Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

ПОЧЕМУ НЕ УБИЛИ КИТАЙСКОГО ИМПЕРАТОРА – 3

Дмитрий Галковский 18.03.2017

ПОЧЕМУ НЕ УБИЛИ КИТАЙСКОГО ИМПЕРАТОРА – 3

Дмитрий Галковский 18.03.2017

ПОЧЕМУ НЕ УБИЛИ КИТАЙСКОГО ИМПЕРАТОРА – 3

 

В заметках о китайской революции я придерживаюсь следующей схемы. Под рубрикой «Китай по полочкам» идёт описание общего процесса, а без рубрики – попутные ответвления и соображения.

Для истории Китая эпоха монархического правления закончилась в 1911 году, так что, может быть, и не стоило так долго останавливаться на последующей судьбе Запретного города. В конце концов, это частность, затрудняющая и без того сложное описание китайского калейдоскопа.

Но мне представляется, что личность последнего китайского императора крайне важна. Причём не только для китайской истории, а для истории России. Ведь, в конечном счёте, я не о Китае рассказываю. Думаю, вы это понимаете. Речь идёт о России и, прежде всего, о России сегодняшней.

Сейчас образованным русским уже понятно, что Николай II от престола не отрекался, дурацких дневников не писал, Распутина не знал. Всё это наглая клевета.

Николая Александровича арестовали в ставке военные путчисты, несколько дней вымогали отречение, а затем заткнули рот и выпустили от его имени фальшивку. Совершив первую гиперподлость, сделали вторую, третью, во время мировой войны назначили верховным главнокомандующим мелкого афериста и дезертира, затем прапорщика «товарища Абрама», и пошла писать губерния. С крутой горки кубарем в исподнем. Только яйца сверкали. Николая же вместе с женой и детьми убили. От стеснения. А то неудобно. Перед казнью Троцкий метался:

- Надо показательный процесс по радио, чтобы весь мир слушал. А потом казнить гада.

Ильич посмотрел на дурачка, усмехнулся и сделал, как сделал. Он-то видел всю картинку.

Начиная с февраля 1917 года царю слова не дали сказать. В стране власть сменялась со скоростью необыкновенной, люди прыгали на подкидных досках с пируэтами, поливали друг друга грязью. Вчера Ленин - один из отцов-основателей революционной России, сегодня - немецкий шпион, завтра про него забыли, а послезавтра он выгоняет из Зимнего своих бывших подельников, и, в конце концов, человек, расклеивающий афишки об объявлении Ленина вне закона, становится столпом советской юстиции.

И посреди всей этой катавасии о Николае ничего. Несколько фото, чтобы подтвердить, что жив, и всё. Ни интервью, ни заявлений, ни писем. НИ-ЧЕ-ГО.

В стране организована «Чрезвычайная комиссия по расследованию преступлений царского режима», керенские чекисты вовсю пытаются допрашивать европейцев на предмет разворовывания России:

- Царск сатырап, гавари, как казну воровал. Силишь, эвропейск морд, гавари, каму взятк давал.

В общем ничего не получается - потому как азиаты в это ещё и... верили (!) Но дело не в этом. ГДЕ ЦАРЬ? Почему не допрашивают коронованного изверга? Как он стрелял рабочих, как участвовал в пьяных зоооргиях с Распутиным, как передавал Вильгельму секретные планы наступления, как убил кошку.

Для человека гиперинформационного общества «усё ясно».

НО.

Поведение Николая, конечно, понятно. Когда в спальню Павла I ворвались путчисты и стали бить ногами, хоть Павел и спросил: «За что, господа?» - дело было для него ясное. Никаких особых проблем он России не создал, но и успехов для льготного отношения не было. А против екатерининской номенклатуры он руку поднял. Так что убили «в рабочем порядке». «Извини, мужик, тебе не повезло». Когда отстраняли Вильгельма II, он, конечно, сопротивлялся, но внутренне понимал: пинают ЗА ДЕЛО. Проигрыш в мировой войне, где он был одним из зачинщиков, - это КОСЯК. За такое – корону в музей.

А Николая-то за что? Даровал стране конституцию, ВЫИГРАЛ МИРОВУЮ ВОЙНУ. Он реально не понимал, что происходит. Отказывался верить. «За что, ребята?».

Всё, что наговорили госпропагандисты СССР и западных великих держав о Николае за 80 лет, - «ничтожный-трусливый-глупый-подлый» - верно. Только не по отношению к Николаю, а к тем, кто его отстранил от власти. Милюков или Гучков – ничтожества на уровне клинической патологии.

