Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Несколько эпизодов из жизни «товарища Артёма»

Роман Крук 12.08.2017

Несколько эпизодов из жизни «товарища Артёма»

Роман Крук 12.08.2017

Несколько эпизодов из жизни «товарища Артёма»

«…Я не знаю, видел ли его кто-нибудь когда-нибудь отдыхающим…

Вечно на ходу, вечно в деле, вечно чем-то увлечён…»

А. И. Тарасов-Родионов

Необычная биография Фёдора Алексеевича Сергеева, известного также под псевдонимом Артём («товарищ Артём»), достаточно хорошо изучена историками. Выдающийся революционер, основатель Донецко-Криворожской советской республики, близкий друг Сергея Кирова и Иосифа Сталина. Его именем названы города и улицы на Донбассе и в России, ему установлен ряд памятников, ему посвящены фильмы, литературные произведения и множество статей... В последних некоторые авторы, отстаивая свою независимую (или кому-то нужную) точку зрения, берут на себя смелость трактовать факты биографии революционера довольно «оригинальным» образом. Не претендуя на «истину в последней инстанции», автор предлагает рассмотреть несколько ключевых моментов из жизни Сергеева с тем, чтобы получить собственное представление об этом человеке.

*****

Болтают все, – глубокомысленно заметил Мерзляев.

Не на всех пишут…

(Григорий Горин «О бедном гусаре замолвите слово»)

Родился Сергеев 19 марта 1883 года в селе Глебово Фатежского уезда Курской области, в крестьянской семье. Несмотря на крестьянское происхождение отец и дед Фёдора состоялись как удачливые строительные подрядчики. Они трудились на строительстве Транссибирской магистрали, позже строили Луганский вокзал. Семья Сергеевых поселилась в Екатеринославе (нынешнем Днепропетровске), где Фёдор окончил реальное училище, после чего отправился в Москву. В сентябре 1901 года он был зачислен студентом на механический факультет Высшего технического училища (ныне МГТУ имени Баумана).

Время тогда было тревожное, в университетских городах начались студенческие волнения, вызванные так называемыми «временными правилами». Эти правила угрожали студентам – участникам забастовок отдачей в солдаты.

«11-го января в газетах опубликовано правительственное сообщение… об отдаче в солдаты 183-х студентов Киевского университета… Вдумайтесь в это поразительное несоответствие между скромностью и безобидностью студенческих требований – и переполохом правительства, которое поступает так, как будто бы топор был уже занесен над опорами его владычества… пусть открытое заявление правительства о расправе со студентами не останется без открытого ответа со стороны народа!» (В. И. Ленин, Соч., т. 4, стр. 388-393.)

17 февраля 1902 года в полдень на Тверском бульваре у памятника Пушкину собрались студенты Высшего технического училища для участия в демонстрации в поддержку бастующим студентам Московского университета. Демонстрантов было немного - студенты из университета к условленному времени не явились. Один из товарищей-активистов, накануне клятвенно обещавший поддержку рабочих, не подвёл и действительно привёл 50 человек поддержки. В тот момент никто не обратил внимания на слишком упитанные и сытые физиономии «тружеников»...

Решили больше не ждать. Построившись, студенты двинулись по Тверскому бульвару к Никитским воротам. В руках несли знамя с лозунгом «Неприкосновенность личности, свобода слова, свобода собраний». Не успели студенты пройти нескольких десятков шагов, как случилось нечто совершенно для них непонятное. Полиции нигде не было видно, и вдруг вся студенческая группа была окружена плотным кольцом так называемых «рабочих». Переодетые полицейские хватали студентов и тащили в дворы прилегающих к бульвару зданий, избивали их... 12 манифестантов было доставлено в Яузский полицейский дом.

Через два с половиной месяца Департамент полиции в Петербурге затребовал у Московского охранного отделения справку «о студентах Московского технического училища, пытавшихся устроить политическую демонстрацию 17 февраля 1902 года на Тверском бульваре у памятника Пушкину… на предмет посылки в определённые местности в пределах Восточной Сибири… на сроки от 4 до 6 лет».

