Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ. ВЫБОРЫ, КАК ДОРОГОСТОЯЩИЙ И УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС

- 01.03.2018

ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ. ВЫБОРЫ, КАК ДОРОГОСТОЯЩИЙ И УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС

- 01.03.2018

ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ

ВЫБОРЫ, КАК ДОРОГОСТОЯЩИЙ И УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС

В марте страна будет переживать главное событие года политического. Эмоции, связанные с ним, расходятся кругами, грозя перевернуть танкеры и авианосцы рядом с эпицентром и вяло раскачивая поплавок рыбака в дальнем уголке нашего с вами водоема. Выборы президента определят того, кто будет шесть лет ездить на работу в Кремль, встречаться с лидерами других государств, пытаться влиять на дела внутренние и внешние. Важное, казалось бы, событие, способное оказать влияние на развитие страны, к сожалению, таким не является, это заблуждение. Политическая модель современных «демократических» государств устроена таким образом, что выборное право, как государственный институт, только в теории является тем, о чём нам твердят энциклопедии и страницы газет; на самом деле, это действо имеет более ритуальный смысл, чем практический. И если в странах тоталитарного режима это лежит на поверхности, и выборный процесс, не стесняясь, носит элемент вынужденных формальностей, то в странах с так называемой развитой «демократической» моделью это завуалированно под дорогостоящее представление.

Начнём с того, что выборы в современной форме, известной каждому, имеют начало в Соединённых (объединённых) Штатах (государствах) Северной Америки. Тогда, с 1776 года, то есть с момента объединения 13 штатов, и было положено начало действу под названием «выборы». Отцы-основатели этого союза государств изначально строили двухуровневую систему управления ими. Первый, общедоступный уровень, был необходим для иллюстрации идей демократии, это и должны были продемонстрировать якобы всеобщие выборы президента. Второй же уровень заключался в инструменте, благодаря которому рычаги управления ни при каких обстоятельствах не могли бы стать общедоступными. Для этого выборщиками сделали представителей элит штатов, которые, голосуя, обеспечивали свои интересы и интересы кланов. На протяжении почти века президента выбирали исключительно элиты: сенаторы, финансисты, олигархи. Это, безусловно, способствовало укреплению их позиций и служило гарантией несменяемости курса.

Уже во второй половине 19 века избирательное право расширили, распространив полномочия на обычных людей, формально оставив и выборщиков от штатов, но ситуацию это нисколько не изменило. К этому времени был отработан механизм, не позволяющий «чужим» пролезть в высшие эшелоны власти, так как кандидатов в президенты готовят две партии, состоящие из наследных элитариев, и их выбор, в конце концов, становится выбором народа. Возможность появления на выборах независимых кандидатов не более чем антураж: никогда ещё в истории такие самовыдвиженцы не смогли даже близко подобраться к главному государственному посту. Срощенность власти и капитала оказалась абсолютной, а это значит, что деньги, общественное мнение, формируемое прессой, принадлежащей им, и административный ресурс ни при каких обстоятельствах не мог быть доступен человеку неугодному или со стороны. Выборы из формального ритуала превратились в традиционное шоу с бубнами и плясками. Принцип состязательности должны были обеспечивать две существующие партии, их кандидаты никогда за всё время существования США не имели мнения и позиции, отличных от позиций элит. Они, соперничая друг с другом, не были врагами высших политических и финансовых слоев государства. Выигрыш одного и проигрыш другого имеют небольшое значение в жизни государства и развитии партий, да и то с точки зрения учёта обеспечения зрелищности в будущем.

Сроки пребывания у власти также рассчитаны на то, что в такой короткий срок физически невозможно подготовить и провести любые серьёзные изменения. Современная политика рассчитана на будущее, признавая стратегическую дистанцию в несколько десятилетий.

Подобная Соединенным Штатам избирательная система, с теми или иными изменениями и дополнениями, появлялась во всех государствах, напрямую зависимых от них. Это коснулось послевоенной Европы, той части, которая вошла в зону оккупации США и Великобритании, арабских и африканских стран после насильственного принуждения к «демократии», Восточноевропейских государств, отпочковавшихся от Варшавского договора, и, начиная с 1991 года, нашей страны.

Особняком здесь стоит Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Вынужденные следовать мировой моде на «демократию» они загородились ширмой из выборной должности Премьер-министра, наделив его обширными представительскими полномочиями, но лишив при этом возможности влиять на внутреннюю и внешнюю политику по ключевым вопросам. Во главе королевства стоит несменяемый монарх, политические прерогативы которого формально весьма велики. Он, в частности, назначает премьер-министра, руководит Вооружёнными силами, назначает судей, осуществляет помилование, вправе созывать и распускать парламент, подписывает законы, является Главнокомандующим Вооруженными силами, имеет право объявлять войну и заключать мир, заключать международные договоры, назначать дипломатических представителей и пр. Однако, монарх не осуществляет полномочия самостоятельно. Правительство назначается им по результатам парламентских выборов, а все остальные действия, в которых проявляется власть, осуществляются при условии контрассигнации премьер-министра и по инициативе правительства (Кабинета). У монарха, тем не менее, есть некоторые «скрытые» полномочия, которые он может реализовать сам, сообразуясь, конечно, с политической ситуацией. Так, несколько раз при отсутствии в результате парламентских выборов чётко определяемого большинства в парламенте правительство было сформировано на основании сделанного монархом выбора. Сохраняется у монарха и право абсолютного вето на законы.

