Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Кодекс чести маршала Рокоссовского

Катерина Макарова, Светлана Дацунова 26.05.2020

Кодекс чести маршала Рокоссовского

Катерина Макарова, Светлана Дацунова 26.05.2020

Кодекс чести маршала Рокоссовского

 

Константин Константинович Рокоссовский - маршал Советского Союза, один из наиболее выдающихся полководцев Второй мировой войны. По мнению профессиональных военных, трудно назвать другого полководца, который бы так успешно действовал как в оборонительных, так и в наступательных операциях. Блестящий полководец, дважды Герой Советского Союза Константин Рокоссовский был причастен ко всем знаковым операциям Великой Отечественной войны.

Будущий маршал Советского Союза, маршал Польши, один из лучших военачальников своего времени Константин Константинович Рокоссовский родился в Польше 21 декабря 1896 года. Согласно официальным биографическим сведениям, он был сыном машиниста паровоза (поляка) и учительницы русского языка и литературы (русской). Но мало кто знает, что Константин Константинович происходил из старинного польского дворянского рода герба Глаубич. Его предки принадлежали к роду Чашов… Семья Рокоссовских когда-то была могущественной - были в ней и послы на польский сейм, и кастеляны городов. Последним оставшимся в польской истории её представителем был прадед маршала Юзеф Рокоссовский. В 1811 году он был назначен подпоручиком 2 Кавалерийского полка Войска Польского Княжества Варшавского. Казалось бы, этот факт только украшает славную родословную его правнука - тоже кавалериста - Константина Рокоссовского. Однако подпоручик Юзеф Рокоссовский принимал участие в Отечественной войне 1812 года на стороне Наполеоновских войск. Тем не менее, в своих воспоминаниях Рокоссовский писал: «Под тяжестью орденов деда у меня подогнулись колени».

Рассказывая о своей биографии, коммунист Рокоссовский скрывал некоторые факты о своём детстве. Например, что ездить верхом он научился в поместье своего дяди, а отец был не машинистом, а инспектором Варшаво-Венской железной дороги. В рамках родословной маршала Рокоссовского хотелось бы упомянуть последнюю деталь: его прабабушка Хелена Холевицкая была прима-балериной Варшавской оперы.

Что касается места рождения прославленного военачальника, то можно сказать, что их у Рокоссовского два. Во всех советских энциклопедиях и научных трудах указан город Великие Луки в Псковской области. Сам Рокоссовский в своих автобиографиях до 1945 года называл в качестве места рождения Варшаву. Однако в конце Великой Отечественной войны, когда маршал стал дважды Героем Советского Союза, на его родине полагалось установить бронзовый бюст Героя. А ставить памятник советскому полководцу в формально независимой, хоть и «братской» Польше было неудобно. Поэтому для маршала «подобрали» новую Родину - на территории СССР.

Известно, что с 17 августа 1937 по 22 марта 1940 года Константин Константинович находился под следствием. Всё это время он содержался в «Крестах» в Ленинграде. Его обвиняли в связях с польской и японской разведками. Но весной 1940 года назначенный Народным комиссаром обороны СССР Семён Константинович Тимошенко начал разыскивать в местах заключения талантливых военачальников. Рокоссовский был освобождён, восстановлен в звании и назначен командующим 9-м Механизированным корпусом в Новоград-Волынске в Киевском особом военном округе. Это было в ноябре 1940 года, а корпус ещё только предстояло сформировать. Назначение было неожиданным: ведь всю свою предшествующую жизнь он провёл в коннице и не был уверен, что сможет справиться с новыми обязанностями. Но всё же перед ним открывались совершенно иные возможности, и Рокоссовский прекрасно это понимал. «Какой офицер – если это настоящий офицер! – не стремится в трудные моменты в войска, чтобы именно там применить свои способности и знания!» - утверждал он.

Фото1937 года, когда Рокоссовский был арестован по ложному обвине- нию в сотрудничестве с польской и японской разведкой. Из семейного архива Рокоссовских.
Фото1937 года, когда Рокоссовский был арестован по ложному обвинению в сотрудничестве с польской и японской разведкой. Из семейного архива Рокоссовских.

