Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

России первый подвизатель

Роман Крук 12.08.2020

России первый подвизатель

Роман Крук 12.08.2020

России первый подвизатель

 

Слово подвизатель происходит от древнерусского подвижатися - «стремиться, стараться».

Согласно В. И. Далю: подвизатель - поборник, ратующий за что-либо.

 

Во времена СССР он был назван первым русским революционером, пророком, предвестником и мучеником революции. Но задолго до этого, ещё в 1790 году императрица Екатерина II, прочтя его книгу, сказала об авторе: «Бунтовщик, хуже Пугачёва». Тогда же среди составленных императрицей замечаний прозвучало: «Французская революция его решила себя определить в России первым подвизателем». Так роман «Путешествие из Петербурга в Москву» принёс его автору Александру Николаевичу Радищеву известность, и за него же он был отправлен на каторгу, перед тем едва не угодив на плаху. Фактически он стал первым и единственным человеком в истории царской России, которого приговорили к смертной казни за… книгу! Что же представлял собой этот роман, и был ли действительно Радищев революционером?

Радищев происходил из богатой дворянской многодетной семьи. Родители старались дать детям приличное образование, и семилетнего Александра отправили к родственникам в Москву. Среди его учителей были преподаватели Московского университета, а гувернёром - некий француз, республиканец по убеждениям, эмигрировавший из старорежимной Франции. Быть может, от него и были почерпнуты идеи вольнодумства…

Затем была учёба в Пажеском корпусе, а в начале 1766 Екатерина II приказала отправить 6 юношей из числа пажей за границу, в Лейпциг – стране требовались знающие юристы. Радищев попал в их число. В течение пяти лет, кроме юридических наук, Александр изучал словесные науки, философию, логику, математику, прослушал курс медицины. Там же состоялись его первые литературные пробы, пока в области переводов: в 1771 году он начал переводить брошюру «Желания греков - к Европе христианской» Антона Гика. И, разумеется, знакомство с трудами передовых французских просветителей, нашедших горячий отклик в душе Радищева.

По возвращении в Россию вступил на службу протоколистом, с чином титулярного советника. Он некоторое время прослужил в сенате, а позже перешёл в штаб командовавшего в Петербурге генерал-аншефа Брюса в качестве обер-аудитора (военного прокурора). Выйдя в 1775 году в отставку, Радищев женился, но в 1780 году поступил на службу в Петербургскую таможню, дослужившись к 1790 году до должности её начальника.

Считается, что после возвращения из Европы Радищев активно занимался литературной деятельностью и стал широко известен в литературных кругах. В принципе, оба этих утверждения верны, но нужно делать поправку на время, в котором он писал, и на аудиторию, которая его литературные труды читала.

Вернувшись из Лейпцига на родину, Радищев лично познакомился с Николаем Новиковым, издававшим в 1772 году «Живописец». В пятом номере этого журнала появился очерк под названием «Отрывок путешествия в ***И***Т***». Поскольку очерк был напечатан анонимно, то долго спорили, кто был его автором, и лишь относительно недавно было подтверждено авторство Радищева. Выходит, что он за 18 лет до издания романа «Путешествие из Петербурга в Москву» опубликовал главу из него. И хотя публикация вызвала возмущение в помещичьей среде, никто разыскивать и, тем более, преследовать автора не собирался.

Через некоторое время, было опубликовано продолжение «Отрывка», затем последовали издание перевода книги Мабли «Размышления о греческой истории» с авторскими примечаниями, статьи «Офицерские упражнения» и «Дневник одной недели». Были и другие сочинения в прозе и стихах.

Александр Николаевич Радищев - русский прозаик, поэт, философ,
Александр Николаевич Радищев - русский прозаик, поэт, философ.

В 1789 году Радищев вступил в «Общество друзей словесных наук», возникшее в 1784 году под организационным и идейным влиянием московского масонского кружка H. И. Новикова, И. Г. Шварца и А. М. Кутузова. В том же году он завёл у себя дома типографию, а в мае 1790 года напечатал роман «Путешествие из Петербурга в Москву». «Путешествие…» было напечатано небольшим тиражом (650 экземпляров), а в продажу поступило только 25 книг, ещё пять он отправил в подарок некоторым литераторам, в том числе Державину, а ещё одну, шестую, отправил за границу своему другу и однокашнику по Лейпцигскому университету Алексею Михайловичу Кутузову, которому «Путешествие…» и было посвящено.

Кстати, в журнале «Беседующий гражданин», который издавало «Общество друзей словесных наук», весной 1790 года была опубликована статья Радищева «Беседа о том, что есть сын Отечества». А после ареста Радищева, в июле того же года, Общество прекратило своё существование, но никаких свидетельств о репрессиях против его членов нет.

