Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

Наталья Кириллова 20.06.2019

СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

Наталья Кириллова 20.06.2019

СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

 

Большое видится на расстоянии, и вот спустя без малого почти век, мы начинаем иначе смотреть на многие вещи, события и понимать всю ценность «мелочей». Что в разрезе вечности одна песня? Но в своё время, она и друг, товарищ в бою, ниточка надежды и огромная движущая сила духа!

Василий Лебедев-Кумач выразил в слове, а Александр Александров в музыке то, что ощущали миллионы советских людей, для которых на долгие четыре года главной задачей стало уничтожение «гнилой фашистской нечисти», и ещё на многие годы эта Большая война осталась незаживающей раной в сердце.

Принято говорить о «вероломном нападении» фашистской Германии на Советский Союз, заставшем нашу армию «врасплох», но достаточно послушать записи песен 1930-х годов, где военная тема звучит, как говорится, «на каждом шагу». Вот слова из песни «Весёлых ребят»:

«И если враг нашу радость живую

Отнять захочет в упорном бою,

Тогда мы песню споём боевую

И встанем грудью за Родину свою!»

Композиторы тех лет написали десятки песен, из которых совершенно очевидно следует, что не только технически, но и морально страна готовилась к войне. Даже трактора были «боевыми друзьями», и девушка Катюша не случайно передавала привет «бойцу на дальнем пограничье», что же говорить о песне, которая прямо так и начиналась: «Если завтра война, если враг нападет…»?!

Парадокс, но поэты и композиторы оказались подготовленными к войне лучше маршалов и комдивов; пока те в панике сдавали один город за другим, в одной только Москве до конца июня 1941-го появилось более 100 новых песен. Их писали все: Шостакович, Глиэр, Прокофьев, Свиридов, Хренников, Дунаевский… Не менее активно поэты переделывали популярные песни, подгоняя их под «ситуацию». Сурков написал новый текст «Конармейской», Рудерман - «Тачанки»… Но впереди всех в этом отношении оказался Лебедев-Кумач: он переписал не только «Трех танкистов» и «Если завтра война», но и ставшие легендарными такие песни, как «Варяг» («Покажем, что мы из Кронштадта»), «Мы - кузнецы» («Песня воскресника»), «Розпрягайте, хлопцi, коней» («Эй, седлайте, хлопцы, коней») и ряд других.

Василий Иванович вообще был невероятно щедрым в творчестве, потому неудивительно, что именно к нему, в первую очередь, обращались редакторы газет в поисках актуальных и хороших стихов.

Редактор газеты «Красная звезда» того времени Давид Ортенберг вспоминал впоследствии, что когда пришлось готовить первый военный номер газеты, он решил, что в нём обязательно должны быть стихи. Дал задание одному из своих сотрудников, тот дозвонился до Лебедева-Кумача, и наутро поэт уже принёс стихотворение «Вставай, страна огромная…». Номер уже был свёрстан, когда выяснилось, что поэт отдал эти стихи ещё и «Известиям». Так, «Священная война» появилась сразу в двух центральных газетах. В тот же день стихотворение прозвучало по радио - его прочёл знаменитый актер Малого театра Александр Остужев. И тут началось буквально соревнование композиторов: на слова Лебедева-Кумача сочинили музыку Блантер, Чаплыгин, Рукин и другие авторы.

Александр Алексе?евич Остужев - российский советский актёр.
Народный артист СССР, Лауреат Сталинской премии первой степени.

Но первым оказался Матвей Блантер. Уже 27 июня в Музгизе (главное музыкальное издательство СССР) была подписана в печать и вскоре выпущена десятитысячным тиражом листовка с написанной им песней. Три дня спустя то же издательство приняло к публикации песню художественного руководителя Краснознаменного ансамбля красноармейской песни и пляски Александра Александрова.

Перед тем, 27 июня, в «Правде» появилась маленькая заметка «Новые красноармейские песни», в которой впервые упоминается, что Краснознаменный ансамбль разучил песню своего руководителя «Священная война». А через несколько дней ансамбль исполнил ее перед бойцами, уходящими на фронт…

После часто упоминалось, что якобы «Священную войну» ансамбль Александрова исполнял буквально на второй день после начала войны. Эта красивая легенда бытует уже много десятилетий, на основании чего делаются выводы, что песня якобы была сочинена еще до войны по специальному заданию Сталина.

