Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

СТАЛИН ЧАСТЬ I: ВОЗВЫШЕНИЕ 1917-1941

Валерий Игнатьев 27.01.2018

СТАЛИН ЧАСТЬ I: ВОЗВЫШЕНИЕ 1917-1941

Валерий Игнатьев 27.01.2018

СТАЛИН

ЧАСТЬ I: ВОЗВЫШЕНИЕ

1917-1941

Политическое устройство государств, любых, не может быть безлико и подчиняться однажды принятым алгоритмам, это всегда что-то особенное, привнесенное личностями. Наиболее ярко это выражалось в эпоху образования стран и ранних монархий. Каждый период правления имел неповторимый папиллярный узор, и все они вошли в историю благодаря качествам лидера, будь то решимость и гибкость ума, или бесхребетность и одержимость страстями.

Роль правителя тем более заметна, чем меньше ограничений для него существует. Абсолютная власть редка, особенно в период новейшей истории. Она скована различными обрядовыми, церковными, политическими и экономическими институтами, появление которых было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, это незыблемые устои общества на данном, конкретном, отрезке времени, которые не в силах изменить лидер; во-вторых, это желание ограничить власть одного человека, и тем самым получить страховку от сумасбродств и кардинальных изменений. Правда, последнее плавно трансформировалось из средства ограничения власти в ещё одно её проявление. Так, например, институты демократии в США, изначально призванные не допустить проявления авторитаризма и тоталитаризма, в процессе развития этого государства, несмотря на кажущееся множество, сами приобрели черты некоего единства, взявшего под контроль все аспекты жизни общества. Система имеет все возможности регулировать и возносить к власти только людей, являющихся её частью. Любой иной человек в связи с каким-нибудь сбоем работы механизма, сумевший пробраться на вершину и стать президентом, не имеет возможности действовать по своему усмотрению, и вынужден подчиняться существующим правилам. Таков алгоритм заложили отцы, основатели самого «свободного» государства в мире.

По образу и подобию были построены государства, по результатам Второй мировой войны отчуждённые Западу. В них свобода является ничем иным, как поверхностным слоем, в котором элиты играют в демократию. За первым идет второй, третий и так далее слои. С каждым погружением туман «свободы» рассеивается, и отчётливо проступают твердыни мира в виде монолита иерархических ступеней, массивов заборов и нагромождения виселиц и эшафотов. Первый слой - это миллиарды людей, второй – тысячи, нижние слои – единицы.

Такова структура мира, таковы его реальности. Сегодня почти все образования на геополитической карте мира устроены подобным образом, с учётом национальных особенностей, разумеется.

Этому процессу уже много сотен лет, его начало не имеет даты, но отчётливо прослеживается на всех этапах доступной для изучения истории.

Кстати, история как наука в этой игре основополагающая, возможна только в заданной Западом системе координат, в противном, и не самом плохом случае, это альтернативная история или шарлатанство. Бывало, конечно, что правда выплывала наружу, но тогда, в годы прежние, её просто уничтожали, сегодня же, во времена всеобщего гуманизма и информационной доступности, её заваливают миллионами фантастических теорий, среди которых уже порой невозможно отыскать иголку истины.

Место России в этом мире с краю. И причина здесь далеко не в географических особенностях расположения, а в большей степени в особенностях характера и склада ума.

Известно одно, что все мы: русские, украинцы, белорусы, поляки, таджики, киргизы и даже индийцы западных провинций - имеем одного предка, жившего 22 тысячи лет назад на территории Азии. Это следует из присущей нам гаплогруппы R1a. В дополнение к этой теории «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске», на которое аккуратно ссылается Татищев, нашу родословную связывает с Ветхозаветным Патриархом Ноем, через его сына Иафета.