В списке студентов, на которых даётся справка, первым стоит Фёдор Сергеев. «В числе этих лиц значится студент названного училища Фёдор Сергеев, прискучивший всем своим товарищам во время сходок в Техническом училище назойливой пылкостью к беспорядкам, предлагая разгромление инспекции, сожжение предварительных предупреждений уличных демонстраций с флагом и тому подобные бесчинства».

Перед судом студентов разделили на две группы... Внимание! По ношению очков. Шестеро в очках были сосланы в Сибирь. Остальные – без очков – были приговорены к тюремному заключению сроком на 6 месяцев. Фёдор был отнесён ко второй группе которая была отправлена для отбывания срока заключения в Воронежскую тюрьму.

Ещё в то время, когда Фёдор сидел в Яузском полицейском доме в ожидании суда, состоялось решение об его исключении из Московского технического училища. Мотивировка: «Исключить из училища за малоуспешность». Вместе с Сергеевым были исключены и все остальные участники демонстрации.

После освобождения он решил продолжить образование, но «волчий билет» подразумевал запрет на обучение в государственных вузах. Тогда и определилась его дальнейшая судьба: юноша вступает в РСДРП и, как многие революционеры, едет во Францию, где учится в Русской высшей школе общественных наук, одновременно работая в ресторане...

Описанные выше события действительно радикальным образом изменили судьбу Сергеева. А теперь задумаемся: соответствует ли наказание проступку? Предлагал «вдребезги разнести инспекцию училища, это гнездо шпионов и переодетых полицейских»? Предлагал. Разосланные администрацией училища предварительные предупреждения о недопустимости участия студентов в уличных демонстрациях к сожжению рекомендовал? Рекомендовал. На демонстрацию шёл в первых рядах? Шёл... При этом примем во внимание то, что предложения Сергеева были высказаны в узком кругу (кто же знал, что среди них провокатор), а демонстрация была фактически инспирирована жандармами. «Топорная» работа жандармерии и полиции? Отнюдь. Скорее акция устрашения, дабы «впредь подобного не допущать», имевшая целью удалить из училища самых беспокойных студентов. А сломанные судьбы двенадцати молодых людей ничто для государственной машины.

*****

Окончив обучение, Фёдор переехал в Донбасс, где устроился работать помощником машиниста на Екатерининской железной дороге. Здесь он снова окунается в политическую деятельность. Им был создан рабочий кружок на Берестово-Богодуховском руднике, где он учил работников отстаивать свои права и бороться с произволом хозяев заводов… В общем, он стал профессиональным революционером, а от шахтёров в это время Фёдор Андреевич получил своё партийное прозвище - Артём.

В начале 1905 года Артём переехал в Харьков, где из рабочих паровозостроительного завода создал революционную группу, которая в конце года подняла вооружённое восстание. Восстание было подавлено, а на Артёма началась охота. Через год арест, побег, вновь арест и в 1909 году пожизненная ссылка в Сибирь в село Ипыманское. И снова побег через тайгу к почтовому тракту, до которого более 100 вёрст, и дальше через границу в Китай.

Год в Китае и шесть лет вынужденной эмиграции в Австралии. За это время Артём успел поработать батраком, землекопом, подсобным рабочим параллельно возглавляя союз русских эмигрантов. Затем неугомонный «Большой Том» (так его называли в Австралии) издаёт газеты «Эхо Австралии», «Вести русских эмигрантов», руководит борьбой рабочих за свои права:

«Татарские рабочие руки были нарасхват. Было их правда немного - 70-80 человек. Всех их наняла железнодорожная компания для прокладки ветки на тяжёлом участке. Татары поехали вкалывать и впервые в своей жизни столкнулись с расизмом (а Австралия тогда была таким раем для белых наци, что и Гитлеру не снилось). Татар определили как азиатов и соответственно применили к ним так называемый «азиатский» закон - платить им можно было гроши, телесно наказывать и выгонять по заявлению любого белого работника. Русские работники на стройке были возмущены таким отношением к татарам. Прочие проявили сочувственное любопытство - они были в основном такие же иммигранты из разных стран. Сами татары пребывали в полном шоке. Дали знать в Брисбен, и на участок примчался товарищ Артём. Он сумел сплотить всех рабочих, доказать им, что татары - их боевые товарищи, на которых всегда можно положиться. А если их сейчас не защитить, то руководство строительной бригады и над остальными будет издеваться. Надо показать свою силу!