И сам Николай это знал. Папка летел домой как на крыльях – выиграл в лотерею миллион. Ну, всё! Себе - загородная вилла, яхта; жене – бриллиантовое колье; сынишке – спортивную машину. А низколобый сынишка папульку дорогого молотком «тюк»: «Маловато будет».

А что отец?

Отец, обливаясь кровью, у стены хрипел:

- Дурак... билет именной... не дадут тебе... ничего... ничего не дадут... дурак...

А люди паковали вещи в Версаль ехать, делить мир в качестве всенародно избранных отцов нации. Приехали. Французы им в 20-х сказали:

- Награда вам, русские, будет такая: бить не будем. Сидите себе тихо. Можно таксистами работать. Туристов из Парижа в Версаль возить.

Николай это знал. И бился головой о стену. Что можно было сделать в его положении, я не представляю. Самоубиться он не мог. Как офицер запросто и с удовольствием. Но он также был главой российской православной церкви. У христиан самоубийство – табу. Офицеру в некоторых обстоятельствах можно. Посмотрят сквозь пальцы, похоронят как героя. Но первосвященнику...

Ведь не было у русских никаких «патриархов». Люди и не понимали, что это такое. Думали евреи какие-то. У русских был царь - помазанник божий, фигура сакральная. (Причём, больше чем у китайцев. Китайцы - нация не(до)религиозная, клана священников у них нет). Поэтому большевики-керенские и выбрали патриарха. Это была форма свержения «русского папы». Что было бы с Тихоном при восстановлении престола? Чесанул бы от Николая расстрига в родную Америку на четвереньках. Писать михрюткой Труфановым-Труффальдиновым сектантские «абличения». Посему и «не заметила» подставная православная церковь Советской России убийства царя. Кому война, а кому мать родна. Патриарх стал патриархом не с декабря 1917 года, а с июля 1918 года. До этого он был самозванцем, «отцом Приапом».

Николай делал то, что мог. Тянул время, искусно не давал прямого повода для расправы или провокации черни. С точки зрения идеологической он выиграл, потому что к июлю 1918 года надо быть супермегагигакретином, чтобы не понять, что отстранение Николая было чудовищной ошибкой и что люди, которое это сделали, должны сидеть в тюрьмах и болтаться на виселицах. Поэтому «белые» его боялись не менее, чем «красные». Конечно, те небожители, кто имел реальную информацию о содеянном. Колчак и Деникин - имели.

НО.

Я о другом. Николай погиб как благородный европейский монарх и как русский офицер. Доказал своё моральное превосходство. НО НАМ-ТО ЧТО С ЭТОГО? Где Россия? И где Николай и его семья?

Может, надо было того... гадам ручку поцеловать? Мол, так и так, отрекаюсь. Николай Кровавый, оргии.

Николай оставил нравственный образец. А КОМУ? Этим образцом русские не в состоянии воспользоваться даже сейчас, в условиях 20-летней свободы. Они достигли такой степени нравственного падения, что давно прошли точку возврата. Их жизненная задача - это не развалиться на ходу, а не учить человечество, как жить.

Теперь как в сходной ситуации действовал Пуи. Если молодого Пуи можно сравнить с Алексеем, то Пуи после 1945 года – с Николаем. Пуи 14 лет управлял большим государством, бывшим в вассальных отношениях с проигравшей империей. Что делали с квислингами даже в Европе, можно не напоминать.

Сначала Пуи удаётся укрыться от расправы в СССР. Звучит фантастично, но факт. Он живёт с семьёй на вилле Блюхера под Хабаровском, играет в теннис. Кругом заповедная природа, фонтаны, спецпитание. В 1946 году выезжает в командировку в Японию, где выступает на процессе против японских «военных преступников» в роли почти обвинителя.

Англичане пока не знают, как будет развиваться ситуация. Может в Китае будет монархия. Вот Пуи и сохраняют до лучших времён. Вдруг пригодится. А агент ценный.

Но это как сказать. Сталин членов политбюро расстреливал. Кирова. Уж за Вавилова как англичане просили, но уж больно кот - зверь противный. У Шарикова ИНСТИНКТ. Он бы и рад, а ничего не может с собой поделать. А тут император под Хабаровском харчуется. Покушал лобио, да и изошёл кровавым поносом. Всякое ведь бывает.

Поэтому Пуи действовал. Боролся. По-своему, по-китайски.

