Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Разведчик, цена которого равна корпусу и даже армии

Роман Крук 11.09.2017

Разведчик, цена которого равна корпусу и даже армии

Роман Крук 11.09.2017

Разведчик, цена которого равна корпусу и даже армии

«Если бы мне довелось жить в условиях мирного общества и в мирном политическом окружении, то я бы, по всей вероятности, стал учёным. По крайней мере, я знаю определённо - профессию разведчика я не избрал бы».

Рихард Зорге

Термин «нелегальная разведка» означает разведку с «нелегальных» позиций, то есть под глубоким прикрытием и без видимой связи с официальными загранпредставительствами своей страны. Соответственно «нелегал» - это разведчик, который работает в иностранном государстве под видом гражданина этого государства или какой-либо третьей страны.

Сама специфика этой профессии предполагает глубокую секретность, и информацию о деятельности разведчика можно получить лишь через много лет после его смерти. Впрочем, в ряде случаев подобная информация остаётся секретной навсегда...

Герой нашего рассказа получил известность на своей родине через двадцать лет после своей гибели, получил по странному стечению обстоятельств в 1964 году, хотя с 1945 года отчёт о его деятельности был рекомендован к изучению в военных училищах Соединённых Штатов Америки для исследования советских разведтехник. Он не был специально обученным разведчиком-нелегалом, но сведения, добытые им, повлияли на ход исторических событий и помогли сберечь миллионы человеческих жизней. Ряд историков считает, что в 1941 году Красная Армия разгромила немцев под Москвой только благодаря ему.

Звали этого человека Рихард Зорге.

*****



Он родился 4 октября 1895 года в поселке Сабунчи Бакинского уезда в семье немецкого инженера-нефтяника Густава Вильгельма Рихарда Зорге. Его мать Нина Степановна Кобелева была дочерью русского железнодорожного рабочего. В связи с ухудшением здоровья отца в 1898 году семья Зорге уехала в Германию. О своём детстве Рихард позднее вспоминал: «Вплоть до начала войны моё детство проходило в сравнительно спокойном окружении обеспеченной буржуазной германской семьи. В нашем доме не слыхали о финансовых трудностях».

В 1902 году Рихард поступил в повышенное реальное училище в берлинском Лихтенфельде. Так и не окончив училища, в октябре 1914 года Рихард Зорге добровольцем вступил в немецкую армию. Западный фронт, затем - Восточный, три тяжёлых ранения, Железный крест II степени и как итог: «Если бы даже у меня не было никаких убеждений, одной ненависти к этой войне было бы достаточно, чтобы я стал коммунистом».

В 1917 году Зорге становится членом независимой социал-демократической партии. Он принимает активное участие в революционном движении. В ноябре 1918 года в Киле участвует в восстании матросов немецкого флота, переросшем в Ноябрьскую революцию, в результате которой Германия была провозглашена республикой.

В 1919 году он вступает в Коммунистическую партию Германии. Партийную и пропагандистскую деятельность Зорге совмещает с журналистикой, редактирует газету «Бергише арбайтерштимме», преподаёт в партийной школе.

Следует сказать, что война и последующая революционная деятельность не помешали Рихарду получить аттестат о среднем образовании, затем в 1918 году - диплом императорского университета имени Фридриха Вильгельма в Берлине. В 1919 году в Гамбурге он защищает диссертацию об имперских тарифах немецких кооперативов и получает учёную степень доктора государственно-правовых наук (Staatswissenschaften).

После запрета деятельности германской компартии в конце 1924 года Рихард Зорге как представитель КПГ переезжает в СССР, несколько лет работает в отделе информации Коминтерна (международной организации, объединявшей компартии разных стран), пишет научные и пропагандистские статьи. Были опубликованы его книги: «Концентрация капитала и Роза Люксембург» (1922), «Экономические последствия Версальского мирного договора» (1926), «Новый германский империализм» (1927). В последней он предсказал (за пять лет до события) приход к власти фашизма.

Эти публикации не могли пройти мимо внимания спецслужб, и с 1929 года Зорге становится сотрудником Разведывательного управления Рабоче-крестьянской Красной армии.

*****

Лондон, Лос-Анджелес, Шанхай. Начало разведывательной деятельности Рихарда было не слишком удачным, но в этот период он приобрёл необходимый опыт, обзавёлся полезными связями. В частности, в 1930 году в Шанхае он познакомился с японским журналистом, коммунистом Ходзуми Одзаки, который впоследствии стал одним из важных информаторов Зорге.

В 1933 году Зорге получает задание установить, есть ли принципиальная возможность организации советской резидентуры в Японии. До этого ни одному советскому разведчику закрепиться в этой стране не удавалось...

Руководство считает, что Зорге как никто другой подходит для выполнения этого задания - профессия журналиста позволяет ему, не вызывая особого подозрения, проявлять интерес к тому, что для других закрыто. Кроме того, Рихард Зорге - доктор общественно-политических наук, и ни один из секретных сотрудников советской разведки не может сравниться с ним в доскональном знании экономических проблем.

Было решено, что Зорге направится в Японию как немецкий журналист - легально и под своим собственным именем...