Наше прошлое туманно, редактировалось и записывалось иностранцами, возможно поэтому правители, в чьё правление Русь укреплялась и расширялась, всегда становились кровожадными и неприятными для подражания и восхищения. Рюрика отнесли к Западу, тем самым обязав нас происхождением государственности, Грозного назначили тираном и деспотом, Николая II нарекли «кровавым» и ритуально убили, Сталин стал у них параноиком и людоедом. Никаких нареканий не вызывают Годунов, Шуйский, Самозванец Дмитрий, Анна Иоанновна, Троцкий, Хрущёв, Горбачёв и Ельцин.

Несправедливость угнетает, тем более, если она направлена на человека умершего. Тем более, если она, то есть ложь, является фундаментом того общества, в котором мы живём сейчас, и в котором будут жить наши потомки.

Одна из важнейших фигур века прошедшего, конечно же, Иосиф Виссарионович Сталин. О значении этого человека в истории не только нашей страны, но и мира, не будет спорить никто. Это очевидно. Споры идут исключительно в отношении знака: плюс или минус. Сторонники положительной оценки ставят ему в заслугу реформу и стабилизацию страны, выигранную войну и не только. Противники ссылаются на нездоровый внутренний климат, репрессии, миллионы невинных жертв. С сожалением для обеих групп, надо сказать, что и те, и другие правы. Но мнение одних не предусматривает мнение других, как две краски разного состава, которые нельзя смешать.

Понятие личности - это всё же совокупность причин и качеств, и рассматривать одни, нарочито забывая о других, неверно в корне. Прижизненные издания о Сталине грешат лакированной поверхностью фактов и добавлением мифических качеств. Литературные источники хрущёвской оттепели, горбачёвского и ельцинского развала страны, напротив, изобилуют страшными и нелицеприятными фантазиями, ужасами и безысходностью.

Сталин был грубоват, но не до степени жестокости. Идеи равенства и справедливости захватили его с детства, и в достижении этих целей он всегда был искренен, не прикрываясь ими в качестве ширмы. Отдавая всего себя работе, жертвуя семьёй, он жил интересами страны.

Первая его личная трагедия - это смерть первой жены Екатерины Сванидзе, умершей в возрасте 22 лет. На похоронах, состоявшихся на Кукийском кладбище Тифлиса, Иосиф Джугашвили сказал другу: «Это существо смягчало моё каменное сердце; она умерла, и вместе с ней умерли мои последние тёплые чувства к людям». Когда гроб с телом Екатерины опустили в землю, Иосиф бросился в могилу.

От первого брака у Сталина остался сын Яков.

Вторая жена, Надежда Аллилуева, родила ему двух детей. В 32 году она застрелилась. «Гроб с телом стоял в здании ГУМа. Там примерно в центре есть со стороны Красной площади такая ниша, в ней – лестница на второй этаж. Там дверь, за ней помещение, где и был выставлен гроб. Сталин буквально рыдал. Василий всё время висел у него на шее и уговаривал: «Папа, не плачь, не плачь». Сталин склонялся над горбом и рыдал.

Когда гроб вынесли, Сталин шёл сразу за катафалком. Потом оркестр, мы шли за оркестром. Процессия шла к Новодевичьему монастырю. У могилы Сталин стоял с одной стороны, мы с Васей – с другой. И между нами никого не было. Сталин был убит горем» - Артём Сергеев «Беседы о Сталине».

К семнадцатому году Сталин подошёл с немалым опытом за спиной: организация партийной работы в условиях подполья, тюрьмы и ссылки. К этому времени, кроме практической деятельности, он освоил теорию, опубликовав не одну статью и программное заявление, имея огромный опыт публичных выступлений.

Революция поднимает на гребне своей волны многих, оказавшихся в эпицентре случайных людей; возможно, элемент случайности присутствовал и в судьбе Сталина, но только элемент. Свою незаменимость он доказал быстро, отличаясь от многих коэффициентом полезного действия, а также пониманием обстановки и направления движения. И это не голословное утверждение, а воспоминания современников и дошедшие до нас документы. Все дальнейшие его шаги были продиктованы исключительно желанием сохранить, укрепить и развивать страну. А сделать это, учитывая, что Сталин в 20-е годы не имел абсолютной власти, а был всего лишь одним из нескольких лиц, облечённых ею, было трудно.