Выполнением своего воинского долга, а, следовательно, и главной задачей для Рокоссовского стало максимально быстрое приведение войск в боевую готовность. Учить бойцов приходились всему жёстко, в условиях острой нехватки времени – он как будто бы предвидел скорое начало войны. Так или иначе, но когда настал июнь 1941 года, все поняли значимость принятых командиром мер. Позже он скажет: «Я не зря старался воспитывать у командного состава, прежде всего, самостоятельность, решительность и смелость. Только командир, обладающий такими качествами, мог быть на высоте требований, предъявляемых боем».

В кратчайшее время предстояло быть готовым к тяжелейшим боям, и Константин Константинович думал о «необстрелянных солдатах», о том, что у армии нет боевого опыта, а, между тем, ей предстояло столкнуться с врагом, которому покорилась вся Европа. Наиболее приемлемой тактикой на начальном этапе ему виделась активная оборона, смысл которой состоял в максимальном изматывании и последующем ослаблении врага…

21 июня 1941 года генерал-майор Рокоссовский проводил разбор командно-штабных ночных учений, а затем пригласил командиров дивизий на рассвете отправиться на рыбалку. Позднее он рассказывал: «Вечером кому-то из нашего штаба сообщили по линии погранвойск, что на заставу перебежал ефрейтор немецкой армии, по национальности поляк, из Познани, и утверждает: 22 июня немцы нападут на Советский Союз. Выезд на рыбалку я решил отменить. Позвонил по телефону командирам дивизий, поделился с ними полученным с границы сообщением. Поговорили мы и у себя в штабе корпуса. Решили всё держать наготове...»

Около четырёх часов утра 22 июня дежурный офицер принёс Рокоссовскому телефонограмму из штаба 5-й армии: вскрыть особый секретный оперативный пакет. Сделать это можно было только по распоряжению Председателя Совнаркома СССР или Народного комиссара обороны, но выяснилось, что связь нарушена. Ни Москва, ни Киев, ни ближайший город Луцк не отвечали. Под свою ответственность Рокоссовский вскрыл пакет, в котором содержалась директива: немедленно привести корпус в боевую готовность и выступить в направлении Ровно, Луцка, Ковеля. При этом дивизии корпуса имели очень мало машин, а мотопехота танковых дивизий полагающихся по штату машин и вовсе не имела, а для тех, что были, не хватало горючего. Корпус, по воспоминаниям командующего, как механизированное соединение для боевых действий при таком состоянии был небоеспособным, поэтому Рокоссовский приказал вскрыть расположенные поблизости центральные склады. Впоследствии он с усмешкой вспоминал, что в день начала войны написал больше расписок, чем за много предыдущих лет. Как позже вспоминал маршал Иван Христофорович Баграмян, «решительный и инициативный командир корпуса в первый же день войны на свой страх и риск забрал из окружного резерва в Шепетовке все машины - а их было около двухсот, - посадил на них пехоту и комбинированным маршем двинул впереди корпуса».

В июле 1941 года Рокоссовский был назначен командующим одной из оперативных групп Западного фронта под Смоленском. Генерал армии Павел Иванович Батов описывал это так: «Командующий Западным фронтом С. К. Тимошенко встретился с ним накоротке и, показывая на шоссе, по которому в беспорядке двигались группы бойцов, одиночные орудия и машины, сказал: «Собирай, кого сможешь собрать, и с ними воюй. Подойдут регулярные подкрепления - дадим тебе две-три дивизии». Рокоссовский в течение нескольких дней подчинял себе отходившие соединения, части и мелкие группы войск. В это же время в его распоряжение прибыли офицеры, которые прошли с ним плечом к плечу почти всю войну и стали друзьями на всю жизнь. Один из них - маршал, а тогда полковник артиллерии Василий Иванович Казаков - быт Рокоссовского описывал так: «Мы встретились с К. К. Рокоссовским в окрестностях Ярцево. Нельзя сказать, что будущий наш командующий устроился с комфортом. Он спал в своей легковой машине ЗИС-101». Начальник штаба Михаил Сергеевич Малинин быстро исправил ситуацию. В самом скором времени для командующего нашли крышу над головой, был организован штаб, а группа эта вошла в историю как 16-я армия, остановившая врага на подступах к Москве.

