь этого нелепого, непоправимого стечения обстоятельств, Аллею Героев минувшей войны его родного города украшал бы ещё один портрет - с фамилией Петра Варнавовича Полоза.

...Золотой Звездой Героя лётчик-истребитель старший лейтенант П. В. Полоз был награждён в феврале 1942 года - за бесстрашие, боевое мастерство и мужество в воздушных боях над осаждённой Одессой в июле - августе 1941 года. К середине сентября 1941 года он сбил лично и в группе 13 самолётов противника. Его эскадрилья входила в знаменитый уже тогда 69-й истребительный авиаполк, которым командовал тоже донбассовец, уроженец Авдеевки, и тоже Герой Советского Союза Лев Шестаков. Уместно добавить, что из этого полка (4 эскадрильи - 24 самолёта) вышло 20 Героев, в том числе - награждённые высшим званием дважды: Алексей Алелюхин, Султан Амет-хан, Павел Головачёв, Владимир Лавриненков.

А впервые в небо курсант Полоз поднялся с лётного поля Енакиевского аэроклуба (почти одновременно с Георгием Береговым, будущим космонавтом), здесь же получил навыки управления крылатой машиной и постигал азы высшего пилотажа. Потом была Ворошиловградская школа военных пилотов и служба в Забайкальском военном округе, где Петра Варнавовича и застала весть о рождении сына, и расчувствованный отец впервые в жизни сочинил (на украинском языке!) стихи: «Вiтаю з днем народження свого сина»...

За год до начала войны 25-летний лётчик в должности командира звена попадает на боевую выучку к Шестакову, уже прославившемуся воздушными подвигами в республиканской Испании. Там он открыл лицевой счёт сбитым «Мессерам», «Хейнкелям» и «Юнкерсам». Выучка явно пошла на пользу - вскоре Полозу доверили подготовку молодых пилотов, поступавших в полк.

А войну он встретил командиром эскадрильи, и с первых же дней лётчики не знали передышки. У немцев в ту пору было подавляющее превосходство в воздухе, и нашим наземным частям приходилось несладко - фашисты стремились постоянно бомбить передовые позиции стрелковых дивизий, защищавших Одессу. Достаточно сказать, что за период обороны города полк истребителей Шестакова совершил более 6500 боевых вылетов, сбив за это время 94 вражеских самолёта!

11 февраля 1942 года в «Правде» появился Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза 14 лётчикам. В Указе и в передовой статье «Гордость советского народа» называлось и имя Петра Варнавовича Полоза. Тут же была помещена корреспонденция «Герои Советского Союза», в которой после рассказа о мастерах штурмовок, лётчиках полка А. А. Елохине и И. Г. Королёве, военкоме авиачасти С. А. Кунице, сообщалось:

«Семья Героев Советского Союза пополнилась новой группой лётчиков - истребителей. Каждый из них имеет на своём счету по нескольку сбитых вражеских самолётов. Старшие лейтенанты А. А. Маланов и П. В. Полоз, капитан Ю. Б. Рыкачев, лейтенант B. А. Серогодский славятся как отважные и искусные воздушные бойцы».

Потом был Сталинградский фронт, участие в Барвенковской операции, Курская дуга, освобождение Украины... Грудь отважного лётчика украсили ещё ордена Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны.

Воздушного аса с большим опытом действий в боевой обстановке переводят старшим лётчиком-инспектором по технике пилотирования в 7-ю Воздушную армию, к тому же давали себя знать ранения и контузии...

В 1947 году подполковник П. В. Полоз по болезни был уволен в отставку с правом ношения военной формы и особых знаков отличия, а также с именным наградным оружием. Оно-то и сыграло роковую роль в той тёмной семейной истории. Ещё ведь не истёрся кодекс офицерской чести у людей, для которых война, по сути, стала университетом жизни. Уголовное дело носило закрытый характер, как и сам суд. Но факты достоверны: в 1963 году был вынесен приговор о высшей мере наказания за то, что в своей квартире застрелил двух человек...

Ходили упорные слухи, что один из убитых был личным охранником Хрущёва. Выйдя в отставку, Полоз работал пилотом правительственных спецрейсов внутри страны - «небесным извозчиком» партийной элиты. Отсюда и близость к тому окружению. Немаловажно и такое обстоятельство: Пётр Варнавович был очень ревнивым человеком. С первой своей женой, родившей ему сына, он расстался ещё до войны, во время службы в Забайкальском округе. Живя в лётном городке неподалёку от Улан - Удэ, она работала в гарнизонной библиотеке. Как-то войдя туда, Полоз увидел, что жена слишком любезно, по его мнению, беседует с одним из лётчиков. И этого было достаточно для бурной сцены, и всё закончилось в духе шекспировской трагедии, хотя и без трупа. А вот женщину, застреленную им в постели с любовником, Полоз встретил во фронтовом госпитале. Медсестру, молоденькую и хорошенькую, прикрепили персонально ухаживать за Героем, получившим в воздушном бою ранение и сильные ожоги в горящем самолёте. Длительное общение переросло во взаимное чувство. Достаточно серьёзное, надо полагать, - медсестра стала женой. Но этот военно-госпитальный роман завершился действительно трагически...

Конечно, по букве закона и духу морали всякий человек, совершивший преступление, обязан нести ответственность. Но рискну предположить, что предельно суровое наказание - «вышка» - для бывшего фронтовика, контуженного и находившегося в состоянии крайнего возбуждения из-за увольнения, было предопределено близостью одного из погибших к священной особе. Не секрет, что даже на более серьёзные проступки бывших фронтовиков с таким примерно послужным списком смотрели если не сквозь пальцы, то вполне снисходительно.

Здесь нелишне ещё помнить и о том, что на войне Героями становились не пай-мальчики, а люди с волевым и независимым характером, порой и не с теми анкетными данными, которые нравились особистам. Взять хотя бы, к примеру, беспризорника Матросова или легендарного кавалера орденов Славы, Героя Советского Союза Павла Дубинду, успевшего все эти высокие награды заслужить за год с небольшим, имея репутацию «человека, бывшего в оккупации» ...

Надо полагать, что не без вмешательства высших чинов лишили Полоза и звания Героя. А ведь добывалось оно кровью и смертельным риском в боях за Родину - не за канцелярским столом, не в тёмном переулке. Тут, на мой взгляд, перебор несправедливости. Пётр Полоз жизнью заплатил за свою смертельную ошибку, но Героем-то он стал на войне! Героя можно убить, но нельзя забывать подвиг во имя Отечества. Так мне кажется.

Сын его, Олег Петрович Полоз, работал в конструкторском бюро металлургического завода до самой смерти. Его жена, Эля Максимовна, бывший экономист ЖКО ЕМЗ, - ныне активистка совета ветеранов завода. В семье, естественно, хранят память об отце-герое, но по понятным причинам не очень афишировали родство. Время было такое...

Думается, можно разжаловать в звании, но можно ли зачеркнуть военный подвиг, отмеченный высшей наградой страны? Поэтому возникает резонный вопрос: а не дополнить ли список Героев - кавалеров Золотой Звезды - ещё одной фамилией? Петра Варнавовича Полоза.

Общеизвестно, мёртвые сраму не имут. А как насчёт живых?

Люди, чьи портреты украшают Аллеи Героев на их родине, собой заслонили и страну, и всех нас, ныне живущих. Потому и заслужили право оставаться в памяти народа.

Честно говоря, меня мало интересует, кто из них был праведником, а кто грешником в своей жизни. Они вошли в моё сознание, на страницы истории родного города Героями Отечества. И таковыми пребудут для многих поколений. И это справедливо.


назад