 

Во-первых, он сразу просёк, что перед ним масонские начётчики с промытыми до звона мозгами. В общем - религиозные безумцы. Логика сохранена, но англичане процессор перепаяли до состояния пены изо рта. Это штука китайцу понятная, потому что традиционный Китай на такой «науке» и стоял. Там для всех чиновников проводились периодические «экзамены», люди учили наизусть разную тарабарщину, стихи, рисовали картинки, несдача экзамена была трагедией, пагубно сказывающейся на карьере и т.д. и т.п.

Поэтому Пуи сразу же из Пуцзе и ещё двух родственников организует марксистский кружок. У кружка было два часовых занятия в день – утром и вечером. На утреннем учили наизусть «Краткий курс ВКП(б)» и сталинские «Вопросы ленинизма», вечером – читали газету «Голос правды», которую СССР издает на китайском языке в Порт-Артуре.

Дальше – больше. Тарабарщина изучена, Пуи подаёт заявление на вступление в ВКП(б). Мол, изучил марксизм, проникся, полностью поддерживаю, гениально, хочу быть рядовым членом партии, строить коммунизм. Ему отказывают, он благодарит за отказ: да, недостоин, буду работать над собой дальше, читать гениального Квадрачернопотама. Потом пишет заявление снова. Потом опять. Плачется в жилетку особисту из НКВД, почему его не принимают в партию. Растерянный особист оправдывается, Пуи наседает:

- Разве в ВКП(б) есть хоть один император? Нет? – А теперь будет. Ну, примите, а. Я понимаю, что не до конца перевоспитался, но я перевоспитываюсь. Кружок. Переписка Энгельса с Каутским. Примите, а?

Пуи пишет многочисленные письма товарищу Сталину, где благодарит его за науку и за саму жизнь:

«В течение более десяти лет я находился под тяжелым гнётом и строгим контролем японцев, в силу чего не имел никакой возможности получить научные знания. Я выражаю горячее желание изучить социализм в Советском Союзе и другие науки».

«Моя жизнь полностью дарована мне Советским Союзом. Поэтому категорически, в абсолютном смысле этого слова, невозможно передать ни на бумаге, ни на словах той благодарности, которую я испытываю к Правительству Советского Союза и к Красной Армии. В силу этой причины я решил во что бы то ни стало поселиться в пределах Советского государства и посвятить себя изучению последних достижений науки… Я буду работать не покладая рук, при наличии единой жизни меня и СССР, с тем чтобы отблагодарить СССР за такое благодеяние, как спасение моей жизни».

«Уважаемый генералиссимус Сталин! Большую часть своего существования я провел среди морально разложившихся чиновников, среди военщины, с ее честолюбивыми замыслами, а также среди империалистически настроенных людей. Мне некуда даже было обратиться за добрым советом».

«Я пользуюсь вниманием и великодушным обращением со стороны властей, начальника УВД, начальника и сотрудников лагеря. Я чувствую себя спокойно и уверенно во всём. Здесь я впервые начал читать советские книги и газеты. Впервые за 40 лет жизни я прочитал Вашу книгу «Вопросы ленинизма» и «История ВКП(б)», узнав, что СССР действительно самая демократическая и прогрессивная страна в мире, путеводная звезда малых и угнетённых народов мира…У меня одинаковые интересы с советскими людьми, одинаковое стремление поработать для развития и процветания СССР».

Какая Англия? Только СССР! Мечтаю жить в СССР под руководством великого Акакия Гнилочебурекидзе!

Когда по возвращении из токийской командировки самолёт приземлился в Хабаровске, Пуи встал на колени и поцеловал родную советскую землю.

Виллу под Хабаровском ему не сразу дали-то. Сначала жил в спецлагере для японских генералов. Это, конечно, не урановые рудники. Но и не вилла. Чтобы выйти на уровень виллы, Пуи пришлось поработать.

Но в 1950 году ставка была сделана на коммунистический Китай, и Пуи стал не нужен. Тогда его передали маоистам на расправу. Не думаю, чтобы у Пуи сохранялась надёжная бронь. Англичане подарили его своему сатрапу. Мол, делай что хочешь. Пуи так и понял и хотел покончить с собой.

Но потом смекнул, что есть и бонус. Тут нет языкового и культурного барьера. Свой брат, китаец. Включу придуривание на полную мощность, может и проскачу. И проскочил.

Китайцы его и других репатриантов повезли на поезде вглубь Китая.