Командующий 16-й армией генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский со своим штабом в районе Истры. Битва под Москвой 1941 год. Из семейно- го архива Рокоссовских.
Командующий 16-й армией генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский со своим штабом в районе Истры. Битва под Москвой 1941 год. Из семейного архива Рокоссовских.

Между прочим, немалая команда штабных работников, командиров-соратников военачальника, переходили за Рокоссовским из армии в армию, с фронта на фронт. Расстаться им пришлось только в Польше в ноябре 1944 года, когда Рокоссовского, командовавшего 1-м Белорусским фронтом, перевели на 2-й Белорусский. На его место был назначен Георгий Константинович Жуков. Назначение для Рокоссовского стало неожиданностью, и во время телефонного разговора с верховным главнокомандующим Сталиным он не удержался от вопроса: «Почему меня с главного направления переводят на второстепенный участок?» Сталин ответил, что этот участок входит в общее главное Западное направление, и кстати, зная, какая дружба связывает Константина Константиновича и офицеров его штаба, предложил взять их с собой на новое место. Но Рокоссовский отказался - он прекрасно понимал, что его друзья хотят брать Берлин. Лишить их этого шанса он не мог.

А формироваться эта команда начала, когда Рокоссовского направили на Западный фронт для улучшения ситуации в Смоленске и обороны Ярцево. Это были тяжёлые дни. Части оставались без командования, но искали пути выхода из сложившейся ситуации и объединялись для того, чтобы сражаться. Рокоссовский позже рассказывал, какая история приключилась на ярцевском рубеже: «Усилился огонь со стороны врага, наши пехотинцы дрогнули и начали бежать в лес. Сначала по одному, а затем – целой толпой. Тогда другие солдаты сказали: «Стой! Куда бежишь? Назад!.. Не видишь – генералы стоят… Назад!..».

В начале Московской битвы Рокоссовскому вновь приходилось самостоятельно собирать себе войска «по ходу боя». Но осознание значимости возложенной задачи давало силы. Москва означала очень многое для каждого советского человека. От генерала до рядового все боролись за то, чтобы преградить путь врагу к Москве. Все понимали, что наступил такой момент, когда устоять нужно во что бы то ни стало.

В начале Московской битвы основные силы 16-й армии Рокоссовского попали в Вяземский «котёл», однако управление 16-й армии, передав войска 19-й армии, успело выйти из окружения. «Новой» 16-й армии было приказано прикрыть Волоколамское направление, при этом Рокоссовскому опять пришлось собирать себе войска. Перехватывая войска на марше, Рокоссовский получил в распоряжение полк, сформированный из молодых выпускников Московского пехотного училища им. Верховного Совета РСФСР (полк вошёл в историю под именем «курсантский»), 316-ю стрелковую дивизию генерал-майора И. В. Панфилова, 3-й кавалерийский корпус генерал-майора Л. М. Доватора.

Организовав под Москвой сплошную линию обороны, Рокоссовский сумел остановить немецкое наступление. Позже он вспоминал: «В связи с прорывом обороны на участке 30-й армии и отхода частей 5-й армии, войска 16-й армии, сражаясь за каждый метр, в жестоких боях были оттеснены к Москве на рубеже: севернее Красная Поляна, Крюково, Истра, и на этом рубеже в жестоких боях окончательно остановили немецкое наступление, а затем перейдя в общее контрнаступление, совместно с другими армиями, проводимое по замыслу товарища Сталина, враг был разбит и отброшен далеко от Москвы».

Именно под Москвой К. К. Рокоссовский приобрёл полководческий авторитет. За битву под Москвой К. К. Рокоссовский был награждён орденом Ленина.