Нет смысла в данном материале приводить хронологию событий и назначений, скажем только, что Сталин в те годы был единственным, без преувеличения, человеком, осознавшим наличие угроз для страны, не внешних, а внутренних, явившихся результатом революционных событий и плодом деятельности людей, пришедших к власти. Ни в семнадцатом, ни позже не существовало в партийной верхушке единогласия, о власти «на местах» и говорить не приходится. Миф о честности и идейности революционеров, вставших у руля, не более, чем миф. Экономика, пусть даже теневая, никогда не существует в разрыве от власти. Коррупция, присущая любому государственному строю, на послереволюционных просторах выросла до невообразимых размеров, так как новая элита являлась в прошлом сословием, мягко говоря, небогатым, а системы борьбы с коррупцией страна ещё не имела.

Отсутствие государственного контроля за органами власти любого уровня открывало обширные возможности новым капиталистам и иностранным разведкам влиять на них и использовать в своих интересах. И не стоит удивляться, что позже, в тридцатые годы, появилось так много приговоров, обвиняющих в сотрудничестве со спецслужбами других стран. Хотя, надо признать, немало этих приговоров было всё же «липой», состряпанной в погоне за показателями.

Вдобавок к перечисленным проблемам руководство страны жило и работало по принципу басни Крылова «Лебедь, рак и щука».

Нарком обороны Троцкий видел революцию не как свершившийся факт, а в виде длительного процесса, должного охватить весь мир. И в этом контексте национальные задачи не являлись для него главными, и, более того, для достижения заветной цели он готов был пожертвовать интересами страны, рассматривая её в качестве придатка в деле мировой революции. В этом и заключается троцкизм, который, надо сказать, имел много сторонников, среди которых Зиновьев, Каменев (во время болезни Ленина исполнял обязанности председателя Совнаркома) и Крупская.

«Главный теоретик революции» Бухарин, председатель правительства (1924-1930 гг.) Рыков и многие примкнувшие видели выход в Новой экономической политике, провозглашенной ещё Лениным. В обогащении середняков и «кулаков» («кулак» согласно словарю Даля - скупец, скряга, жидомор, кремень, крепыш; перекупщик, переторговщик, маклак, прасол, сводчик, особ. в хлебной торговле, на базарах и пристанях, сам безденежный, живёт обманом, обсчётом, обмером) они видели возможность увеличить сбор налогов и тем самым, за счёт крестьянства, провести индустриализацию страны, но закладывали на это большие сроки, чем могло позволить себе государство в преддверии войны, в неминуемости которой никто в мире уже не сомневался.

Сталин, опираясь попеременно то на одних, то на других, стоял посередине. «Никаких уклонов», - это его слова как раз об этом. Меняя тактики, он оставался верен своей стратегии.

Свободная экономика в лице всё тех же середняков и «кулаков» привела к тому, что к концу двадцатых годов сложилась ситуация, когда сельское хозяйство не поспевало за развивающейся страной, обрабатывая землю по старинке лошадью и плугом. Основным держателям зерна (частникам) стало невыгодно реализовывать его на внутренних рынках, и оно продавалось за рубеж. Так начинался голод, послуживший причиной смертей нескольких миллионов человек. Не коллективизация, как думают многие, а свободный рынок, не способный обеспечить страну продовольствием, - вот настоящая причина голода. Организующиеся коллективные хозяйства мгновенно повлиять на ситуацию никак не могли и в переходный период усугубили её. В итоге были приняты чрезвычайные меры – реквизиция зерна.