Расчёт делался на то, что неустоявшийся ещё нацистский режим в Германии вряд ли займется серьёзной проверкой Зорге. К тому же в Германии жили его мать, сестры и братья. Лето 1933 года (с мая по август) Рихард Зорге провёл в Германии, где легализовался как журналист, вернувшийся из Китая и намеревавшийся направиться работать в Японию. 1 июня 1933 года он официально зарегистрировался в Берлине по адресу своей матери и через некоторое время сумел получить новый загранпаспорт.

Зорге договорился о сотрудничестве с целым рядом газет, достал влиятельные рекомендательные письма.

Из донесения пресс-атташе германского посольства в Токио в адрес МИД Германии от 12 сентября 1933 года: «6 сентября из Америки в Японию прибыл доктор Зорге... В соответствии с предъявленными здесь документами он является: сотрудником «Мюнхенер иллюстрирте прессе», корреспондентом «Тэглихе рундшау», корреспондентом «Берлинер берзен курир», сотрудником «Алгемеен хандельсблад» в Амстердаме, членом редколлегии «Хот фатерлянд» (Гаага)».

Он посетил посольство Германии, вступил в Немецкий клуб и скоро стал известным лицом в германской колонии Токио. Первая статья Зорге появилась в «Берлинер бёрзен курир» 18 октября, вторая – 27 ноября. Это были серьёзные политические обзоры.

Параллельно Рихард Зорге (псевдоним «Рамзай») создаёт агентурную сеть. Он подключает к работе японского журналиста Ходзуми Одзаки, знакомого ещё по Шанхаю, и завязывает дружеские отношения с германским военным атташе Эйгеном Оттом. В дальнейшем и не без помощи Зорге Ходзуми Одзаки становится советником премьер-министра Японии, а Эйген Отт получает должность германского посла. Всего «Рамзай» использовал около 160 источников разведывательной информации, среди которых были и такие: министры, генералы, крупные промышленники.

В 1935 году Рихард Зорге получил официальное разрешение работать на немцев и стал двойным агентом. Зорге становится сначала кандидатом, а потом и членом НСДАП, получает место пресс-секретаря посольства. Доверие к нему со стороны посла Отта полное...

*****

Уже тогда Зорге отдаёт себе отчёт в том, что может не только передавать ценную информацию своему руководству, но и оказывать влияние на ход важных политических событий.

«Уровень моих познаний, необходимых для работы в Японии, - писал позднее Зорге, – был нисколько не ниже того, что давали германские университеты. Я разбирался в экономике, истории, политике европейских стран. Ещё будучи в Китае, я взялся за написание нескольких статей о Японии, с тем чтобы составить о ней общее представление…Всё это приводило к следующему естественному выводу: необходимо постоянно глубоко анализировать, изучать проблемы Японии. Окажись я не способен точно анализировать обстановку, я потерял бы всякое уважение своих японских помощников. Без должного авторитета и достаточной эрудиции я не смог бы занимать столь прочное положение в германском посольстве. Именно по этим причинам, приехав в Японию, я занялся доскональным изучением японских проблем….Я вникал в подробности правления императрицы Дзингу, набегов японских пиратов, изучал эпоху сёгуна Хидэёси… Освоение проблем Древней Японии помогло разобраться в экономических и политических проблемах современной Японии».

Своими статьями («Японские вооружённые силы», «Финансовые заботы Японии», «Не является ли победа Хаяси Пирровой победой?», «Князь Коноэ собирает силы Японии», «Неопределённость между Токио и Лондоном», «Помехи экспансионистской политике», «Японское хозяйство в условиях военного законодательства», «Япония после года войны», «Гонконг и юго-западный Китай в японо-китайском конфликте», «Япония борется вполсилы», «Военное хозяйство» вместо «открытых дверей», «Императорский путь») ему удалось создать у немцев ощущение ненадёжности Японии как союзника и её слабости как военного партнёра. После нападения Германии на СССР Зорге сообщил разведке Германии, что Япония ни при каких обстоятельствах не нарушит пакта о ненападении с СССР.

Что стояло за этим сообщением?

С началом войны Германии с Советским Союзом японское правительство постоянно подвергалось давлению со стороны немцев. От Японии требовали немедленно начать войну с СССР. В этот момент Зорге через Одзаки, ставшего к тому времени советником премьер-министра, «подбросил» премьеру идею: если Гитлер возьмёт Москву, то в скором будущем Сибирь и Дальний Восток всё равно достанутся Японии, но уже без кровопролития. А вот вступление Японии в войну с СССР на руку американцам. Штаты выждут, пока имеющийся у Токио полугодовой запас нефти иссякнет, и ударят по островам (абсолютно объективный отчёт имевшихся у Японии топливных ресурсов произвели те же Зорге с Одзаки).


Очевидным было и то, что Япония не выдержит войну на два фронта.

14 сентября 1941 года Зорге радировал: «Источник «Инвест» выехал в Маньчжурию. Он сказал, что японское правительство решило не выступать против СССР в текущем году… «Инвест» заметил, что после 15.9 СССР может быть совсем свободен».

