Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

НЕ ЗОВИТЕ ВОЙНУ, ОНА И ТАК РЯДОМ

Валерий Игнатьев 22.10.2018

НЕ ЗОВИТЕ ВОЙНУ, ОНА И ТАК РЯДОМ

Валерий Игнатьев 22.10.2018

НЕ ЗОВИТЕ ВОЙНУ, ОНА И ТАК РЯДОМ

 

Людям порой кажется, что они, прочитав или посмотрев по телевизору о футболе, политике, строительстве, знают об этом почти всё: как играть, как управлять, как строить. Но это не так. Любой комментатор или болельщик, оказавшись на поле, под рёв трибун с ужасом осознаёт, что ни техникой, ни выносливостью он не обладает. Человек, мановением волшебной палочки вознесённый «в князи» растеряется и провалит первые же серьёзные переговоры и наделает кучу ошибок во внутренней политике. Непрофессионал, взявшись за строительство дома, не сможет даже выставить правильный уровень фундамента, не говоря уже о других элементах.

Так же с войной. Все смотрели фильмы, читали книги о ней, всем всё понятно. Война - это война. Однако смею вас уверить, что человек, не видевший её воочию, даже не догадывается, что это такое. Поколение, пережившее Великую Отечественную войну, всю жизнь хранило память о ней, вложив в сознание своих детей мысль о её недопустимости. Но их нет уже, уходят и их дети. Остались мы, уже взрослые внуки и пышным цветом расцветающие правнуки. И для нас война - это героические блокбастеры, сериалы с кучей трупов и неприкасаемыми главными героями, компьютерные игры с кровью, кишками навылет и возможностью играть на любой стороне, поворачивая вспять историю, осаждая и уничтожая Москву и Ленинград, перекраивая карты мира, уничтожая континенты.

 Разрушенный Грозный

Разрушенный Грозный

За весь послевоенный период с участием СССР было несколько военных конфликтов, и то на территории других государств, и самая большая из них - война в Афганистане. В период преобразования Союза Советских Социалистических Республик в Россию локальные конфликты посыпались на нашу страну как из рога изобилия. Но всё же большая часть граждан нашей страны счастливо не попала в радиусы действия «горячих точек». И для них источником знаний о войне по-прежнему является литература, телевизор и компьютер.

Чтобы иметь хотя бы приблизительное представление о том, что на нас надвигается, я расскажу вам о войне.

Представьте, мать с ребёнком в квартире, только что сын пришёл из школы, вымыл руки и сел за стол. Вдруг далеко что-то глухо ударило, тихо, но стены неслышно отозвались эхом. Потом ещё и ещё. Пока это всё далеко, и не очень понятно, что это, однако мать встревоженно всматривается в окно, скрывая от сына нарастающую тревогу. Ещё удар, уже ближе. Стены дома почти неслышно, но вполне ощутимо, колеблются от врезавшейся в них ударной волны, чуть дрожат стекла. Тревога и растерянность завладевают женщиной. Нечто страшное и доселе неизвестное шагает по их городу, и под его шагами фонтанами асфальтовой крошки и земли вздыбливается улица и рассыпаются стены. Сын уже не ест, а также смотрит в окно. Удар! Пол прыгнул под ногами, в спальне разбилась форточка. Быстрее в коридор! Мать и прижавшийся сын сидят в обнимку и молятся, так как только в такие моменты человек осознает, что спасение может прийти только Свыше. Ещё удар! Разлетаются мелкими осколками стекла. Совсем близко! Кажется, что прямо в квартире взорвалось. Но это только испуганное воображение, в реальности - воронка под стеной соседской девятиэтажки и россыпь выбоин от осколков на стене. Ещё! На детскую площадку во дворе. Один рванул где-то за домом. Мир сузился до двух квадратных метров коридорного пространства, скомканное, испуганное сознание наполнено только одной мыслью – Господи помилуй! А потом тишина… Спустя пять минут ещё разрыв, но далекий, уже не пугающий, потом ещё один на окраине, и всё замерло.

Вот так стучится война. Приходит она потом, на ревущих танках, в пыльных берцах с автоматами и пулемётами. И тогда не спастись уже от неё в тёмном коридоре или сыром подвале. Достанет отовсюду. Такой неустроенный и несправедливый современный мир будет потом казаться недостижимой мечтой, а жизнь навсегда разделится на до и после. Совсем немного, и не так уже будут пугать трупы на улицах, в далёких «ба-бах» безошибочно будут угадываться «входящие» и «исходящие». На войне самый бесправный - это мирный человек. Его может убить снаряд или пуля противника, над ним имеет власть любой солдат своей и чужой армий, наделённый ею во имя сопротивления и победы. Понятие частной собственности упраздняется, как, впрочем, и юридическое право вообще, остается только одно право – право сильного.