Тут необходимо отметить, что знаменитый хлеб на импорт до революции производили только крупные хозяйства и свободные крестьяне государственных окраин, прочая деревня могла с трудом прокормить лишь себя, а это подавляющее большинство крестьян. Революция ничего здесь не изменила, основная доля крестьянства и в благополучные годы жила впроголодь. Причина здесь не в лености, как модно было объяснять бедность села в послеперестроечные годы, а в низкой технической культуре труда, так как обработка земли не претерпела никаких изменений со времен Ивана Грозного. Обычный крестьянин никогда и ни при каких обстоятельствах не мог бы позволить себе трактор, и это неоспоримо.

Но вернёмся к продразвёрстке. Не все знают, но своё начало она взяла в 1916 году, когда в Российской империи возникли трудности с зерном. Однако, из этого ничего не вышло: хлеб прятали в ожидании голода, когда цены на него подскочат, государство оказалось бессильным. Второй раз продразвёрстку объявило временное правительство своим постановлением от 25 марта, а уже 11 апреля все посевы были объявлены государственным достоянием. Большевики, придя к власти, не сделали ничего нового, а лишь подтвердили введенную Временным правительством монополию на закупку зерна.

В конце двадцатых, когда засуха хлебородных регионов выявила ошибку в опоре государства на «кулака» и середняка, реквизиция хлеба была возобновлена. Что представляла последняя волна продразверстки? Неправильно думать, что хлеб отнимали у всех, это было совсем не так. В те годы 12% зажиточных хозяйств поставляли половину всего товарного хлеба, именно у таких хозяйств хлеб реквизировался, но не под ноль, а оставался необходимый для жизни минимальный остаток, по числу едоков. Изъятый хлеб шёл частично в голодные районы, а частично - на импорт, так как индустриализацию страны никто не отменял, а денег на это не было. Около 40% хозяйств было освобождено от любого налога по причине бедности.

Параллельно с модернизацией села полным ходом осуществлялся план индустриализации страны. Начатая в двадцатые годы, она продлилась до шестидесятых годов, но основная нагрузка легла на первые довоенные пятилетки. Индустриализация включала в себя, в первую очередь, развитие тяжелой промышленности и военно-промышленного комплекса. Достижение основных целей влекло за собой немало сопутствующих, включая электрификацию страны.

Фактически в стране действовало необъявленное военное положение, мобилизация всех ресурсов была почти максимальная (пик был достигнут в годы войны). Очевидная для всех приближающаяся война заставляла руководство выстраивать жесткую вертикаль, невозможную без сильного лидера.

В те годы появляются статьи уголовного кодекса «Враг народа и Вредительство». В период становления «демократии» над этими терминами смеялись, называя их паранойей и приводя в примеры судебные решения прошлых лет, где людей обвиняли в связях с мировыми разведками (ха, ха) и осуждали за мелкие действия (бездействия), которые в «девяностые» и за халатность то не считались. Но хочу обратить внимание читателя, что если невыплата зарплаты рабочим, ликвидация крупнейшего завода на металлолом или продажа миллиардного военного производства иностранным инвесторам за копейки в «девяностые» действительно было делом обыденным, то при Сталине за подобное расстреливали и сажали. Именно это называлось вредительством, равно как халатность, повлекшая тяжелые последствия или жертвы.

Конечно, сейчас люди, которые обманом приватизировали всё достояние страны, которые умеют вывести себе в карман почти половину стоимости строительства олимпийских объектов и космодромов, обязаны смеяться над паранойей Сталина и осуждать репрессии.

Согласно справке, подготовленной генеральным прокурором и министром МВД СССР в разгар хрущевской борьбы со Сталиным, количество осуждённых по политическим статьям с 1921 по 1954 года - 3777380 человек, из них приговорённых к смертной казне – 642980 человек.

