Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

КИТАЙ - МАРШ КРЫС

Дмитрий Галковский 17.11.2015

КИТАЙ - МАРШ КРЫС

Дмитрий Галковский 17.11.2015

 

КИТАЙ - МАРШ КРЫС

 

 

Китайские коммунисты в 20-30-е годы представляли собой группу радикально настроенных южан, выдавленных с Юга из-за слабости, склочности и личной неудачности. Это «орден мальтийских рыцарей», откочевавший в 1934-1935 гг. через весь Китай на Север, и нашедший приют у местного Павла I – главы провинций Шаньси/Шэньси Янь Сишаня. Только в отличие от российского Дон-Кихота, Янь Сишань был не экстравагантным самодуром, а хитрым и информированным чиновником старой школы, сидевшим в своём кресле 38 (!) лет, а в довершении ставшим последним китайским премьером. В 1950 он успешно эмигрировал с тонущего корабля на Тайвань.

Мао в начале своей деятельности поставил цель: добиться власти в одной из провинций, а затем в нескольких провинциях. Этой программы он не достиг НИКОГДА. Коммунисты вплоть до 1948 года не контролировали ни одной из провинций Китая.

Карта великого похода китайских коммунистов «А мы уйдём на Север!». Вы что-нибудь понимаете?

Карта великого похода китайских коммунистов «А мы уйдём на Север!». Вы что-нибудь понимаете?


Перебазирование коммунистов на север подаётся как сложнейшая военная операция стратегического значения, состоящая из целой серии глубоких манёвров, обманных ходов, окружений и прорывов. Всё это БРЕД, военные действия китайскими коммунистами велись только на страницах газет, а через провинции их вооружённые силы большей частью проходили без боя по соглашению с местными милитаристами. Либо за деньги (интересно, откуда они были у коммунистов), либо по звонку из центрального аппарата, которому местные мандарины в эпоху Чан Кайши подчинялись хотя бы формально. Почему это сделал сам Чан Кайши тоже хороший вопрос.

Что касается юродских крапленых карт, то могу вам дать их дешифровку. Когда китайцы показывают европейцам свои карты, тузы, дамы и короли мелькают мимо вашего носа со скоростью необыкновенной. На это не надо обращать внимания. Надо смотреть на конкретные провинции и какая зверушка в какой провинции правила. Это вешки, это то, что поможет сориентироваться, причём на 100%. Всё остальное – вихрь лжи.

То есть исторические провинции Китая это кубики, с помощью которых можно составить грубою, но зато достаточно верную картину того, что, там произошло на самом деле. А чтобы понять, кто контролировал провинцию в 1911-1949 гг., надо смотреть, кто сидел в её столице. Китайцы мастера рисовать сложные и запутанные карты, но само устройство китайской жизни строго иерархично.

Так вот. Исходя из этого простого принципа, о КПК на этапе до 1949 года можно забыть. Это второстепенная организация, не игравшая серьёзной роли. Все «советские районы Китая» - китайский блеф и распил бабла. Никакой деятельности коммунисты не вели, с Японией тоже не воевали.

По одной простой причине: если бы коммунисты были серьёзной силой, они бы контролировали, хотя бы одну провинцию Китая. Этого не было никогда. Контроль был на уездном уровне, в лучшем случае, им удавалось контролировать несколько уездов, причём непродолжительное время. Наконец в 1935–1947 оно контролировали окраину периферийной провинции Шэньси, в свою очередь тесно привязанной к соседней более важной провинции Шаньси. Эта дыра (в советской историографии «особый район»), в которой они просидели 12 лет, и была пиком их влияния. Все действия КПК неимоверно преувеличены и расписаны маоистско-сталинской пропагандой до уровня национального эпоса, вроде знаменитой «битвы ста полков». О, да! Точно также корейские коммунисты, возглавляемые великим Ким Ир Сеном, наголову разгромили японских колонизаторов.

Роль Особого района и всей возни вокруг коммунистов велика – но это коммунистический инкубатор, упреждающее создание кадров для одного из вариантов будущего сценария. Этот запасной вариант после 1945 года пошёл в дело, и чья-то могущественная рука поставила инкубаторских на императорский престол Китая.

То, что это был Сталин, даже и не думайте. Сталинская марионетка отдала бы СССР Синьцзян, Внутреннюю Монголию и Манчжурию (разумеется, в виде отдельных «стран социалистического лагеря»). Этот вариант был актуальным до 1950 года, с этой целью, например, держали руководителя японской Монголии, который потом эмигрировал в МНР, и маньчжура Гао Гана, который публично выступал с призывами сделать Маньчжурию 17-ой республикой СССР в случае «американо-британской агрессии» (то есть победы Чан Кайши).