Ночной прицел

Ночной прицел

Современная война почти исключила личную доблесть и выучку; воздушная и наземная техника, оборудованная тепловизорами, телевизионными дистанционными прицелами, беспилотники, снайперские винтовки с дальностью два километра и пулей, легко пробивающей навылет БТР, системы залпового огня, фосфорные снаряды - всё это сводит на нет значение личности в современных условиях боя. Ведущие военные державы умеют дистанционно уничтожить большое подразделение противника, не прибегая к прямому контакту.

Люди, явно или по недомыслию призывающие войну на свои и наши головы, в большинстве своём не представляют, какие последствия возможны. Поддерживающие майдан, если, конечно, это были не законченные сатанисты и мерзавцы, не предполагали, что закончится всё Домом Профсоюзов, расстрелом отделения милиции в Мариуполе и гражданской войной. Точно так же не осознают последствий молодые люди, вышедшие отстоять свои будущие пенсии в 55 и 60 лет, для которых, конечно, ещё ничего не сделали по причине отсутствия трудового стажа. Их охватывает общий порыв недовольства, имеющий тончайшую грань, отделяющую его от ненависти. Множество, тысячи, миллионы хороших людей, интеллигентов, инженеров, офицеров и студентов поддержали в 17 году февральскую, а затем октябрьскую революции. Они и знать не знали, что ждет страну и их самих – десятки миллионов пали жертвами Гражданской и прочей неурядицы. Они искренне заблуждались тогда и заблуждаются сейчас.

Дорога войны

Дорога войны

Страна движется в алгоритме, заложенном извне, глобально неподвластным внутренним попыткам что-либо изменить. Нас ведут на убой. Мы ещё помним свою историю, но идущие следом не знают о ней почти ничего. Почти во всех уголках нашей необъятной созданы условия для возникновения вооруженных конфликтов. Градус напряженности поднялся почти до максимальной планки. Коллективное сознание больно ущемлено предательствами и унижениями девяностых годов. Слои сознания – имперского, советского и современного - не смешиваются, лишь частично соприкасаясь, но тут же исторгая все общности, и только при полной такой невозможности, предварительно облекая их в удобоваримые оболочки теорий и эпосов, нам дают их в день по ложке.

Но главная проблема, конечно, не во влиянии извне, а в нас самих. Мы рады обманываться и обманывать, мы верим в предложенные шаблоны и клише, приняв которые проецируем их затем на реальность. Совершенно безразлично, что происходит вокруг, важно лишь то, как мы это воспринимаем. Человек видит и слышит только то, что хочет видеть и слышать. Война, прежде чем охватить города и сёла, вначале начинается в душе у нас, мы начинаем раздражаться, ненавидеть, протестовать. Вы сейчас не хотите принимать повышение пенсионного возраста, но спокойно приняли платную медицину, убийство образования, расхищение и уничтожение общего достояния, заводов, армии. Вас волнует богатство чиновников, но не волнуют нищие под вашими окнами. Возмущает возможный церковный раскол на Украине? Но он хорош уже тем, что это момент истины для паствы, причём не только на той территории. РПЦ боялась потерять Украину и хранила молчание все четыре года гражданской войны, уже перекинувшейся за пределы Донбасса в виде ненависти и экономических демаршей. Официальные церковные органы порицали и осуждали отдельные явления в виде сжигания людей, насильственного отнятия церквей, но деликатно обходили стороной общую природу этого явления. Нельзя молчать там, где нельзя молчать, нельзя быть дипломатом там, где необходимо быть священником. Нельзя умалчивать о сотнях убитых детей, о «голубом» лобби в высших церковных эшелонах, боясь правдой напугать верующих, настоящих и потенциальных. Молчание в данном случае есть ложь, и рано или поздно породит еще большее отторжение.

Фотографии погибших детей

Фотографии погибших детей

Сойдите с асфальтового тротуара, опуститесь на колени, прислоните ухо к земле. Слышите дрожь? Стоны и вопли обреченных и потерявших, и крики возвысившихся над чужой смертью? Чувствуете запах, который одних пугает, а других пьянит, - запах крови? Это всё она – война. Идёт, уже совсем рядом, ещё чуть-чуть. Разве не чувствуете её?

Вы готовы к ней?


назад