Так вот, практически все литературные труды Радищева, напечатанные при его жизни (в том числе и «Путешествие из Петербурга в Москву»), за небольшим исключением, выходили анонимно. А сам он, как по отзывам людей его хорошо знавшим, так и по собственным упоминаниям, вёл спокойную домашнюю жизнь, был почтительным сыном для родителей, внимательным отцом для детей, добросовестным чиновником на службе. И какая же это, простите, широкая известность?

25 глав романа, поименованных по названиям почтовых станций на пути из Петербурга в Москву, описывают быт и нравы представителей разных сословий. Также в книге затрагиваются проблемы судопроизводства, воспитания и образования, науки, литературы, государственной власти и цензуры. Затрагиваются с точки зрения критики яростной и порой несколько отвлечённой. Так критике подвергаются самодержавие и монархия, государство и государственная власть, а ещё церковь. Правда, церковь католическая, что прямо указывает на заимствование идей у его любимых французских просветителей. И вообще, с точки зрения Радищева, плохо очень многое – цензура, образование, брачные обычаи (у крестьян). Его, можно сказать, радикальный нигилизм имеет своей целью открыть глаза современникам, соотечественникам на неправедность существующих порядков:

«Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвленна стала. Обратил взоры мои во внутренность мою – и узрел, что бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы».

Но, при всём при том, что в книге звучат критика, предостережения, пророчества, никаких призывов к конкретным действиям нет! Да и чуть более трёх десятков книг ну никак не могли повлиять на народные массы, которые, ко всему прочему, были сплошь неграмотными.

Иллюстрация к роману «Путешествие из Петербурга в Москву»
Иллюстрация к роману «Путешествие из Петербурга в Москву».

Так случилось, что книга вышла через год после начала Французской революции, и императрица имела все основания подозревать заговор. И получилось то, что получилось – не книга, а судьба её автора привлекла всеобщее внимание, обеспечив ему славу на века.

Следствие после ареста Радищева долго не продлилось, книга была лучшим доказательством предъявленного обвинения - издании бунтовщической книги, тем паче, что авторства он никоим образом не отрицал.

24 июля суд приговорил Радищева к смерти за то, что он издал книгу, «наполненную самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный и умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвесть в народе негодование противу начальников и начальства и, наконец, оскорбительными, неистовыми изражениями противу сана и власти царской». Так как Радищев был дворянином, то его приговор должен был утвердить Сенат, что и было сделано 8 августа. Доклад о решении Сената был представлен Екатерине, но она зачем-то потребовала рассмотреть его в Государственном совете. Совет утвердил приговор 19 августа. А 4 сентября, по случаю мира со Швецией, Екатерина II подписала указ о замене Радищеву казни ссылкой в Сибирь, в Илимский острог на 10 лет, под Иркутском, но без каторжных работ. При этом, заниматься литературой ему не возбранялось. Там же он и написал трактат «О человеке, его смертности и бессмертии».

Радищева освободили по амнистии при восшествии на престол Павла I (хотя поговаривали, что Павел освободил его «назло матери»), а при Александре I он был полностью амнистирован: ему вернули чин, ордена, он прибыл в Петербург и стал служить в Комиссии по составлению законов.

Жизнь Радищева закончилась трагично. Будучи в расстроенных чувствах, то ли ошибочно, то ли намеренно он выпил стакан с «царской водкой» (смесь соляной и серной кислот), которой сын его чистил эполеты. В любом случае хоронили его не как самоубийцу, а вполне по православному обычаю.

Отношение к его творчеству всегда было неоднозначным. Так А. С. Пушкин считал «Путешествие» посредственным литературным произведением, а Ф. М. Достоевский назвал его «обрывками и кончиками» мыслей писателя, разбавленных вольным переводом французских просветителей. Но тот же Пушкин упрекал Бестужева: «Как можно в статье о русской словесности забыть Радищева. Кого же мы будем помнить?» Нужно сказать, что в Российской империи его работы были запрещены и потому малоизвестны, а в советское время «Путешествие из Петербурга в Москву» было включено в школьную программу.

Написав «Путешествие» в то время, когда русская литература вступила в эпоху классицизма, а авторов на всю Россию насчитывалось немногим более двух десятков, Радищев, несомненно, был писателем, создавшим выдающееся произведение. Пусть и не шедевр, но вполне укладывающееся в эстетику того времени, хотя сейчас вообще судить об этом сложно. Но его роман следует рассматривать, прежде всего, как политический памфлет, отразивший довольно много передовых идей того времени. А сам автор был настолько твёрд в своих убеждениях, что писал об этом даже из Сибири своему покровителю Воронцову: «... я признаюсь в превратности моих мыслей охотно, если меня убедят доводами лучше тех, которые в том случае употреблены были».

И, разумеется, будучи человеком неглупым, Радищев, понимая, что он далеко не гений от литературы, свой шанс прославиться не упустил.

 

 

 


назад