Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Потешных войск генералиссимус

Роман Крук 19.08.2021

Потешных войск генералиссимус

Роман Крук 19.08.2021

Потешных войск генералиссимус

 

Такое, наполовину шуточное звание в 1694 году было пожаловано Петром I своим соратникам - Фёдору Юрьевичу Ромодановскому и Ивану Ивановичу Бутурлину. Тем не менее, эти люди фактически стали первыми генералиссимусами[1] России, хотя никакой официальной силы звание не имело. Чин именно генералиссимуса был пожалован 28 июня 1696 Петром I другому своему соратнику, воеводе А. С. Шеину, именно за воинские заслуги, и Шеин стал первым официальным генералиссимусом Российской империи. Впрочем, и Ромодановский, и Бутурлин чинами и наградами обделены не были, а последний так и вовсе был обличён столь высоким доверием императора, что по степени влияния на Петра мог спокойно соперничать со светлейшим князем А. Д. Меншиковым, но… не будем забегать вперёд.

Итак, Иван Иванович Бутурлин. Из довольно старинного рода, происходит от выехавшего в конце XII века из Семиградской земли (Трансильвания) к великому князю Александру Невскому «мужа честна» под именем Ратша (Радша). Сей муж стал родоначальником порядка полусотни русских дворянских фамилий, среди которых Андрей Иванович Кобыла - родоначальник династии Романовых. А уже правнук Ратши по прозвищу Бутурля положил начало роду Бутурлиных.

Иван Иванович Бутурлин.
Иван Иванович Бутурлин.

Бутурлины верно и преданно служили сначала великим князьям, потом государям Московским и Российским в качестве наместников, бояр, окольничих, дипломатов, военачальников, губернаторов. Ну, а отец нашего героя Иван Фёдорович Бутурлин, служивший при дворе государя стольником, воспитывал сына в твёрдой вере в бога, любви к ближним и верности престолу. Во время столкновения враждующих родов Нарышкиных и Милославских Бутурлины приняли сторону Нарышкиных, что впоследствии определило их карьерный рост и близость к Петру.

В 1691 году юный царь Пётр на базе потешных войск начал формирование двух полков (Преображенского и Семёновского), в которых со временем на офицерские должности были поставлены его ближайшие сподвижники.

В 1694 году Иван Бутурлин был зачислен майором в Преображенский полк, а потом - в Семёновский. Ну, а после «потешных» учений Бутурлин был поставлен командовать Семёновским полком. Нужно сказать, что учения эти были довольно частыми, Бутурлин же, будучи достаточно зрелым человеком (на тот момент ему исполнилось 33 года), отнёсся к ним со всей серьёзностью. За что уже осенью 1694 года был назначен на время учений «генералиссимусом».

В сущности, чин этот был скорее шуточный и значимостью обладал лишь во время учений, ну ещё в кругу сподвижников Петра, тем не менее, он в достаточной мере поспособствовал карьерному росту Бутурлина. Опыт! Бесценный опыт руководства войсками, пускай и в шуточных баталиях. Через два года, участвуя в Азовских походах Петра, Иван Бутурлин имел уже отнюдь не шуточный чин капитана Преображенского полка, полковником которого стал впоследствии сам Пётр[2]. Ну, а в 1700 году генерал-майору Бутурлину было поручено формирование корпуса армии для похода под Нарву. Так Бутурлин, получив под командование Преображенский, Семёновский, а также 4 пехотных полка, привёл их к Нарве.

Во время сражения И. И. Бутурлин, командуя гвардейцами, оказывал шведам упорное сопротивление и был взят в плен шведами. В 1703 году он вместе с генералами А. А. Вейде, И. Ю. Трубецким, Л. Н. Аллартом попытался бежать из плена, но был пойман, «зело обруган, бесчещен градодержавцем» и заключён в тюрьму. Лишь в 1710 году, через 10 лет плена, в весьма, кстати, тяжких условиях, был обменен на генерал-майора барона Юхана-Августа Мейерфельда и вернулся в Россию.

Измаявшись во время плена без стоящего дела, Бутурлин с радостью принял назначение в Эстляндию. Весной 1711 года он был переведен на Украину, затем вновь в Прибалтику, потом - в Финляндию.

Зимой 1714 года при Лаппола (ныне Напо), уже в чине генерал-лейтенанта он участвовал под командованием князя М. М. Голицына в двух кровопролитнейших сражениях с шведско-финскими войсками генерала Армфельда. И. И. Бутурлин командовал пехотой и удостоился личного поздравления Петра. В письме по случаю победы при Пялькане царь, помнивший рассказ Бутурлина о тяжёлой жизни в шведском плену, писал ему: «… Вам велел Бог реванж самому учинить сим клятвенным неприятелем за их доброй к Вам трактамент».

