Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

РУССКАЯ ВЕСНА ТАК И НЕ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ЛЕТО ИЛИ ПАТРИОТИЗМ ЗАКОНЧИЛСЯ В ШЕСТНАДЦАТОМ

- 01.09.2017

РУССКАЯ ВЕСНА ТАК И НЕ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ЛЕТО ИЛИ ПАТРИОТИЗМ ЗАКОНЧИЛСЯ В ШЕСТНАДЦАТОМ

- 01.09.2017

РУССКАЯ ВЕСНА ТАК И НЕ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ЛЕТО

ИЛИ

ПАТРИОТИЗМ ЗАКОНЧИЛСЯ В ШЕСТНАДЦАТОМ

Жаль, безмерно жаль уходящего - его нельзя вернуть.

Отшумело лето, дождливое в Москве и Питере, жаркое в Ростове и Волгограде, горячее в Калмыкии и Астрахани, нежное в Крыму, по континентальному контрастное в Сибири. И вот – Осень. Деревья еще зеленые, но листва их огрубела и отяжелела, радостный весенний шелест сменился на раздуваемый северными ветрами клекот. Раннее утро, ещё недавно встречающее ласковыми лучами восходящего солнышка, переливающимися в капельках росы, теперь туманно и сумеречно. В лесу, сквозь пожухлую траву, проглядывают осклизлые шляпки грибов. В чёрной неторопливой реке уже не тянет искупаться. И над головой, пронзительно и резко, иногда пролетят птицы на юг.

Нам, людям, свойственно жалеть о многом: о поступках, об утратах, о прошедшем прошлом и ещё не наступившем будущем. Иногда кажется, что человек состоит исключительно из сожалений и надежд. Промежуточная форма, теоретически необходимая для радости от подаренных Господом мгновений, складывающихся в жизнь, не востребована и чужда.

С сожалением вспоминаем чёрно-белое, оставшееся в матовых и глянцевых фотокарточках детство. По-новому разглядываем молодых ещё мам и пап, весёлых бабушек, редкие автомобили на полупустых улицах, однажды проявившиеся и на века оставшиеся на заднем плане.

Вспоминаем и сетуем на упущенную выгоду, на невоплощённые мечты, на то, что мало времени уделяли детям.

Историки и публицисты сломали тысячи копий, не в силах примириться с годом семнадцатым, размышляя о возможностях и последствиях. То же касается всех, мало-мальски важных исторических событий. Не получается принять и жить, отсюда чувствуем внутреннюю неудовлетворённость при невозможности изменить и потребности переживать. Миллионы судеб сломала не Революция, а невозможность принять и смириться. Хотя, конечно, в зависимости от того, что поставлено на кон, зачастую это было невозможно.

Время мимолетно, не успел оглянуться, а исправить уже ничего нельзя.

Более трёх лет Крым воссоединился с Россией. Более трёх лет идёт война на Донбассе, которому не дают сделать того же.

Можно сколько угодно спорить, как всё начиналось, были ли первоначальные народные волнения инициированы Россией, или приложила руку СБУ, прикрываясь поддельными лозунгами, тем более что десятки её сотрудников присутствовали при штурмах и захватах, не вмешиваясь открыто и невозмутимо поплевывая семечки себе под ноги. Это не имеет никакого значения. Важно только то, за что поднялся простой народ. А он был настроен решительно и, подстёгиваемый примером Крыма, хотел лишь одного - такого же воссоединения с Россией.

Девяностые годы не прошли даром, оставив в душе у населения могучей некогда страны, чувство мерзкое от совершившегося предательства. Украина за годы независимости, конечно, никого не расстреливала, не репрессировала, и при ней жили, работали и некоторые зарабатывали, а совсем единицы богатели. Так же происходило и в Российской Федерации. Но люди, привыкшие считать себя и свои земли частичкой большой страны, не хотели никакой от неё независимости. Их не послушали и передали в страну новую, доселе не существовавшую. А там, на новой «родине», оказывается существовали, а при независимости развились, фашистские настроения западных регионов. Они были всегда, эти настроения, но при порядках СССР там старались не высовывать голов, а то, что было в наличии, терялось среди просторов одной третьей части суши. Но вновь рождённое государство эти настроения заметило и стало развивать и культивировать, опираясь на них в борьбе с советским прошлым. Здесь надо сразу пояснить: не прошлое заботило политиков, а та связующая нить, которая людей разных национальностей и конфессий делала одним народом, создавая опасность для власти, опирающейся на мнимую самостийность. Кто как не правители новых созданных стран понимали, что данные им на кормление территории искусственно сформированы и, не имея прошлого, опираясь на сомнительное настоящее, крайне неустойчивы в этом непростом мире. Минуло уже более 25 лет, а эти формирования (Узбекистан, Таджикистан, Украина, Казахстан, Молдавия, и прочие) трещат по швам и готовы вспыхнуть от любой спички, кем-то любовно поднесённой, в связи с заведомой нежизнеспособностью. Приобретшие свои условные очертания во времена РСФСР, но только в контексте единой экономики и, в последнюю очередь, соблюдая границы расселения этноса. В качестве примера та же Украина или Казахстан, чьи исторические территории в разы меньше тех, которыми их наделила советская власть.

