Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

СТАЛИН ЧЕЛОВЕК, ВОЗРОДИВШИЙ РОССИЮ

Валерий Игнатьев 02.12.2017

СТАЛИН ЧЕЛОВЕК, ВОЗРОДИВШИЙ РОССИЮ

Валерий Игнатьев 02.12.2017

СТАЛИН

ЧЕЛОВЕК, ВОЗРОДИВШИЙ РОССИЮ

21 декабря 1879 года (по другим данным - 6 декабря 1878 года) родился Иосиф Виссарионович Сталин. Но я не буду рассказывать о том, где это произошло, каким мальчиком он был, и как его воспитывали родители. Наверное, это важно, но эту статью мы начнем с другого. Со смерти.

Умер не вождь, не отец народов, а человек, объединивший в себе все нити управления огромной страной, одной из двух самых могущественных в мире. Его смерть, вероятно, была неожиданностью почти для всех, кроме малой группы людей, называющих себя слугами народа и соратниками вождя. Версию с отравлением или, как минимум, с неоказанием своевременной медицинской помощи поддерживают даже враги сталинизма. Умер Сталин, закончилась эпоха всеобщей мобилизации, началось время, нет, не оттепели, а скорее движения по инерции. Все достижения последующих лет были заложены еще до пятьдесят третьего года. Инерция когда-нибудь заканчивается, энергия движения иссякает, и тогда либо катиться назад, или менять вектор. Именно это произошло в Перестройку и позднее. Но вернёмся к Сталину.

Но вернёмся к Сталину

Время правления этого человека чуть менее 30 лет, причем, это не была абсолютная власть, как это понимается в юриспруденции. Должность Сталина – Генеральный (первый) секретарь ЦК РКП(б) (с 1922 года), позднее - Коммунистической партии Советского Союза. Эта должность означала лишь руководство аппаратом партии, лидером (фактическим) партии и председателем правительства до 1924 года был Ленин, с 1924 года правительство возглавил Рыков А. И., затем с 1930 года того сменил Молотов В. М., и лишь с 1941 года эту должность занял Сталин. В годы войны Сталин также возглавил Комитет Государственной обороны, а должность Наркома обороны он занимал с 1941 года по 1947 год.

Человек, которого многие обвиняют в узурпации власти, по сути её отталкивал. Посты председателя правительства долгое время занимали иные люди. В их компетенцию входило много больше полномочий секретаря партии. Фактически все должности в СССР были выборными, и в этом принимали участие члены Политбюро и ЦИК. И подчинение высших должностных лиц было Центральному исполнительному комитету и Политбюро СССР. Это сейчас министр обороны и председатель ФСБ подчиняется напрямую Президенту, им назначается, правда, с согласия Парламента, и снимается с должности.

Конечно, фактически полномочий в руках Сталина было гораздо больше, чем юридически предусматривалось занимаемыми должностями, но, тем не менее, странным кажется факт, когда человек, утвердившийся на вершине государства, может, но не принимает никаких мер для законодательного укрепления своей власти.

Сталин и его дети. Сын - Василий и дочь - Светлана.

Он обвинён бывшими соратниками и последующими поколениями буквально во всём: в смерти близких и чужих людей, в проигранных и выигранных сражениях, в укреплении государственности и ещё многом и многом. Солженицын в пятьдесят шестом, фантазируя, очень подробно описывал его в своем «Круге первом», не имея никаких данных о том. Это было громом среди ясного неба, дождём на почву Хрущёвской «оттепели». Впоследствии многие в своих художественных вымыслах придерживались заданной Александром Исаевичем формуле, побольше грязи и жути. Главными «биографами» Сталина стали Хрущёв, Маленков, Булганин, благодаря невмешательству которых (и это в лучшем случае) тот и умер, лишённый медицинской помощи. Плоть от плоти эпохи сталинизма, они в борьбе за личное будущее поступили неординарно и вместо внутрипартийной борьбы в установившейся системе координат сменили её, предложив новые, свои правила. Кроме того, подобный поворот также был продиктован невыгодным сравнением новых лидеров страны с фигурой предыдущего.