После победы под Москвой Константин Рокоссовский был отправлен командовать Брянским фронтом. Немецкая армия достаточно быстро восстанавливала свои силы и к лету 1942 года смогла пополнить свои войска людьми и техникой. Красная Армия, которую сильно обескровили зимние бои, быстро восстановиться к летним сражениям не успевала. На новой должности Рокоссовскому предстояла огромная работа…

До этого назначения Рокоссовский стал свидетелем одного диалога между Сталиным и отстранённым командующим одного из фронтов. Отстранили его за то, что побоялся взять на себя смелость в принятии важного решения. Можно было спасти положение одним звонком в ставку, но он этого не сделал. Позже Рокоссовский вспоминал: «Я вышел из кабинета Верховного Главнокомандующего с мыслью, что мне, человеку, недавно принявшему фронт, был дан предметный урок. Поверьте, я постарался его усвоить».

Урок действительно был усвоен, и полководец множество раз во время боевых действий проявил себя как человек, готовый полностью взять ответственность за ситуацию на себя. Когда войска не имели ни с кем связи, когда планы Ставки не могли совпадать с действительным положением дел, ему приходилось принимать собственные решения, не оглядываясь на предписания. Самостоятельность, решительность и смелость присущи были как самому Рокоссовскому, так и его подчинённым.

В сентябре Рокоссовскому вновь пришлось побывать у Сталина. На Брянском фронте тогда было полное затишье, о чём полководец и доложил. Тогда Сталин спросил, не скучно ли Рокоссовскому здесь, и после утвердительного ответа направил под Сталинград.

Из воспоминаний К. К. Рокоссовского: «Я считал и считаю, что командующий должен быть там, где сражаются его войска: и управлять легче, и люди будут драться увереннее».

Генерал Жадов вспоминал: «Генерал Рокоссовский в любой обстановке был спокоен, уравновешен, с любовью относился к подчинённым, чётко ставил им боевые задачи, твёрдо, но тактично проверял невыполнение. Константин Константинович был исключительно душевным человеком: для каждого, независимо от занимаемого им положения, находил доброе слово, умел дать умный совет, очень ценил инициативу подчиненных, внимательно и терпеливо выслушивал их предложения. Все эти качества и огромный военный талант позволяли Рокоссовскому уже на шестнадцатом месяце войны возглавить один из важнейших фронтов».

После разгрома группировки Манштейна, в конце декабря 1942 года, Ставка ВГК поручила Рокоссовскому руководить операцией по ликвидации окружённой группировки Ф. Паулюса, которая получила кодовое название «Кольцо» и проводилась с 10 января по 2 февраля 1943 года. Закончилась она успешно, благодаря полководческому таланту Константина Рокоссовского; несмотря на превосходство немецкой армии, он сумел распределить силы так, что в итоге кольцо замкнулось вокруг армии генерала Ф. Паулюса.

При подготовке ультиматума Рокоссовский упомянул о том, как поступали в таких случаях в рыцарские времена. Всерьёз над этим никто не задумался, но Рокоссовский сделал всё, чтобы избежать излишнего кровопролития.

«Общими усилиями текст ультиматума был составлен. Вскоре позвонили из Ставки, сообщили, что предложение очень понравилось Сталину, и затребовали срочно передать наш проект. Подготовленный нами текст с незначительными поправками был утверждён. Нам предложили за день-два до начала наступления вручить ультиматум командующему 6-й немецкой армией генерал-полковнику Паулюсу или его заместителю».

Попытка Советской Армии проявить человеколюбие к врагу не увенчалась успехом. Нарушая международные правила, немцы открыли огонь по парламентёрам…

Фельдмаршал Паулюс был пленён 31 января, а уже 2 февраля немцы начали массово сдаваться. Их группировка прекратила своё существование, Великая битва закончилась.

После Сталинградской битвы Сталин впервые назвал Константина Константиновича по имени и отчеству. И на это обратили внимание все. Рокоссовский рассказывал, что когда он почувствовал крепкое рукопожатие Сталина, то понял, насколько эта битва была значительна для Красной Армии, всего Советского Союза и лично для него. Впоследствии он был отмечен только что учреждённым орденом Суворова I степени.