Этой спичкой в случае с Украиной стал Майдан или, если точнее, Евромайдан. Слабость власти, вернее её желание усидеть на двух стульях сразу, дала начало процессу, инициированному американскими и европейскими фондами, являющимися проводниками воли политиков и экономистов западных стран. Главным лозунгом, если отбросить всю шелуху, было – уничтожение всего русского любой ценой. На первый план вышли «герои» Бандера и Шухевич. На центральной площади столицы были подло убиты и покалечены безоружные сотрудники «Беркута», и вся! пресса одобрила эти убийства. Употребление русского языка официально стало считаться тяжким проступком. По всем областным центрам востока и юго-востока поехали так называемые «поезда дружбы» с фашистами, вооружёнными цепями, дубинками и даже огнестрельным оружием. В Одессе ритуально сожгли людей, в Харькове демонстративно избивали ветеранов ВОВ. Теперь скажите мне, скептики, утверждающие, что восстание Донбасса дело рук России и является, не больше и не меньше, оккупацией, лично вам было бы комфортно жить в чужой стране, во главе которой находятся фашисты и ставленники запада, основной задачей которых является уничтожение промышленного и экономического потенциала страны и всеми возможными силами удаление от России? Вот и те жители, которые являются местными, но ни в коем случае не украинцами, не смогли.

Войну, конечно, начали не они, она нужна была другим людям в Киеве. Полагаю, за всей жестокостью ВСУ, запрещённого в России Правого сектора и других националистических батальонов, было вовлечение в конфликт российской стороны любой ценой. Для этого расстрелы мирных жителей, уничтожение жилых домов, артиллерийские прилёты в детские сады и футбольные площадки. Они хотели разжечь костер ненависти, им это удалось.

Три года с небольшим идёт этот конфликт, границы его застыли на отметке Минска-2. Новогодние перемирия сменяются на хлебные, но, к сожалению, меньше снарядов от этого падать не стало. Отчёты о жертвах среди мирного населения и военных следуют постоянно. В сутки на территории ДНР и ЛНР падает в среднем сто снарядов и мин, часть из которых приходится на мирные кварталы. Такова реальность «не мира-не войны». Люди научились жить, уехавшие в период активных боевых действий вернулись из России и Украины. Дети ходят в детские сады и школы, работают ВУЗы, несколько сложнее с промышленностью, потому что РФ открыла свои рынки сбыта только частично, а экспорт невозможен по причине неофициального статуса республик.

Вообще людям свойственно умение выживать в любых условиях, будь то ледяная Арктика, жара Африки или вулканы Японии. Просто для комфортного проживания в трудных условиях человеку нужна мотивация, в противном случае - это безысходность.

Недавно один заведующий отделением в донецкой больнице сказал мне, что летом один из его врачей поехал к родственникам в Одессу, и частная медицинская клиника, пообещав ему заработную плату 1000 S против 200 S, переманила его к себе. Он позвонил, долго извинялся, просил понять положение и сказал фразу: «Патриотизм закончился в шестнадцатом году». И это общая тенденция, потому что в четырнадцатом и пятнадцатом годах люди воевали, работали бесплатно, и всё это во имя общей цели. Шестнадцатый год - это ещё сила инерции и последний вздох надежды. В семнадцатом для всех стало очевидным, что «русского лета», которое ждали вслед за «русской весной», не будет. При той огромной помощи, которую Россия оказывает Донбассу, всё же не секрет, что этот регион она держит от себя на дистанции. Сложно оспаривать пользу минских договоренностей - благодаря им стало возможным более-менее мирное сосуществование; кроме того, их условия таковы, что выполни их, Украина и сама развалится на части. Но… Есть одно «но». Люди Донбасса не видят в тех, кто ими управляет, честных людей. Без фактов и доказательств, основываясь только на слухах и косвенных данных, – не верят. Маленькая территория, людей немного, всё перед глазами: и хорошее, и плохое.

И это, наверное, самое печальное, что могло произойти с идеей, за воплощение которой гибли люди.

Война ещё идёт, и закончиться она может только так, как заканчиваются все войны на земле – будет победитель и побеждённый. Невозможно в данном случае поглощение одной стороны другой, для Украины это ситуация патовая. Поэтому я говорю дончанам: «Потерпите!» Но для меня, как человека русского и православного, переживающего за то, что называлось «Русской весной», важен не только формальный факт конечного результата, но и то, что находится в промежутке между началом и концом. Чистоту намерений не надо доказывать – она видна.


назад