Но тогда Лебедев-Кумач должен был бы сам принести немедленно эти стихи в редакцию, а не ждать звонка. И песню ансамбль должен был разучить заранее…

Творческая дружба этих двух выдающихся художников, Лебедева-Кумача и Александрова, началась ещё в довоенное время. Им принадлежит «Гимн партии большевиков», музыка которого впоследствии стала музыкой Государственного Гимна СССР. Так что «Священная война» явилась как бы результатом их многолетнего содружества.

Откуда же версия о первом исполнении 23 июня?

Говорили, что когда Александров, под впечатлением от этих слов, услышанных по радио, пришел в репетиционный зал коллектива на следующий день, объявил:

– Будем разучивать новую песню - «Священная война».

Он написал мелом на грифельной доске слова и ноты песни (печатать не было времени!), а певцы и музыканты переписали их в свои тетрадки. Ещё день – на репетицию с оркестром, и вечером - премьера на Белорусском вокзале, узловом пункте, откуда в те дни отправлялись на фронт боевые эшелоны.

Наиболее правдоподобный ответ на этот вопрос даёт известный исследователь советской песни Юрий Бирюков: он обратил внимание, что до выхода в свет второй книги романа Константина Федина «Костёр», несколько страниц которой посвящено проводам бойцов на Белорусском вокзале и выступлению ансамбля Александрова именно со «Священной войной», этот эпизод не фигурировал ни в одном из изданий, где речь шла об этой песне. В который уже раз авторский вымысел оказался более похожим на правду, чем реальные события! Сам композитор Александров в черновых набросках статьи о том, как создавалась песня, не указывает даты ее первого исполнения, ограничиваясь упоминанием, что «Священную войну», как и ряд других песен («В поход! В поход!», «Ударом на удар» (на слова украинского поэта Андрея Малышко), он сочинил к первому июля 1941 г.

Так или иначе, но песня Лебедева-Кумача и Александрова имела ошеломляющее по силе воздействие на современников. В сентябре 1941-го на экраны вышел фильм-концерт «Мы ждём вас с победой», снятый режиссерами Александром Медведкиным и Ильей Траубергом (младшим братом классика советского кино Леонида Трауберга), в котором «Священная война» была записана в исполнении части хора Александровского ансамбля, которая оставалась в Москве. Группа эта была столь непривычно малочисленна, что режиссёры решили дать песню за кадром, а на экране во время её звучания демонстрировались документальные кадры и шли титры со словами песни.

Василий Иванович Лебедев-Кумач - русский советский поэт и автор слов
многих популярных советских песен.

Эта запись первое время и звучала на радио. Лишь в 1942-м, когда основной состав ансамбля вернулся из поездки на фронт, «Священная война» была записана на грампластинку, и этот вариант стал своего рода эталоном.

В 1942 году Александр Александров за «Гимн партии большевиков» (именно эта музыка легла затем в основу советского, а ныне российского государственного Гимна), «Священную войну» и ряд других сочинений был удостоен Сталинской премии. Но и без этого песня получила самое высокое признание - народное. Музыковед А.Рабинович назвал её «музыкальной эмблемой Великой Отечественной», и это, пожалуй, самое точное определение этой великой песни.

«Священная война» навсегда и прочно вошла в историю. Стоит зазвучать самым первым её тактам, как становится ясно: речь пойдёт о Великой Отечественной. В этом отношении музыка Александрова сравнима разве что с «Марсельезой».

Но в пору «перестройки» умудрились «бросить тень» и на эту песню. Дочь некоего капитана русской армии внезапно, спустя много десятилетий, вспомнила, что ее отец якобы в 1914 году, когда началась Первая мировая война, сочинил стихи, которые затем использовал В. Лебедев-Кумач. Эту, так сказать, «версию» охотно подхватили и растиражировали некоторые печатные издания и телеканалы, и настоящим автором «Священной войны» называли провинциального учителя словесности А. А. Боде (1865-1939), написавшим стихи в 1916 году, посвятив их I Мировой войне. Наследники поэта в суде всё-таки сумели доказать безосновательность подобных утверждений (ответчица так и не смогла представить документальных доказательств своей «версии»), и вопрос можно было бы считать «закрытым». Однако по сей день в прессе встречаются намёки на то, что Лебедев-Кумач «присвоил» себе чужие стихи.