Для сведения – количество заключённых в США сейчас 2200000 человек в год, в России – 640000 человек. То есть, если умножить количество заключённых США на 33 года репрессий Советского Союза (за период правления Ленина и Сталина), мы получим 72000000 человек. В современной России это будет 21120000 человек. По количеству оправдательных приговоров лидировал 38 год – 13,4%, в 36 году – 11%, в самом страшном 37 году – 10,3%. В современной демократической России оправдательных приговоров выносится – 0,36%, в странах Евросоюза их процент варьируется от 5 до 10.

Конечно, в либеральной прессе фигурируют другие цифры. Например, у Солженицына это 15 миллионов одновременно сидящих. Но при Сталине по всем уголовным статьям, в том числе и политическим, число людей, находящихся в заключении, не сильно превышало 2 миллиона, и это с учётом того, что тогда население нашей страны было в полтора раза больше сегодняшнего. Жертвы сталинизма исчисляют по-разному, в основном это, конечно, завышенные или придуманные, жертвы политических репрессий. Но мастера статистики, в частности И. А. Курганов (эмигрировавший профессор статистики), сообщают о суммарных потерях: жертвы голода, репрессий, подавлений, повышенной смертности, включая дефицит от пониженной рождаемости, обошлись стране примерно в 67 миллионов человек. Должен здесь сообщить, что эти данные даже близко не могут являться точными, хотя бы по причине того, что в 1913 году Российская империя имела 160 миллионов человек, в 1959 году население СССР достигло 210 миллионов. И это невзирая на громадные потери Великой Отечественной войны! То есть ежегодный процент прироста населения составил 0,6%, для сравнения: в те же года в Англии - 0,46%, во Франции - 0,4%. И здесь надо еще добавить о якобы пониженной рождаемости - во времена Сталина аборты были запрещены, а сегодня их количество достигло 5000000 в год.

На протяжении шестидесяти лет, а особенно последние тридцать, Сталина пытаются представить сумасшедшим тираном, некомпетентным в вопросах политики и военного дела, посвятившего себя только одному – борьбе за власть. Об этом сказано и написано много, подтверждено фактами мало, доказательная база почти отсутствует, но зато в наличии обширный эмоциональный фон. Для советских школьников 5-6 класса и для российских уровня ЕГЭ этого вполне достаточно, к сожалению. Для них жизнь двадцатых, тридцатых и сороковых годов представляется исключительно в мрачных тонах: кругом атмосфера подозрительности, страх, пропитавший стены коммуналок, миллионы невиновных по ночам увозят мрачные и грубые люди, а там, в застенках, маленькие, ущербные и необразованные следователи сочиняют заговоры и пытками заставляют подписывать показания.

С лёгкой подачи Хрущёва и его последователей из перестроечных времен, выстроившим свою империю на борьбе с культом личности, тот период нашей истории очернён и искажён до неузнаваемости. Александр Яковлев, один из идеологов борьбы за счастливое капиталистическое будущее, сообщил как-то: «На первых порах перестройки нам пришлось частично лгать, лицемерить, лукавить - другого пути не было. Мы должны были - и в этом специфика перестройки тоталитарного строя - сломать тоталитарную коммунистическую партию».

Ложь была признанным государственным инструментом, использовать её не стеснялись. Мы признавали и каялись за все грехи человечества, сознаваясь даже в том, чего не совершали. Да так усердно, что даже 18 июня 2012 года Европейский суд принял сенсационное решение о том, что предоставленные при Горбачёве и Ельцине «документы», указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.

Тогда, в пятьдесят шестом и в девяностых, на всеобщее обозрение было выброшено множество частных свидетельств и документальных подтверждений, были опубликованы рассказы о репрессированных, и здесь читателям и слушателям предлагается принять за аксиому факт невиновности осуждённых, не вдаваясь в подробности уголовных дел и полагаясь только на мнение отбывших наказание или их родственников. Никто, запомните, никто, не изучал уголовные дела досконально, а показания осуждённых и свидетелей заведомо признавались оговором или самооговором. А в связи с тем, что следственная машина часто срабатывала превентивно, у исследователей появлялся повод сказать: «Вот видите, ничего такого не было».