«Вдруг мне послышалось, что мой племянник Сяо Сю шепчет кому-то слова, похожие на «монархия», «демократия». Я закричал:

О какой монархии можно сейчас говорить! Кто посмеет плохо отзываться о демократии, с тем я буду биться до конца!

Все были озадачены моими словами. Я же истерично продолжал:

Чего вы на меня уставились? Всё равно расстреляют только меня. Вам-то чего бояться?

Солдат повел меня на место и говорил, успокаивая:

Вам нужно как следует отдохнуть.

Я, словно заколдованный, держался за него и шептал:

Это мой племянник, у него дурные мысли, и он против демократии. Есть тут еще один, по фамилии Чжао, бывший офицер. В Советском Союзе он говорил много плохого…».

Это он о себе в лагере САМ так вспоминал. Мол, гнида, сдаю родственников. А что делать – император.

Более чем вероятно, что он так себя и вёл. Только ни один его родственник не погиб. Потому что перед нами Мастер.

В воспоминаниях Пуи трогательно рассказывается, как он был совершенно неприспособлен к бытовой жизни, не умел зашнуровывать ботинки и чистить зубы, ходил в заляпанной робе и только благодаря заботливым воспитателям научился в китайской тюрьме обихаживать себя.

(Напомню, что всю эту ерунду писал человек, например, прошедший школу фехтования и рекогносцировки на местности).

В маоистской тюрьме его, конечно, отлично кормили, дали возможность продолжить политзанятия и т.д.

Вот шедевр в воспоминаниях на заданную тему:

«В моём представлении допрос преступника был невозможен без жестокостей. Во дворцах Запретного города, наказывая провинившихся евнухов и слуг, я неизменно применял пытки.

Я боялся смерти, но ещё больше я боялся пыток... Я готов был умереть даже от оплеухи, которые в прошлом сам раздавал своим подданным. Я считал, что в тюрьме у коммунистов невозможно не страдать от жестокого обращения..».

Каково же было моё удивление, когда...

Началось перевоспитание. Например, Пуи скрыл от народной власти 468 предметов из золота, платины и бриллиантов, которые он, находясь в тюрьме, прятал в чемодане. Наконец гуманное отношение к нему тюремщиков помогло ему осознать, что это нечестно.

Пуи пишет заявление:

«Я, Пуи, потерял совесть. Правительство относится ко мне столь гуманно, а я сокрыл эти вещи, нарушил распорядок тюрьмы, нет, нарушил закон государства. Эти вещи не мои, они народные. Только сегодня я понял это и решил больше ничего не утаивать».

Пуи якобы лично приносит чемодан сокровищ начальнику тюрьмы и рыдает у него на груди.

Вы, наверное, испытываете угрызения совести? – спросил начальник.

- Всё последнее время я не находил себе места, я боялся признаться, боялся, что за откровенность не получу снисхождения.

Почему же? – улыбнулся уголками губ начальник тюрьмы. – Не потому ли, что вы император?

- Да, начальник.

Ничего удивительного в этом нет. Ваше прошлое не могло не повлиять на ваши взгляды. Я же, со своей стороны, могу лишь повторить: политика коммунистической партии и народного правительства – это политика дела. Коммунисты слов на ветер не бросают. Независимо от социального происхождения в прошлом, все, кто откровенно признают свои ошибки, могут рассчитывать на снисхождение. Тем, кто успешно проходит перевоспитание, срок наказания может быть снижен, а отличившиеся в работе могут быть удостоены награды. Всё в человеке. Свыше года вы скрывали свои драгоценности, не передавали их властям и нарушали тем самым тюремные порядки. Но раз сегодня, признав свою ошибку, вы сами пришли и откровенно обо всем рассказали, значит, вы раскаялись, и я решил вас не наказывать».

Конечно, это только вершина айсберга машинерии Пуи.

Если подумать о реальных приключениях фамильных драгоценностей Айсенгоро, то 90% осело в Англии, а 10%, которые остались у Пуи в виде вещиц или вырученных за них средств, то, судя по его биографии, распорядился он ими с умом. Предполагаю, что у человека было 50 банковских счетов и 200 закладок по всей Маньчжурии, шёл перманентный торг. Людям попроще говорилось, где пенёк с зарытыми рядом платиновыми часами, людям посерьёзнее сообщался номерок счёта в Гонконге. Была также торговля инфой и все дела.