Была проведена забастовка. Теперь руководство бригады было шокировано выступлением рабочих. Запросили головную контору в Сиднее. Там, на удивление, разобрались в ситуации, но несколько иным путём: открыли учебник по географии и выяснили, что татары формально европейцы. Применять к ним «азиатский» закон запретили. Из этой ситуации татары вынесли одно - социалисты и коммунисты их единственные друзья здесь. И поголовно вступили в Союз.» (Товарищ Артём в стране антиподов).

В 1911 году будучи неформальным лидером мигрантов из России, он прославился на весь континент устроенной в Брисбене забастовкой. Во время «Блек фрайдей» (чёрная пятница) Артём с русскими товарищами возглавили колонны демонстрантов - им, соответственно, достались главные удары пытавшихся усмирить толпу полицейских. Поскольку такой отваги австралийские рабочие от русских не ожидали, этот случай существенно прибавил авторитета Артёму и его соратникам.

Его арестовали по обвинению в организации стачки газовщиков без позволения властей. Некоторое время он провел в тюрьме Брисбена. Несколько лет спустя на вопрос: чьи тюрьмы лучше - российские или австралийские? - Артём ответил: «Одинаково и здесь и там лишают свободы, притесняют и бьют. В Австралии судят и говорят: «Ты являешься нарушителем наших законов, ты виноват, мы наказываем тебя». У нас же порют и причитают: «Правда твоя, человече, правда, а ну-ка ложись!»

*****

С падением монархии в начале 1917 года Артём оставляет Австралию и через Китай попадает во Владивосток. К концу июня он уже на Донбассе, где избирается на І областной конференции РСДРП (б) Донецкого и Криворожского бассейнов секретарём обкома. Артём руководит работой II областного съезда Советов рабочих и крестьянских депутатов в октябре 1917 года, принимает непосредственное участие в октябрьском вооружённом восстании в Петрограде и 30 октября возвращается в Харьков, где возглавляет Военно-Революционный комитет и Совет рабочих и солдатских депутатов.

После провозглашения советской власти в Петрограде власть в Киеве была захвачена Центральной Радой, которая объявила о создании Украинской народной республики (УНР). В ответ 30 ноября пленум Исполкома Советов Донкривбасса заявил, что регион никакого отношения к Украине не имеет, а потому в УНР не входит и власть Центральной Рады не признаёт. 27 – 30 января 1918 года состоялся IV областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Донецко-Криворожского бассейна, который и взял путь на создание автономной республики. В итоге работы съезда в феврале 1918 года было провозглашено создание нового государства, Донецко-Криворожской республики (ДКР), и выбрано её правительство, главой которого стал Артём.

За несколько месяцев активной работы правительство ДКР достигло больших успехов: в республике была произведена территориальная реформа по экономическому признаку, наркомат юстиции провел судебную реформу, введя единые формы судопроизводства. Главная роль в развитии ДКР отводилась экономической политике, проводившейся под лозунгом усиления роли государства во всех сферах хозяйственной жизни.

Идея автономной от Украины Донецко-Криворожской республики обосновывалась тем, что республика не попадает под юрисдикцию межгосударственного соглашения относительно вступления немцев на территорию Украины. Совнарком Донецко-Криворожской республики шлёт ноту протеста Германскому правительству относительно оккупации территории Донбасса. Но реальные силы были к тому времени не на стороне новообразованной республики, а надежда на тезис об «отделённости» руководства Донецко-Криворожской республики была отвергнута В. И. Лениным: «…она (республика) всё равно будет включена в состав Украины, и немцы её будут завоевывать, поэтому без толку отказываться от единого фронта обороны Украины».