Справедливости ради скажем, что «капитанская дочка» не первая, кто обвиняет В. Лебедева-Кумача в плагиате: за полвека до неё этот упрек уже прозвучал, утверждая, будто автор для «Песни Анюты» из «Весёлых ребят» использовал некоторые его черновые заготовки. И вот уже возник образ «плагиатора», не имеющий ни малейшего отношения к действительности. Поэт за те полтора десятка лет, что занимался сочинением песенных стихов, написал их не одну сотню. Притом самых разных - от супер-патриотической «Песни о Родине» («Широка страна моя родная») до залихватской «Песни пиратов» из «Острова сокровищ» («Йо-хо-хо, всё равно за борт»). И нужно обладать чрезмерно развитой фантазией, чтобы представить, будто он для каждой или даже для многих из своих песен мог найти «первоисточник».

Мемориальная доска, посвящённая первому исполнению песни
«Священная война» 26 июня 1941 года на фасаде Белорусского вокзала.

Может быть, и не стоило бы обращать внимания на все эти глупости, когда б они не бросали тень на человека, нашедшего, быть может, самые точные слова для определения того, что случилось 22 июня 1941 года:

Идёт война народная,

Священная война.

Велико и разнообразно композиторское наследие А. В. Александрова. Он – автор опер, симфонических, хоровых сочинений, песен, оригинальных обработок для хора русских народных и военных песен. Но подлинными вершинами А. В. Александрова-композитора были песня «Священная война» (на слова В. И. Лебедева-Кумача), музыка Гимна Советского Союза (которая с новым текстом является Государственным Гимном Российской Федерации) и «Победная кантата».

Широкая мелодичная распевность фразы наряду с грозной поступью марша вдохновляла и поднимала боевой и моральный дух бойцов Красной Армии, особенно в суровых оборонительных боях, и даже была названа «бессмертной» Маршалом Победы Георгием Константиновичем Жуковым, который обычно был чрезвычайно скуп на похвалы. В послевоенное время ни одни зарубежные гастроли Краснознамённого ансамбля песни и пляски Советской Армии им. А. В. Александрова не обходились без её исполнения. Песня «Священная война» всегда имела колоссальный успех, как в Советском Союзе, так и за рубежом.

Несколько лет назад Краснознамённый ансамбль песни и пляски Советской Армии им. А. В. Александрова был на гастролях в Канаде. Эта песня не входила в его концертную программу. Но 9 мая в честь праздника Победы артисты решили начать концерт «Священной войной», хотя не чувствовали особой уверенности, что песня дойдёт до слушателей: уж больно далеки они были от событий Второй мировой войны. Успех был ошеломляющий. На следующий день местные газеты сообщали, что русские отметили День Победы песней, с которой они начали долгую и тяжёлую дорогу к Берлину, к победе. В этом они были правы! Композитор «Священной войны» А. В. Александров в свое время писал: «Я не был никогда военным специалистом, но у меня все же оказалось могучее оружие в руках – песня. Песня так же может разить врага, как и любое оружие!»

В нынешнее время вершиной успеха композиции стал гром аплодисментов высшего генералитета НАТО после того, как песня прозвучала в штаб-квартире альянса в Брюсселе в исполнении Ансамбля песни и пляски Российской армии имени А. В. Александрова 22 мая 2007 года.

Сам Александров родился в крестьянской семье в селе Плахино Михайловского уезда Рязанской губернии (ныне Захаровский район Рязанской области). С детства у него обнаружились музыкальный слух и хороший голос. Земляк мальчика П. А. Заливухин (старший брат заслуженного деятеля искусств РСФСР С. А. Заливухина) устраивает его певчим в хор Казанского собора в Петербурге. Своё музыкальное образование он получил в регентских классах Петербургской певческой капеллы, где был солистом, и в Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского. Наставниками Александра были выдающиеся композиторы Н. А. Римский-Корсаков, А. К. Лядов и А. К. Глазунов. За дипломную работу – оперу «Русалка» (1916 год) - был удостоен большой серебряной медали. С 1918 года началась преподавательская деятельность Александрова в Московской консерватории. В 1923 году по его инициативе в консерватории организуется хоровое отделение и аспирантура при дирижерско-хоровом факультете, класс военных дирижеров.