Если вы действительно хотите изучать историю, то делать это надо, прежде всего, основываясь на документах и воспоминаниях, при этом всё же необходимо трудиться и отделять вымысел от правды.

Многие документальные свидетельства тех лет засекречены и поныне, но существуют всё же и доступные материалы, и документы, характеризующие эпоху. Среди таковых - протоколы съездов партии, Конституция тридцать шестого года (пожалуй, самая демократическая даже для дня сегодняшнего), некоторые приказы и постановления. Из них видна ежедневная работа по укреплению обороноспособности и экономики нашей страны, отражены текущие обстоятельства и намерения. Многое на сегодняшний день, конечно, сделано для убедительности в ложности документов – свидетелей эпохи, в сознании утверждён факт расхождения действий и деклараций. Однако, смею вас уверить, что Сталин большое значение придавал словам и старался не отступать от них в действиях.

Автору данного материала понятны воспоминания людей близких к Иосифу Сталину, они лишены конъектуры, так как написаны были после его смерти и часто вопреки официальной доктрине государства. Это и Вячеслав Молотов, и главный маршал авиации Голованов, маршал Василевский, Артём Сергеев и многие другие. Воспоминания этих людей дают понимание о Сталине как о человеке и политике.

Не был Иосиф Виссарионович ангелом, как не были ими другие правители и до, и после, и далеко не только в нашем государстве. Ни тогда, ни сейчас это невозможно, а «мягкие» демократические реформы приводят порой к бедам большим, чем жёсткие действия. Тому пример - разрушение Советского Союза и строительство на его осколках капиталистического общества, полного неравенств и ущемления свобод и прав.

Давайте возьмём за аксиому, что в двадцатые годы Сталин пришёл к власти в одной стране – с разрушенной экономикой, раздираемой на клочья различными политическими группами, бандитами и коррупцией, с голодающим населением, почти никем не признанную и не имеющую международного политического веса; а к концу его жизни это была мировая сверхдержава, с одной из лучших экономик, социально ориентированная на простых людей и не имеющая класса богатых, и с одной из сильнейших армий в мире. Добиться подобного почти невозможно, и неумно считать эти достижения, как и победу в Великой Отечественной войне, результатом, достигнутым вопреки воли и усилиям первого лица. Это утверждение могло бы иметь место в случае номинального значения такого лица, или даже роли его в виде ширмы, но все мы прекрасно знаем о какой концентрации власти в одних руках идёт речь.

Не отрицая факт репрессий, можно с уверенностью сказать, что их истинной целью было не укрепление власти ради самой власти, но для достижения вполне прозрачных целей, как то стабилизация, укрепление и развитие страны.

«Чтобы государство [Россия] не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов. Неудержимое раздутие штатов, чудовищная бюрократизация всякого дела - горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное и пожирание госимущества этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность, характеризующая наш так называемый «хозрасчёт», преступления, перекачивающие госимущество в частные карманы», - эти слова Феликса Дзержинского полностью характеризуют Россию начала – середины двадцатых годов.

Политическая жизнь Сталина до 1936 года - это борьба почти в равных условиях с различными политическими течениями и группами, растаскивающими страну в разные стороны. В равных условиях это значит, что у противников Сталина были многие возможности, в том числе влияние на органы ОГПУ - НКВД, так как ни Дзержинский, ни Менжинский ни Ягода не были людьми Сталина, а тяготели к иным центрам силы. То же касается высших партийных органов, где до 34 года далеко не все поддерживали линию, проводимую Сталиным. Соответственно, ни о какой диктатуре до середины тридцатых годов говорить не приходится.