В феврале 1943 года приказом Сталина Рокоссовский был назначен командующим Центральным фронтом. Из донесений разведки следовало, что летом немцы планируют большое наступление в районе Курска. И здесь проявились блестящие аналитические и стратегические таланты Рокоссовского. На основании разведывательных данных, полководец сумел точно определить направление главного удара немцев. Выстроенная им оборона была столь успешной и стабильной, что Рокоссовский смог передать значительную часть своих резервов Ватутину, когда у того на южном фланге Курской дуги возникла угроза прорыва.

После Курской битвы Рокоссовский получил мировую известность в качестве одного из самых талантливых советских военачальников. И кроме того, он пользовался огромной популярностью среди простых солдат.

В 1944 году 22 июня началась операция «Багратион», названная в честь великого русского генерала войны 1812 года. Но мало кто знает, что Сталин называл Рокоссовского «мой Багратион».

В ходе операции «Багратион» в Белоруссии произошла очередная встре- ча Рокоссовского с маршалом Георгием Константиновичем Жуковым. Из семейного архива Рокоссовских.
В ходе операции «Багратион» в Белоруссии произошла очередная встреча Рокоссовского с маршалом Георгием Константиновичем Жуковым. Из семейного архива Рокоссовских.

К боям готовились очень тщательно, приходилось буквально «ползать на животе», изучая местность. Рокоссовский, к большому удивлению ряда военачальников, предложил нестандартный манёвр, который заключался в нанесении одновременно двух ударов. Это означало распыление сил, но, по мнению полководца, было единственно верным решением, так как обеспечивало охват флангов противника на оперативной глубине и не давало последнему возможности манёвра резервами. Примечательно, что Верховный Главнокомандующий несколько раз давал время Константину Константиновичу подумать и изменить своё решение, но тот твёрдо стоял на своём. Получив согласие Сталина, Рокоссовский понимал, что он не имеет права на ошибку.

Успех операции превзошёл все ожидания. В результате двухмесячного наступления была полностью освобождена Белоруссия, отбита часть Прибалтики, освобождены восточные районы Польши. Практически полностью была разгромлена немецкая группа армий «Центр». Кроме того, операция поставила под угрозу группу армий «Север» в Прибалтике. По одной из версий, битва в Белоруссии является крупнейшим поражением немецких вооружённых сил во Второй мировой войне.

В любом случае, операция «Багратион» - это подлинный триумф советской теории военного искусства, благодаря хорошо скоординированному наступательному движению всех фронтов и проведённой операции по дезинформации противника о месте генерального наступления. Её до сих пор изучают в военных академиях как образцовую.

За эту операцию Рокоссовский получил звание Маршала Советского Союза и первую «Золотую звезду» Героя Советского Союза, а Сталин с этого момента, стал называть К. К. Рокоссовского по имени и отчеству - такого обращения удостаивался лишь маршал Б. М. Шапошников.

Затем было освобождение Польши, бои в Германии. Из воспоминаний Александра Альфредовича Бека:

«Берегите каждого человека! – продолжал командарм. – Пока не узнал, где противник, каковы у него силы, не имеешь права продвигаться! Чёрт знает что! Когда, наконец, научимся культурно воевать! Меня поразило это словосочетание: «Культурно воевать!» Впоследствии я много раз вспоминал это выражение, раздумывая о Рокоссовском».

Маршал Константин Рокоссовский среди солдат Из семейного архива Рокоссовских.
Маршал Константин Рокоссовский среди солдат. Из семейного архива Рокоссовских.

Стоит ли удивляться такой популярности полководца в солдатской среде?