Для самих китайцев головокружительное возвышение ничтожных местных коммунистов не было какой-то сенсацией. Несмотря на ничтожное влияние, РАНГ коммунистов в Китае был велик всегда. Тут китайцам сыграл хорошую службу их знаменитый прагматизм. В отличие от слепеньких русских, узкоглазые китайцы фишку секли и видели в коммунистах тех, кем они являлись на самом деле: леворадикальное масонство, сорганизованное в автономную тоталитарную секту, занимающуюся международным терроризмом. Китаец, беседуя с коммунистом, говорил вежливо, если сам был без охраны – подобострастно. Ибо понимал, что такому механику убить человека, это как два пальца. Простое телодвижение. Если китаец в компартию вступал, то масонскую тарабарщину выучивал, и за очередностью бессмысленной тарабарщины следил. Мол, так и так сам из бедных крестьян (сын разорившегося банкира из Шанхая), хочу помочь трудящимся (британской резидентуре), могу переправлять в Нанкин нелегальную литературу (на мокруху не подписываюсь, а наркотики и контрабанду возить буду).

Конкретно о «китайских коммунистах» особо говорить не буду, но как вы понимаете, там, где ни колупнёшь, черви и провода. Приведу всего два примера.

«Великим походом» руководила тройка из Мао Цзэдуна, Чжоу Эньлая и… Отто Брауна. «Отто Браун» был, конечно, таким же Отто Брауном, как Гельмут Шмидт Гельмутом Шмидтом. Отто Браун это премьер-министр веймарской Пруссии, а какова настоящая фамилия китайского авантюриста неизвестно.

«Отто» «Браун» - «писатель» из «ГДР».

«Отто» «Браун» - «писатель» из «ГДР».

Он же на предыдущей работе

Он же на предыдущей работе


Это один из руководителей секретного отдела коммунистической партии Германии, в 1926 году арестованный за шпионаж в пользу СССР. По тому же делу была арестована некая «Ольга Бенарио», дочь крупного мюнхенского адвоката (она же «Гутман» - гут манн). Усилиями влиятельного папаши дочурку от следствия отмазали, и как оказалось, зря. Весной 1928 года она вместе с группой отморозков похитила из зала суда Брауна и ещё «группу товарищей». Напомню, операцию провернули в Германии (!).

«Хороший» «человек».

«Хороший» «человек».


Браун и Бенарио направились в СССР, где поженились. Затем их пути разошлись. Браун в 1932 году был направлен на руководящую работу в Китай, а его жена уехала «работать» в Англию. Оттуда её направили… в Бразилию. Она под видом жены должна была сопровождать одного из основателей бразильской компартии и по совместительству члена национальной масонской верхушки Луиса Карлоса Престеса. К этому времени капитан Престес успел побывать во главе революционной армии, которая по странному стечению обстоятельств совершила в 1925-1927 года «великий поход», пройдя с боями через всю Бразилию и укрывшись на территории Боливии. В 1931 году Престес направился в Москву. Задачей группы Престес-Браун было организация очередного кровавого переворота в Бразилии. Дело окончилось неудачей, их арестовали, причём жену выслали в нацистскую Германию, где она родила дочку от Престеса. Дочь по ходатайству влиятельных родственников отца вернули в Латинскую Америку. Во время второй мировой войны жена Брауна умерла в лагере («от бесчеловечных экспериментов нацистов»), а Престес в 1945 вышел из тюрьмы и продолжил активное участие в местной политической жизни – в своём репертуаре: перевороты, тюрьмы, нелегальное положение, эмиграции, амнистии.

Луис Карлос Престес. Убойный отдел.

Что это за биографии-то? Это биографии профессиональных шпионов и диверсантов, работающих на организацию, контролирующую полпланеты. Сегодня Германия, завтра Россия, послезавтра Китай или Бразилия. «Дан приказ ему на Запад, ей - в другую сторону».

Второй пример. Известно, что основателем советской тайной полиции был некто Дзержинский, почему-то польский дворянин. Гораздо менее, но всё же известно, что его преемником был Менжинский – тоже дворянин и тоже поляк (кстати, его роль в организации работы ГПУ больше).

А кто руководил тайной полицией в коммунистическом Китае? Оказывается такой же хрен с горы – помещик, внешне похожий на японца, большой ценитель живописи, поэт, любовник жены Мао Цзедуна.

Руководитель китайского ЧК-ГПУ Кан Шэн. Именно он протолкнул в китайском руководстве поддержку Пол Пота – тоже камбождийского «хрена с горы».

Вот поэтому уважать коммунистов китайцы уважали. И уровень руководства КПК был не как в СССР, а шли туда люди с университетскими дипломами. Ибо понимали, что работать будут не с чумазыми слесарями, а с Людьми. Слесаря это так, риторика и пудра. «Вольные каменщики», «углежоги», «дровосеки», то сё, в общем «дети - цветы жизни». «Не маленькие – понимаем».

Лампочка Ильича.

Лампочка Ильича.


Русские - не понимали. Глупые они, русские. Китаец – не дурак.


назад