Репрессии 37-38 годов были, с точки зрения автора, обусловлены некоторыми объективными причинами, и началом к ним послужило убийство Кирова, к которому Сталин, несмотря на все попытки Хрущёва обвинить его, не причастен. Это убийство было началом активной фазы некоего плана (заговора, если хотите), направленного против официальной политики государства во главе со Сталиным. Наивно думать, что оппозиция и новые миллионеры, взращенные НЭПом, были беззубы и покладисты. Об этом свидетельствует опыт истории и наш с вами, уважаемый читатель, опыт прожитых «девяностых». Но, возвращаясь к репрессиям, вернее к их пику, полагая их, конечно же, инициированными самим Сталиным, и повторюсь, что считаю, что их начало было вызвано искренним стремлением искоренить врагов государства и отсечь внутренние и внешние обстоятельства, мешающие его развитию. Однако, размах Ежова и жажда крови на местах, в том числе и Хрущёва, на запросе которого об очередном «лимите» на расстрелы Сталин написал: «Уймись, дурак», вождём не было запланировано. Ситуация вышла из-под контроля. В связи с чем, уже в декабре 38 года Ежова меняет Берия и останавливает репрессии, реабилитируя десятки тысяч заключённых и закрывая знаменитую Соловецкую тюрьму - СЛОН.

О том, что репрессии при Ежове для Сталина приняли неожиданно большой размах, можно судить из воспоминаний Пономаренко П. К. «Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко мне рассказывал о своей работе в Белоруссии. В частности, говорил, почему Сталин его послал туда. Это было в 1938 году. Иосиф Виссарионович дал ему чёткие указания: прекратить репрессии. Сталин сказал: «Чего они добиваются? Что им нужно? Там так много людей пострадало – и до сих пор репрессии продолжаются. Уже был пленум ЦК партии по этому вопросу (пленум проходил в январе 1938 года). А они не унимаются. Поезжайте, наведите порядок – остановите репрессии».

Пономаренко спросил: «А как это сделать?» Сталин посоветовал: «Идите в тюрьму. Берите дела, знакомьтесь с ними, вызывайте осуждённого, выслушайте его, и если считаете, что он осуждён незаслуженно, то открывайте двери – и пусть идёт домой».

Пономаренко ответил: «Но, товарищ Сталин, там местные органы и разные ведомства могут быть недовольны моими действиями и воспротивиться».

Сталин подтвердил, что, конечно, не для того они сажали, чтобы кто-то пришёл и выпустил. Но ведомств много, а первый секретарь ЦК один. И если не поймут, поясните им это. От того, как вы себя поставите, будет зависеть ваш авторитет и успешность работы.

Пантелеймон Кондратьевич по прибытии на место, как и посоветовал Сталин, пошёл в тюрьму, запросил дела. И стал осужденных вызывать к себе по одному. Ну, вот такие, например, были заключенные. В деле одного говорится: «Неоднократно нелегально переходил государственную границу». Да, формально – действительно. Поскольку, когда в 20-м году произошёл передел границ, белорусское местечко оказалось разделенным на польскую и нашу части. Семьи некоторые даже оказались разделены. Этот, в то время осуждённый гражданин, гнал хороший самогон. А на польской стороне – сухой закон. За самогоном к нему приходят с польской стороны, в том числе известные люди, среди которых полковник Бек (потом он стал министром иностранных дел Польши), Рыдз Смиглы, маршал. И если хорошо наугощаются, то и ночевать оставались. А иногда он сам несёт им самогон, пересекая, таким образом, государственную границу.

Пономаренко, выслушав, ему говорит: «Иди домой. Прямо из кабинета – свободен». А мужик отказывается: «Как это иди? До дома далеко, мне надо сначала свою пайку получить. А это будет завтра утром. Что я, до деревни голодным должен добираться? Нет, я подожду пайку».

Ушёл, когда получил свою пайку.

Ещё один сиделец. Поэт. Написал поэму «Сталин». Начинается первая строка со слова на букву «В», вторая – на «О», третья – на «Ш». В результате – акростих, получается, «Сталин – вош». Пономаренко отпускает его и говорит посадившим: «Вы – неграмотные люди. «Вошь» пишется с мягким знаком».