Для убедительности для нас растиражировали случаи, когда действительно были привлечены невиновные. Поверьте, автор, как и многие другие отстаивающие точку зрения, отличную от мнения либеральной и западной общественности, нисколько не сомневается в наличии невинно осуждённых и расстрелянных, и даже в том, что количество их было сотни, а может и тысячи. Но автор не сомневается, что виновных было подавляющее большинство, и привлечение их к ответственности не было актом беззакония, а проводилось в рамках тогда существующего закона и соответствовало статье 58 УК РСФСР.

Кстати, интернирование 120000 японцев, из которых 62% были гражданами США, в специальные лагеря и борьба с коммунистами и им сочувствующими в Америке середины ХХ века, по признаку принадлежности, что, как не репрессии?

Основания для арестов и приговоров, с точки зрения моих современников, конечно, не являются достаточными для сроков в пять или десять лет и высшей меры наказания.

Арест Тухачевского и некоторой части верховного командования Красной армии представляется как сумасбродство Сталина, в результате которого военная машина оказалась обезглавлена. Единственная логичная причина подобных репрессий - наличие заговора в действительности, современными исследователями без всяких оснований игнорируется.

А без неё все выглядит как безумство. Но… 28 июня 1937 года Джозеф Дэвис, посол США в Москве, отправил президенту Рузвельту телеграмму: «В то время как внешний мир благодаря печати верит, что процесс – это фабрикация… мы знаем, что это не так. И может быть, хорошо, что внешний мир думает так».

А что такое открытое призвание Зиновьева и Каменева к массовым демонстрациям и свержению строя? Или растрата государственных средств на личные нужды, или затянувшееся строительство завода (института, фабрики), не учитывание его проектных мощностей и путей логистики сырья? По нынешним временам события рядовые, на которые и внимание обращать давно перестали.

Однако, сегодня и заводов больше не строят, а старые ломают или переоборудуют в бизнес-центры. А тогда количество ударных строек перешагнуло далеко за сотню, и это не считая сравнительно небольших объектов.

Путь развития нашей страны сегодня - это путь саморазрушения. Не такой очевидный, как, например, в Украине, но отчётливо прослеживающийся на протяжении тридцати годов. Да, конечно, за последние пятнадцать лет темп замедлился, но направление сохранилось. Элиты не видят себя неотъемлемой частью государства и скорее вынуждены поддерживать скрепы, черпая из общего источника свое благосостояние. Они не смогут и не захотят отказаться от выбранной модели существования, так как вне существующей системы не жизнеспособны.

Для того, чтобы развиваться, стране нужна чёткая и понятная для всех цель, в дополнение к которой необходима сильная политическая воля, и здесь речь идёт ни в коем случае не о репрессиях, а о способности власти беспрекословно следовать к избранной цели и о её возможности саморегулироваться. Все последние десятилетия налицо картина двусмысленная, когда «верхушка» живёт по своим индивидуальным законам и правилам, а «низы» пытаются соответствовать тем установкам, что транслируются сверху. Подобная практика двойных стандартов приводит к взаимному недоверию и лишает совместное движение смысла.

Почему сегодня Сталин одна из наиболее популярных политических фигур? Наверное, потому, что для большинства населения нашей, всё ещё необъятной страны, очевидно, что процесс Перестройки и демократизации имел далеко не те цели, которые декларировали люди с трибун. Потенциал государства был частично расхищен, а частично утерян. Готовность работать и созидать более не востребована, из всех услуг самыми выгодными и защищёнными являются посреднические. Очевидный факт, что усреднённое правительство в тесной взаимосвязи с олигархическим бизнесом пребывает в мире замкнутом, куда звуковые и световые волны доходят в искажённом виде, трансформируясь в валютные символы. И все эти факты заставляют более пристально присмотреться к феномену Сталина и достижениям его эпохи.


назад