Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

День защитника Отечества

Валерий Игнатьев 23.02.2017

День защитника Отечества

Валерий Игнатьев 23.02.2017

День защитника Отечества

 

Говорят, раньше День защитника Отечества был праздником искренним и всенародным. Я этого не застал, так как в зрелый возраст вступил наравне с вступлением Российской Федерации в свои наследные права после Советского Союза. Коснулась инерция, когда каждое двадцать третье февраля поздравляли всех мужчин, юношей и мальчиков, но смысловой нагрузки дежурные фразы уже не содержали. В телевизоре остались бандиты, коммерсанты, ловеласы – прочие социальные группы испарились и на глаза не попадались.

В те годы армия вид имела неказистый и страшноватый. О дедовщине не рассказывал только ленивый, про маленькие зарплаты и убогость мышления любезно сообщала демократическая пресса, выхватывая нужный ракурс и не оставляя сомнений. Форма устарела невообразимо и среди вареных джинсов и модных плащей смотрелась карикатурно. Особенно бросались в глаза несоответствия, когда на экране телевизоров рядом стояли подтянутые в камуфляже солдаты НАТО и наши бойцы в кителях с портупеей и брезентовым подсумком на поясе. Образ родного защитника заметно проигрывал его заокеанскому коллеге и в сравнении напоминал встречу путешественников во времени со своими предками.

Ничто в жизни и на экранах телевизоров не раскрывало темы «Защитник Отечества», как сказала бы моя бывшая учительница литературы. Исключение составляли ветераны Великой Отечественной войны, которых в ту пору было ещё довольно много. Их мы уважали и без преувеличения действительно считали Защитниками. Но данный факт ещё больше подчеркивал отсутствие данной категории в современном мире. Праздничные концерты не могли обмануть, так как о генералах, сидящих на первых рядах, благодаря свободе слова было известно многое, что затрудняло положительную ассоциацию.

В это непростое время началась Первая Чеченская кампания. Без надлежащей подготовки, не имея разведданных, окружённые разгильдяйством и предательством, тысячи солдат и офицеров легли там. О выживших стыдливо умалчивали. Свободная пресса вообще называла их агрессорами и убийцами. Потом была Вторая Чеченская, в которую по собственному желанию угодил и я. Как и те, кто был в Первой, мы тоже не стали для страны Защитниками, нас провожали и встречали больше недоуменно, с добавлением грусти в начале и радости в конце. «Зачем?» – этот вопрос молчаливо отражался в глазах родственников, друзей и коллег. Иногда он отсвечивал из зеркала и в наших собственных зрачках. На прямой вопрос нужно было или подыскивать слова, или отшучиваться. Вариант «иду родину защищать» не рассматривался в связи с оторванностью от реальности и дальнейшего пристального интереса со стороны штатного психолога.

Сколько нас погибало, исполняя долг? Именно так звучали прощальные слова перед цинковым ящиком в полукруге родных и знакомых. Ни у кого язык не повернулся сказать – они погибали за Родину! Так же было раньше с «афганцами», с той лишь разницей, что они исполняли интернациональный долг. Не приняла нас страна в свои защитники, раздав всем удостоверения ветеранов боевых действий необъявленной войны. И для нас это не было откровением и удивлением, другого не ждали. И из всех тостов, когда встречаемся вместе, самым искренним звучит третий.

Сейчас армия другая, ей можно гордиться. Что-то изменилось, и август 2008 года это наглядно показал. Потом Крым, а следом Сирия. Генералы научились говорить и, смею надеяться, думать. Самолеты начали летать, корабли выходят из портов, демонстрируя флаги в акваториях разных морей и океанов. Можно если не гордиться, то хотя бы надеяться.

И новым смыслом наполнилась дата 23 февраля. Вернее не так - дата наполнилась смыслом. Он не бывает ни новым, ни старым, он либо есть, либо его нет. Чего нельзя сказать о празднике, так как его наличие в календаре ещё ни о чём не говорит. Он должен быть в сердцах, горячих и жертвенных.

С праздником!


назад