В итоге почти всех отпустил. Конечно, в местных органах и ведомствах были недовольные – это была их работа. Но Пантелеймон Кондратьевич сказал: «Решайте, по какую сторону тюремной стены вам больше нравится». Недовольные, видимо, быстро поняли, что это – не острословие, а предупреждение, и все пошло, как надо.

Когда Пономаренко докладывал об этом на Политбюро, Сталин сказал: «Передайте товарищам наше сочувствие, а поэту скажите, пусть и о тараканах не забывает. Дураков у нас ещё много». – Из книги «Беседы о Сталине», Артём Сергеев, Екатерина Глушик.

До войны остаётся чуть меньше трёх лет, а в том, что она будет, уже не сомневается никто. Мы с вами, читатель, видели так называемую первую Чеченскую кампанию, с её предательством, отличающимися клановыми интересами и прочими «чудесами» отсутствия единой воли и слаженности работы механизма государства. Давайте представим на минуту, что все лидеры различных политических течений счастливо существуют вместе до года 1941. Различные эпицентры силы наверху влекут за собой явное или тайное разделение на следующих этажах власти. Армия и органы правопорядка не только не исключение, но и наиболее важный силовой блок, а потому борьба за должности там должна вестись особо интенсивно, что, безусловно, приводит к потере боеспособности и отсутствию эффективности при выполнении задач. О каком народном единении можно было бы говорить, если в семнадцатом году в России насчитывалось пять основных политических движений: 1) консерваторов, выступавших за сохранение самодержавной системы; 2) консервативных либералов «октябристского» типа; 3) либеральных, или конституционных, демократов; 4) неонародников; 5) социал-демократов, которые, в свою очередь, делились на многие партии, группы и общества. А ведь Гражданская война, иностранная интервенция, НЭП и голодные годы никак не могли изменить ситуацию и привести к сближению и единению. При таких условиях отсутствует даже теоретическая возможность объединения страны и её укрепление и развитие путём демократических изменений.

Конечно, главной чертой Сталина было трудолюбие. Он был справедлив в той мере, в какой понимал это. Его жестокость не что иное, как подчинение себя и других общему государственному делу, и если для пользы дела надо было уничтожить виновных, он, не колеблясь, шёл на это, допуская причастие в том числе и невиновных. Главный критерий выбора человека на должность – целесообразность. Люди вели себя в разных обстоятельствах по-разному. Человек, проявивший себя в годы войны и вознёсшийся на вершину, мог быть удалён или «сослан» в мирное время по причине низкого КПД в рутинных обстоятельствах. Этим объясняются неожиданные назначения на высокие должности и столь же неожиданные снятия.

Менялась страна, менялся и Сталин. Если так можно выразиться, то мы имеем трёх Сталиных: 22-41 годов, 41-48 и последний период - до смерти в 53 году. Первый Сталин самоуверен и целеустремлён, второй - признающий свои ошибки, исправляющий их, третий - уставший. Сорок первый год многому его научил, и многое тогда он переосмыслил. Из видимых изменений того времени - это возвращение царских званий и погон, то есть изменений, должных подчеркнуть непрерываемую преемственность армии и прекращение гонений на церковь, и возобновление патриаршества на Руси. Для скептиков, заявляющих, что данный шаг был продиктован критическим положением на фронтах и необходимостью руководства СССР в полной мобилизации общества, а также для благостного отношения Запада, сообщаю, что избрание Патриарха состоялось в 1943 году осенью, когда была уже выиграна битва под Москвой и Сталинградская битва, и отношения с союзниками выстраивались (в большей степени самим Западом) по прагматичному сценарию.

Сталин третьего периода - уставший, надорванный войной человек, часто отдыхающий, всё меньше времени уделяющий бумагам. Последние годы его участие в жизни страны было сведено к минимуму и касалось, в основном, вопросов больших и глобальных.