Конечно, если бы его решили сразу убить, ничего бы не помогло. Наверное, мнение не трогать из Лондона всё-таки поступило. Но явно вялое (иначе бы его вывезли на Запад). А главное - управление криптоколонией очень грубое. Там мелкие приказы не проходят. Ввести танки в Прагу - это для криптоколонии просто. А убрать компрессор из-под окон английского посольства - переписки на полгода. Да никто и не будет позориться такую мелочёвку приказывать. Пуи был предоставлен сам себе и барахтался в океане мировой истории маленьким китайчонком. Успешно барахтался. Русский погиб бы 20 раз.

К середине 50-х годов китайское руководство поняло – у них в лагере сидит СМЕШНОЙ ЧЕЛ. Пуи был забавный. В лагерь потянулась вереница маршалов и членов ЦК. «Посмотреть зверушку».

- Слышали мы, что ты тут перевоспитываешься. Добре. Есть ли какие жалобы по распорядку, замечания?

- Всё прекрасно.

- Ну-ну. А кормили где тя лучше – у нас в тюрьме или во дворце?

- «Здесь пища вкусная. В прошлом в императорском дворце я заказывал не менее 48 блюд, иногда супруга ещё заказывала более десятка. Хотя это были всё изысканные закуски и роскошные блюда, однако, всё не съедалось, да и не было аппетита. Сейчас здесь хотя нормы приготовления пищи не такие, как раньше, но чувствуешь, как вкусно, когда ешь, я одним махом могу съесть шесть пирожков, каждый из которых весит по два ляна».

Целых шесть? Такого не может быть! А можно ли это переварить? – удивился Хэ Лун.

Нет вопросов! Подвигаешься, подвигаешься, поработаешь немного, и всё будет нормально.

А ты можешь работать?

Вначале, когда только начинал – не мог, сейчас могу сделать много. Сажать цветы, грузить машину, таскать уголь, вносить удобрения, убирать овощи – я всё могу делать.

Работает неплохо! Даже получал поощрения в исправительной колонии, – дополнил начальник колонии Сунь.

- Раньше те, кто становились императорами, обычно не доживали и до 50 лет, – сказал Хэ Лун. – А ты живёшь по такому распорядку, окреп телом, пища также вкусная, так что можно дожить и до ста лет!

- Да, я тоже чувствую себя почти так!

В комнате послышался смех».

А потом где-нибудь за столом, знатный партиец, развалясь перед громадной миской с пельменями, рассказывал друзьям и домашним:

- Ну что, как-то заехал к товарищу Вану из второго управления. Он меня свозил в лагерь императора посмотреть. Дал я этому Пуи указания большой важности, он долго благодарил. Условия содержания у него удовлетворительные. Пусть перевоспитывается, засранец. Я ему так и сказал: смотри, засранец, всё в твоих руках. Много нагадил народу, а народ он такой: может стереть в порошок, может и простить. Что вы думаете? Тут же достал ручку и записал мысль. Может и получится толк из человека. Да... А шёл обратно, поскользнулся смешно и упал. Кепка в потолок. Я хохочу, все хохочут, и он хохочет. Смешной мужик. Я приказал на следующий день дать ему чашку риса. Пусть поест.

А мать на сынка смотрит и радуется. Эх, в родной деревне не знают. Мой-то старшенький самого императора учит. Большой человек!

Партиец тоже радуется. Разыграл с Пуи знатный спектакль. Получилось хорошо, человек тему знает.

Так Пуи и выжил. И китайцы. Социализм был, а Екатеринбурга, Перми и Катыни в Китае не было. В ЗВЕРСКОМ Китае. В китайском «море крови» утонуло удивительно мало. Переплыли его китайцы по масштабам трагедии, считайте, без потерь.

Потому что барахтались.

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них идёт на бой!

Шевели ластами, северный тугодум.

Конечно, Николай так поступить не мог. Если бы смог, это был бы другой человек. Другой национальности. И с опытом не 1917-1918, а 2010 года. Но это не значит, что его поведение было поведением продуктивным. Это было поведение СЛИШКОМ ХОРОШЕЕ для того народа, которым оказались русские. Китайцы же при всём своём национализме никогда особых иллюзий на свой счёт не питали. Прагматики, хули.

Так стоит ли современным русским становиться в третью позицию и корчить из себя белых недотрог? Этого они не будут, на это не согласятся, на это не пойдут ни при каких условиях. Какие условия, ребята? Вас бросили голых в ледяную воду. Плывите, если успеете. Барахтайтесь.


назад