К концу весны 1918 года австро-германские войска полностью захватили территорию ДКР. Накануне оккупации Сергеев успел законсервировать шахты и вывезти исторические и материальные ценности Донбасса в Москву, чтобы спасти от разграбления. В наши дни на Украине некоторые ставят ему это в вину.

17 февраля 1919 вышло постановление Совета обороны, которое гласило: «Просить тов. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Донкривбасса». Николай Скрыпник, первый глава правительства Советской Украины, видел главную задачу коммунистов Украины так: «Для того, чтобы осуществить свои классовые, пролетарские, коммунистические задачи, рабочему классу на Украине нужно не отождествлять себя с русским языком и с русской культурой, не противопоставлять свою русскую культуру украинской культуре крестьянства». В ответ в феврале 1920-го в Юзовке (ныне Донецк) прошёл съезд волостных ревкомов Юзовского района, который заявил: «Съезд настаивает на быстром экономическом и политическом слиянии Донецкой губернии с Советской Россией».

Чтобы избежать серьёзных конфликтов, по настоянию Ленина весной 1920 года была создана Донецкая губерния, которая должна была включать «всю горную промышленность и достаточное для полного обеспечения местного населения количество продовольственных уездов и волостей из соседних губерний». Донецкая губерния включала Изюмский и Старобельский уезды Харьковской губернии, Бахмутский, Мариупольский и Луганский уезды Екатеринославской губернии, а также Донецкий, частично Таганрогский и Черкасский округа области Войска Донского. Постепенно губерния перешла в ведение властей УССР...

В период 1919-1921 годов Артём избирался председателем Донецкого губисполкома, вёл работу по восстановлению угольных шахт бассейна. На IХ и Х съездах РКП(б) был избран членом ЦК. С ноября 1920 по январь 1921 - секретарь Московского комитета РКП(б), затем председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих, член ВЦИК.

Перечень этот приведен для понимания того момента, что наш герой стоявший, пусть и недолго во главе республики, вдруг занимает должности менее значимые и... нисколько от этого не страдает. А много ли нам известно бывших глав правительств, которые продолжали служить своему народу после..?

В июле 1921 года Артём в составе делегации РКП (б) принимает участие в работе III Конгресса Коминтерна и І Конгресса Профинтерна. На 23 июля Артём запланировал знакомство иностранных гостей-делегатов с Подмосковным угольным бассейном под Тулой. Для поездок была выделена по распоряжению Главкома республики С. С. Каменева аэродрезина новой конструкции. Возвращаясь в Москву, аэровагон сошёл с рельс. В катастрофе погиб Артём и ещё несколько гостей. На следующий день вышло официальное сообщение об этой катастрофе:

«Москва, 25-VII.

24-го июля, в 6 часов 35 минут, по Курской дороге на 104 версте от неизвестной пока причины сошёл с рельс аэровагон, в котором находились делегаты конгресса Коминтерна и несколько пассажиров, выехавших из Москвы для ознакомления с фабриками и заводами Московского района. Из находившихся в вагоне 22 человек убито 6 человек, в том числе: Гейвуд (Англия), Гейбрах (Германия), Гюго Опарт (Германия), Константинов (Болгария), председатель ЦК Союза горнорабочих товарищ Артём и Абаковский (В. Д. Абаковский - конструктор аеровагона). Тяжело ранено 6 человек, из которых серьёзно пострадал тов. Поль Фриман (Австрия). Все они помещены в больницу. Остальные пассажиры отделались более или менее легко. К выяснению причин катастрофы принимаются энергичные меры. Следствие ведут сотрудники Народного Комиссариата Путей Сообщения и М. Ч. К.»

На 38-м году оборвалась жизнь этого незаурядного человека. Человека, сделавшего первый шаг в становлении независимого Донбасса. Но об этом, как уже ранее говорилось, судить читателю.

В статье использованы материалы книги Б. Л. Могилевского «Артём».

Роман Крук, Донецк, август 2017


назад