27 июля того же года он участвовал в поражении шведского флота у Гангута. А в начале 1716 года, получив под командование галерную эскадру, руководил у Ростока постройкой новых галер. Этот галерный флот предназначался для переброски экспедиционного корпуса в Данию, а затем проводка галер из Петербурга в Копенгаген.

Данной операции Пётр отводил особую роль, снабдив Бутурлина подробнейшими инструкциями и внимательно наблюдая за передвижением экспедиционного корпуса вдоль балтийского побережья. Разместив на галерах 20000 солдат, Бутурлин дошёл от Кронштадта до Либавы (ныне - Лиепая), а затем до Кенигсберга, потом вдоль берега - до Гданьска. Экспедиционный корпус был благополучно доставлен в Копенгаген, а Бутурлин в свите Петра выехал в Париж.

С этого момента и так вполне успешную карьеру генерала можно было назвать блестящей. Бутурлин становится заместителем П. А. Толстого – руководителя Тайной канцелярии - и принимает активное участие в деле царевича Алексея. Тогда же он назначается командиром Преображенского полка и всего гвардейского корпуса, а с 1719 года становится членом вновь учреждённой Военной коллегии.

После дела царевича Пётр взялся всерьёз за изобличение сановников, погрязших в должностных преступлениях[3], и учредил особый Вышний суд под председательством А. А. Вейде. В его состав были включены люди незапятнанной репутации, Бутурлин же стоял среди них первым! И ни разу не фигурировал в списке подозреваемых!

Бескорыстие и честность? А может боязнь наказания?

Наверное, в какой-то степени это всё имело место, но главным здесь было то, что воспитанный в духе абсолютной преданности монарху, а также, не будучи по натуре лидером, Бутурлин предпочёл сомнительным афёрам верную службу. И вообще-то не прогадал. НО! Он служил человеку выдающемуся, прекрасно знающему цену своему окружению и ценившему верность, а вот преемники…

Бутурлину довелось принять участие в войне с Германией, а после подписания Ништадтского мирного договора в 1721 году он был произведён в генерал-аншефы. Это был самый пик его карьеры, а через четыре года ему предстоял нелёгкий выбор.

В 1725 году, после смерти Петра, Бутурлину пришлось выбрать между внуком Петра и его вдовой. Мучительные размышления разрешил Меншиков, склонив к действиям в пользу Екатерины. В итоге, Бутурлин окружил дворец гвардейскими полками и таким образом поддержал Екатерину штыками гвардии. Был в милости у императрицы до самой её кончины, но конфликт с Меншиковым привел к потере всего. Императрица скончалась, и пришедший к власти при малолетнем Петре II Меншиков поспешил расправиться со своими недругами, в числе которых был Бутурлин.

6 мая 1727 года Бутурлина вычеркнули из списков Преображенского полка, лишили чинов и орденов. У него отобрали и пожалованные за усердие в деле царевича Алексея владения, оставив только Крутец (Крутцы) - старинную вотчину Бутурлиных под Александровой слободой во Владимирской губернии.

До самой своей смерти в декабре 1738 года Бутурлин вёл замкнутый образ жизни, с соседями не общался да «постоянно молился Богу, чтобы в столице о нем забыли и чашу скорби пронесли бы мимо».

Порой один-единственный неверный выбор приводит к печальным последствиям. Но был ли выбор у верного служаки и честного человека, который просто не мыслил себя вне государевой службы?

 

 


[1] Генералиссимус (от лат. generalissimus - «самый главный») - высшее воинское звание (воинская должность, почётный военный титул). В России формально было введено в армейский оборот с принятием Воинского устава Петра I в 1716 году: «Сей чин коронованным главам и великим владеющим принцам только надлежит, а наипаче тому, чьё есть войско».

[2] С 1700 года полк был именован Лейб-гвардии Преображенским полком, а должность полковника традиционно стал занимать правитель империи. Чтобы подчеркнуть особую роль лейб-гвардейских полков, указом Петра I от 20 августа 1706 года давалось чинам гвардии старшинство на одну ступень выше армейских (позже эта разница была увеличена до двух ступеней). Иван Бутурлин закончил службу в гвардии в чине подполковника.

[3] Так, например, из 23 сенаторов под судом и следствием в первой четверти XVIII века побывало 13 человек. За преступные деяния, совершённые с использованием сенаторского положения, уголовному преследованию подверглось восемь человек. Двое сенаторов (В. А. Апухтин и Г. И. Волконский) были осуждены за причастность к «подрядной афере», трое - на процессе П. П. Шафирова и Г. Г. Скорнякова-Писарева (сам Петр Шафиров, Д. М. Голицын и Г. Ф. Долгоруков). Кроме того, в криминальных целях использовали сенаторскую должность Ф. М. Апраксин, А. Д. Меншиков и М. М. Самарин.

 

 


назад