В начале октября 1941 года Рихард Зорге направляет в Москву донесение: «Военные действия между Японией и США должны начаться к концу года». Разведчик сообщал, что императорская армия сосредоточивает огромные силы в районе Тихого океана, а также готовит масштабное нападение на американскую базу в Пёрл-Харборе.

7 декабря японцы напали на Пёрл-Харбор.

В результате, свежие дивизии были переброшены с дальневосточных границ, и немецкое наступление на Москву было остановлено.

*****

Но не всё было гладко в отношениях группы Зорге с руководством.

Центр не устраивала слишком самостоятельная манера поведения резидента, его независимый образ жизни и зачастую пренебрежение первейшими правилами конспирации.

За годы своей работы в Японии Зорге передал в Москву множество важных сообщений: о планах военных действий Японии в районе озера Хасан и реки Халхин-Гол в июле 1940 года, за пять месяцев до утверждения Гитлером «Плана Барбаросса» – директивы о молниеносной войне против СССР, Зорге передавал сообщения о подготовке фашистской агрессии, в мае 1941 года он указал точную дату нападения Германии на Советский Союз и количество дивизий.

Именно сообщения о начале войны с Германией вызвали острое недоверие высшего руководства к разведчику. Зорге всерьёз стали считать двойным агентом, работавшим и на СССР, и на Германию. Было урезано финансирование его группы. Сам же резидент больше не имел права подписываться собственным многолетним оперативным псевдонимом «Рамзай». Центр, крайне недовольный работой Зорге, в виде своеобразного наказания сменил полюбившееся Рихарду имя на безликое «Инсон».

Деятельность группы «Рамзая» обошлась советской разведке в 40 тысяч долларов – сумму весьма символичную. Подчинённые Зорге жили преимущественно на доходы от своей легальной деятельности. К примеру, два японских радиста-разведчика открыли в Токио фотомастерскую и совсем неплохо зарабатывали на этом. Сам Зорге существовал за счёт гонораров от публикаций в различных изданиях.

Правда, после нападения Германии на СССР в Москве стали особенно доверять Зорге. Об этом свидетельствует примечание исполняющего обязанности начальника Генштаба Красной Армии генерал-майора Панфилова к шифрограмме из Токио от 10 июля 1941 года: «Учитывая большие возможности источника и достоверность значительной части его предыдущих сообщений, данные сведения заслуживают доверия».

Из воспоминаний генерал-майора М. И. Иванова: «У Сталина тогда, по всей видимости, мнение о Зорге переменилось. Уже после начала войны, по словам Голикова, он дважды спрашивал его: «А что пишет ваш немец из Токио?» В свою очередь, бывший начальник политотдела РУ ПИ РККА бригадный комиссар И. И. Ильичев позже в конфиденциальной беседе со мной говорил: «И. В. Сталин как-то в присутствии маршала А. М. Василевского сказал, что в Японии военная разведка имеет разведчика, цена которого равна корпусу и даже армии».

В октябре 1941 года начались аресты членов группы Зорге. Рихарда Зорге арестовали 18 октября 1941 года. Разоблачение шпиона противника было расценено японцами как огромная удача. За проведение операции высшие ордена получили сразу 32 сотрудника тайной полиции!

Следствие по его делу тянулось почти два года. За это время Япония трижды предлагала СССР обменять разведчика, и трижды звучал ответ из Москвы: «Имя Рихарда Зорге нам неизвестно».

29 сентября 1943 года токийский суд вынес советскому разведчику смертный приговор. Казнь Зорге состоялась в токийской тюрьме «Сугамо» в 10.20 утра 7 ноября 1944 года.

Советский Союз в течение 20 лет не признавал Зорге своим агентом. В 1964 году Н. С. Хрущёв увидел фильм Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?». По рассказам, он был буквально поражён увиденным. Узнав от руководителей советских спецслужб, присутствовавших на кинопоказе, о том, что Рихард Зорге не вымышленный персонаж, а вполне реальный человек, Хрущёв приказал подготовить ему все материалы по этому делу. В Главном разведывательном управлении Генштаба была создана комиссия под руководством генерал-майора А. Ф. Косицына для изучения материалов по делу Зорге.

5 ноября 1964 года председатель Президиума Верховного Совета СССР Анастас Иванович Микоян подписал указ:

«За выдающиеся заслуги перед Родиной и проявленные при этом мужество и геройство присвоить товарищу Рихарду Зорге звание Героя Советского Союза посмертно».

Останки героя тайно перезахоронили из братской могилы во дворе тюрьмы на токийское кладбище Джасси-ганати, которое знаменито тем, что здесь покоятся останки сотен антифашистов.

Друзья Зорге установили на его могиле гранитную плиту с надписью:


РИХАРД ЗОРГЕ

1895-1944

На другой стороне плиты написано:

«Здесь покоится герой, который отдал свою жизнь в битве против войны, за мир во всём мире. Родился в Баку в 1895 году. Приехал в Японию в 1933 году. Был арестован в 1941 году. Казнён 7 ноября 1944 года».


назад