В 1952 году, за несколько месяцев до своей смерти (убийства), Сталин просил XVIII Съезд Партии о своей отставке с должностей Секретаря Партии и Председателя Совета министров. Некоторые видят в этом заигрывание злого демона, проверяющего соратников и делегатов на слабину, но, скорее всего, желание об отставке было продиктовано пошатнувшимся за годы войны здоровьем.

Отставку тогда не приняли единодушно, но главную скрипку сыграл председательствующий на съезде Маленков, который всего через несколько месяцев совместно с Берией, Хрущёвым и Булганиным стоял над беспомощным вождём народа и запрещал врачам его беспокоить, обрекая на смерть.

Возможно, отставка на Съезде предполагала объявление кандидатуры преемника, что ломало планы окружения Сталина на место в политическом олимпе. В связи с этим в начале марта 1953 года ими всё было предусмотрено и подготовлено к кончине вождя, которая, по «стечению обстоятельств», не заставила себя ждать.

ДЛЯ СПРАВКИ

  1. Согласно справки, подготовленной генеральным прокурором Руденко, министром внутренних дел Кругловым и министром юстиции Горшениным, для главного инициатора разоблачения культа личности Хрущёва, количество осуждённых по политическим статьям с 1921 по 1954 год – 3777380 человек, из них приговорённых к смертной казне – 642980 человек.

  2. «Это был зал, где собирались большие застолья и где съезжался узкий круг Политбюро. За этим столом, - за обедом или ужином, - решались и вершились дела. «Приехать обедать» к отцу - это и означало приехать решить какой-то вопрос. Пол был устлан колоссальным ковром. По стенам стояли кресла и диваны; в углу был камин, отец всегда любил зимой огонь. В другом углу была радиола с пластинками, у отца была хорошая коллекция народных песен - русских, грузинских, украинских. Иной музыки он не признавал. В этой комнате прошли все последние годы, почти двадцать лет. Она сейчас прощалась со своим хозяином.

Пришли проститься прислуга, охрана. Вот где было истинное чувство, искренняя печаль. Повара, шоферы, дежурные диспетчеры из охраны, подавальщицы, садовники - все они тихо входили, подходили молча к постели, и все плакали. Утирали слезы как дети, руками, рукавами, платками. Многие плакали навзрыд, и сестра давала им валерьянку, сама плача. А я-то, каменная, сидела, стояла, смотрела, и хоть бы слезинка выкатилась... И уйти не могла, а все смотрела, смотрела, оторваться не могла.

Все эти люди, служившие у отца, любили его. Он не был капризен в быту, - наоборот, он был непритязателен, прост и приветлив с прислугой, а если и распекал, то только «начальников» - генералов из охраны, генералов-комендантов. Прислуга же не могла пожаловаться ни на самодурство, ни на жестокость, - наоборот, часто просили у него помочь в чем-либо и никогда не получали отказа. А Валечка - как и все они - за последние годы знала о нём куда больше и видела больше, чем я, жившая далеко и отчуждённо. И за этим большим столом, где она всегда прислуживала при больших застольях, повидала она людей со всего света. Очень много видела она интересного, - конечно, в рамках своего кругозора, - но рассказывает мне теперь, когда мы видимся, очень живо, ярко, с юмором. И как вся прислуга, до последних дней своих, она будет убеждена, что не было на свете человека лучше, чем мой отец. И не переубедить их всех никогда и ничем.» - Светлана Аллилуева, «20 писем другу».

  1. «России очень повезло, что когда она агонизировала, во главе её оказался такой жёсткий военный вождь. Это выдающаяся личность, подходящая для суровых времен. Человек неисчерпаемо смелый, властный, прямой в действиях и даже грубый в своих высказываниях… Однако он сохранил чувство юмора, что весьма важно для всех людей и народов, и особенно для больших людей и великих народов. Сталин также произвёл на меня впечатление своей хладнокровной мудростью, при полном отсутствии каких-либо иллюзий». - Уинстон Черчилль, Речь в британском парламенте по итогам визита в Москву в августе 1942 года.


назад