Май 1945 года маршал Рокоссовский и его войска встретили в Западной Померании. Там же было получено известие о капитуляции Германии. Потом были салют, приём у фельдмаршала Монтгомери, ответный приём…

В мае 1945 года состоялась встреча маршала Советского Союза Рокоссовского с британским фельдмаршалом Бернардом Монтгомери. «Мне не удалось сделать того, что сделал Рокоссовский», - сказал бри- танский полководец, поднимая тост за советского коллегу. Из семейного архива Рокоссовских.
В мае 1945 года состоялась встреча маршала Советского Союза Рокоссовского с британским фельдмаршалом Бернардом Монтгомери. «Мне не удалось сделать того, что сделал Рокоссовский», - сказал британский полководец, поднимая тост за советского коллегу. Из семейного архива Рокоссовских.

А 24 июня 1945 года по решению И. В. Сталина К. К. Рокоссовский командовал Парадом Победы в Москве (принимал парад Г. К. Жуков). Через год, 1 мая 1946 года, Рокоссовский принимал парад. Это было подлинным признанием его заслуг.

После войны Рокоссовский возглавил Северную группу войск, а с 1949 года, по просьбе польского правительства, стал Министром национальной обороны ПНР и получил звание Маршала Польши. В этой должности он прослужил до 1956 года, а по возвращении в Советский Союз занял пост заместителя Министра обороны СССР.

Говоря о Рокоссовском, нельзя не отметить, что, будучи человеком порядочным и честным, он проявлял эти качества всегда: как во время войны, так и после неё. Известен факт, что когда Хрущев поставил Рокоссовского перед выбором: он остается заместителем министра Обороны СССР, если напишет негативную статью о Сталине; маршал Рокоссовский остался верен чести и совести, отказавшись от должности во имя справедливости.

Константин Константинович Рокоссовский не составил свой «Кодекс чести». Но он остался в его поступках и делах, в великих победах и свершениях, в каждом слове его боевых товарищей, в нашей памяти, в его книге воспоминаний «Солдатский долг». Авторы взяли на себя смелость сформулировать основные положения Кодекса чести великого человека, которому он следовал всю свою жизнь:

  1. Беречь честь, как самое священное, руководиться одной единственной мыслью: как лучше выполнить свой долг перед народом.
  2. Уметь, не колеблясь, брать на себя ответственность, когда этого требует резко меняющаяся обстановка, справляться со своими трудными обязанностями, сохраняя ясность мысли.
  3. С охотой принимать назначения, если этого требует долг перед Родиной. «Какой офицер – если это настоящий офицер! – не стремится в трудные моменты в войска, чтобы именно там применить свои способности и знания!»
  4. Быть влюблённым в военное дело, уметь отстаивать своё мнение. И в то же время уметь принимать чужую точку зрения. Исключать ощущение скованности между товарищами и в отношениях «командир-подчинённый», когда люди опасаются высказать суждение, отличное от суждения старшего.
  5. Офицеру должны быть присущи истинная храбрость и трезвый расчёт, самоконтроль, спокойствие, уверенность в себе и своих подчинённых, а не напускная бравада и рисовка.
  6. Солдат должен быть готов самоотверженно отдать свою жизнь. На войне возникают ситуации, когда решение стоять насмерть является единственно возможным.
  7. Личное «я» никогда не должно превалировать над общими интересами.
  8. Командир всегда должен соотносить желаемое и возможное по поводу своих приказов. Не допускать поспешности в принятии решений, соблюдать полную объективность.
  9. Достоинством военного руководителя в любой обстановке является его выдержка, спокойствие и уважение к своим подчинённым. Ни один командир, уважающий себя, не имеет права оскорблять, в какой бы то ни было форме, подчиненных, унижать их достоинство.
  10. Командующий должен быть там, где сражаются его войска: и управлять легче, и люди будут драться увереннее.
  11. Военачальник обязан понимать переживания солдата. Справедливая оценка действий каждого командира укрепляет веру солдат в свои силы, в победный исход войны.
  12. Командир обязан беречь каждого человека! Обидно и горько терять солдат в начале войны. Но трижды обидней и горше терять их на пороге победы, терять героев, которые прошли через страшные испытания, чтобы своими руками завоевать родной стране мир.

 

 

 

 


назад