Также существует иммунитет монарха - принцип его неответственности («монарх не может поступать неправильно»). Именно для обеспечения иммунитета служит институт контрассигнации. На стыке личных и политических прерогатив находятся следующие элементы статуса монарха: он возглавляет британское Содружество - объединение бывших британских колоний, из которых некоторые, например, Австралия, признают монарха главой государства; кроме того, он является главой англиканской церкви. И, кстати, в вассальных государствах, таких как Австралия и Канада, выборный процесс основан на всеобщей практике.

Тем самым, наглядно видно, что в двух главных мировых субъектах, которые по иронии судьбы называются одинаково – Соединённое Королевство и Соединённые Государства, существует ярко выраженная преемственность элит, которые, соответственно, и являются действительными выгодополучателями. Разница заключается только в форме существования этих элит: в случае с США это тайная форма, а в Великобритании она, конечно, более явная – Королева и Палата Лордов тому пример.

Колониальные экспансии этих двух монстров не прекращались никогда, разве что от форм явной агрессии и узурпации власти при помощи генерал-губернаторов они перешли к завуалированной форме владения и управления. И институт выборов здесь, к сожалению, призван обеспечить «лихорадку» во власти и зависимость от подчинённых средств массовой информации и финансовых потоков.

Согласитесь, что выборы, в большей степени, нам известны в виде шоу: активизация кандидатов, поездки, умные и хорошие слова, впоследствии на сто процентов, выливаются в отсутствие дел или их противоречие обещанному. Эта формула универсальна для всех «демократических» стран. Как результат, кандидатуры подбираются и финансируются не по принципу профессиональной политической пригодности, а по фотогеничности и наличию способностей шоумена. Невозможно найти ни одного кандидата, который, будучи личностью, обладал бы всеми качествами, нет, не только лидера, а ещё и профессиональными, и смог бы пойти вопреки воле и желаниям выдвинувшей его элитарной прослойки.

Во всём мире кандидаты на высшие государственные должности - это проекты, лишенные индивидуальных качеств и лишь имитирующие их. Как и любой проект, их готовят, утверждают и запускают в работу. Так появился во Франции никому не известный Макрон, а в Германии - Меркель, в Штатах ими были Клинтон (оба супруга), Буши, Обама, и даже Трамп – как плод нестандартного подхода, предназначенного на роль неудачника, но неожиданно опередивший традиционную Хиллари. У нас все кандидаты также являются проектами: один олицетворяет стремление части общества к агрессивному эпатажу, другой пропагандирует капитализм с социалистическим лицом, третья выражает настроения, пока ещё меньшинства, к западным ценностям, включая феминизм и толерантность. И даже наш глубокоуважаемый, согласно опросам, Президент - такой же проект, появившийся из ниоткуда в результате некоей селекции неизвестных садоводов. Однако, он, в силу огромного, открывшегося потенциала, сумел преодолеть границы, предусмотренные разработчиками политических технологий, и тем стал неуправляем и неугоден.

Стремясь усилить и сделать независимой Россию, он оказался под прицелом, как ранее Хусейн и Каддафи. Запад вызов принял, и бьет по болевым точкам, стараясь на каждое действие отреагировать противодействием. С триумфом закончилась Сочинская Олимпиада, и вот допинговый скандал, отбор завоёванных медалей, унижения перед Пхенчаном, пожизненные дисквалификации и негативный фон в мировых СМИ. Отрапортовали о победе в Сирии и получили удар в спину, растиражированный огромным количеством блогеров и журналистов, которые для доходчивости надевали маски сокрушающихся, а на самом деле преследовали цели по дискредитации нашего Президента и его политики, вынуждая в ходе опровержения официально признать трагедию, а также наличие официально не существующих ЧВК и экономических целей в регионе. Давно не было такого массового, умело срежиссированного информационного вброса; теперь даже старушки на лавочках обсуждают, сколько бойцов было безнаказанно убито американцами. Кампания набирает обороты. Что будет следующим? Донбасс? Вероятно, Саакашвили не зря запихивали в Киев, тем самым шантажируя Порошенко. Пикантности ещё добавляло наличие одних и тех же кураторов у обоих. Затем грузина с украинским паспортом разрешили выкинуть – видимо, шантаж достиг своей цели, Порошенко на что-то согласился или решился. Подождём – увидим, недолго осталось.

Советский Союз, вопреки мнению об экономической подоплеке, развалился в связи с нежеланием довольствоваться тремя сортами отечественной колбасы вместо пятидесяти в европейских магазинах, а также по причине отсутствия элемента шоу во внутренней политике. «Хлеба и зрелищ», - сказал в своей сатире древнеримский поэт Ювенал, описывая основные устремления римского народа. Ничто не изменилось за прошедшие две тысячи лет, народ на всём земном шаре требует и удовлетворяется тем же.

Мы живём в данных условиях, и, стало быть, надо смиряться, тем более, что бывало хуже. Самое главное - верить в Бога, в то, что всё происходит по воле Его, чтобы нам не сообщали разные конспирологические сайты и общественное мнение, давно ошибающееся насчёт «Всё решают без нас». Мнение каждого важно, не с точки зрения моментального воплощения во внешней или внутренней политике, конечно, а для изменения духовного климата социума в целом. Ни в один период существования человечества не было на земле всеобщей справедливости, нет её и теперь и, видимо, не будет до самого конца света. Наша жизнь - не более чем условия развития души, Царствие Божие находится не здесь. А, положа руку на сердце, наша страна не самая плохая страна, а наш Президент не самый худший её правитель. И мы, народ, не самый лучший, наверное, но и далеко не самый худший. Обычный.

За всё - Слава Богу!


назад