Александров имел воинское звание генерал-майора. В 1937 году он и великий певец А. С. Пирогов, первые из рязанцев и одни из первых в стране, удостоены почётного звания - Народный артист СССР. Кавалер орденов Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, Ленина, лауреат Государственной премии СССР – так великая страна отметила вклад композитора в отечественную музыкальную культуру. А. В. Александров умер в Берлине 8 июля 1946 года во время гастролей ансамбля. Он и его Ансамбль, как и многие, исполненные этим коллективом песни, стали символом Победы.

В те первые военные дни исполнение этой легендарной песни стало действительно значимым событием в жизни многих советских семей. Малый состав ансамбля, исполнявший эту песню на белорусском вокзале, стал своеобразным рупором, изливавшим «праведный гнев» всего советского народа и выражавший несокрушимую решимость каждого, от мала до велика, защитить свою Родину. Дело в том, что полного состава коллектива в те дни уже не было. Три группы сразу же выехали на фронт, а четвёртая, руководимая А. В. Александровым, оставалась временно в Москве для обслуживания воинских частей, госпиталей, выступлений на радио и разучивания новых песен. Вид вокзала был необычен: все помещения до отказа заполнены военными, как говорится, яблоку негде упасть. На всех новое, ещё не «обжитое» обмундирование. Многие уже успели получить винтовки, пулеметы, саперные лопатки, противогазы - словом, всё, что полагается фронтовику.

Александр Васильевич Александров - русский и советский композитор,
хоровой дирижёр, хормейстер, педагог. Народный артист СССР, Лауреат
двух Сталинских премий первой степени, генерал-майор.

В зале ожидания был сколочен из свежевыструганных досок помост – своеобразная эстрада для выступления. Артисты ансамбля поднялись на это возвышение, и у них невольно зародилось сомнение: можно ли выступать в такой обстановке? В зале - шум, резкие команды, звуки радио. Слова ведущего, который объявляет, что сейчас впервые будет исполнена песня «Священная война», тонут в общем гуле. Но вот поднимается рука Александра Васильевича Александрова, и зал постепенно затихает...

Волнения оказались напрасными. С первых же тактов песня захватила бойцов. А когда зазвучал второй куплет, в зале наступила абсолютная тишина. Все встали, как во время исполнения гимна. На суровых лицах видны слёзы, и это волнение передается исполнителям. У них у всех тоже слезы на глазах... Песня утихла, но бойцы потребовали повторения. Вновь и вновь – пять раз подряд! – пел ансамбль «Священную войну».

Так начался путь песни, славный и долгий путь. С этого дня «Священная война» была взята на вооружение нашей армией, всем народом, стала музыкальной эмблемой Великой Отечественной войны. Её пели всюду: на переднем крае, в партизанских отрядах, в тылу, где ковалось оружие для победы. Каждое утро после боя кремлевских курантов она звучала по радио.

В летописи Отечественной войны есть немало героических эпизодов, рассказывающих о том, как вступала в бой эта песня-гимн. Один из них относится к весне 1942 года. Небольшая группа защитников Севастополя заняла оборону в пещере, выдолбленной в скале. Гитлеровцы яростно штурмовали эту естественную крепость, забрасывали ее гранатами. Силы защитников таяли... И вдруг из глубины подземелья послышалась та самая песня. Потом раздался сильный взрыв, и обломки скалы завалили пещеру... Не сдались советские воины ненавистному врагу.

Слова этой песни «оплачены» миллионами жизней советских людей, а от их автора потребовали упорной работы. Хранящиеся в архиве черновики говорят о том, что Лебедев-Кумач не раз переписывал и дорабатывал отдельные строки и строфы, подчас заменяя целые четверостишия. Видимо, замысел этих стихов возник у поэта ещё в предвоенную пору. Быть может от того, что ощущение угрозы «звенело в воздухе». По свидетельству Евгения Долматовского, за несколько дней до нападения гитлеровских полчищ Лебедев-Кумач под впечатлением кинохроники, где показывались налёты фашистской авиации на города Испании и Варшаву, занёс в свою записную книжку такие слова:

Не смеют крылья чёрные

Над Родиной летать...

 


назад