Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Удача игрока, слава учёного и заслуги разведчика

Роман Крук 28.04.2020

Удача игрока, слава учёного и заслуги разведчика

Роман Крук 28.04.2020

Удача игрока, слава учёного и заслуги разведчика

 

Холёные руки небрежно перетасовали колоду, и карты легли перед игроками. Он не подавал вида, а, между тем, на кону стояли его честь, репутация и, как он позже говорил сам, вся его жизнь. Феноменальная память позволяла запоминать абсолютно все комбинации, да и картёжником он был удачливым, за что и получил прозвище Золотой Фазан. Позже таких, как он, назовут «счётчиками» и перестанут пускать в казино, а тогда, играя на казённые деньги, которых было катастрофически мало для организации большой экспедиции, он выиграл. Выиграл нужную сумму и отправился в путешествие, сделавшее его имя бессмертным. Говорят, что в карты он больше никогда не играл, а колоду демонстративно выбросил в Амур, дабы не искушать судьбу, сказав при этом: «С Амуром прощайте и амурские привычки».

Историю с выигрышем в карты называют легендой. Но он действительно был удачливым игроком и садился играть, чтобы «выиграть себе независимость», однако при этом, по отзывам современников, игру не любил. Офицер, дворянин, молодой учёный и человек твёрдых принципов, мог ли он рисковать всем? Факты утверждают, что на его экспедицию начальство выделило всего 4000 рублей, а у него вдруг появляются 12000, и это совпадает с получением Высочайшего повеления о командировании. Очень возможно, что он выиграл нужные средства в карты, но также не исключено, что у него были и иные источники финансирования. Впрочем, обо всём по порядку. И да, если ещё кто-то не догадался, речь идёт о Николае Михайловиче Пржевальском.

Родом из казачьей семьи, получившей шляхетство от короля Речи Посполитой Стефана Батория за доблесть в Ливонской войне, Николай и двое его братьев рано остались без отца. С семилетнего возраста их воспитанием занималась мать и дядя, Павел Алексеевич Каретников. Последний, будучи заядлым охотником и знатоком края, приобщил мальчика к охоте и путешествиям: «Рос я в деревне дикарём, воспитание было самое спартанское: я мог выходить из дома во всякую погоду и рано пристрастился к охоте. Сначала стрелял из игрушечного ружья желудями, потом из лука, а лет с 12-ти получил отцовское ружьё».

Шестнадцати лет, в 1855 году после окончания смоленской гимназии Николай, продолжая семейную традицию, поступил служить унтер-офицером в Рязанский пехотный полк, получив офицерский чин, перешёл в 28-й пехотный Полоцкий полк, затем поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. В учёбе Пржевальский преуспел, работая по 16 часов в сутки, он ещё успевал писать статьи, среди которых «Воспоминания охотника» и «Опыт статистического описания и военного обозрения Приамурского края». И неожиданно для себя в 1864 году был избран действительным членом Императорского Русского географического общества.

По окончании академии Пржевальский отправился добровольцем участвовать в подавлении Польского восстания, а после стал преподавать историю и географию в Варшавском юнкерском училище. Но оседлая жизнь не устраивала молодого учёного, душа его рвалась к поискам неизведанного.

Николай Пржевальский в 1860-е годы.
Николай Пржевальский в 1860-е годы.

Несмотря на то, что XIX век был богат на географические открытия, белых пятен в той же Евразии хватало. Те же Тибет, Внутренняя Монголия, Тянь-Шань, Алтай, Гималаи были практически неизвестны европейцам, а проникновение на территорию закрытых государств часто заканчивалось смертью.

Пржевальский составляет довольно толковый, хотя и несколько авантюрный, план в Монголию, Китай и Тибет и… получает назначение в Восточно-Сибирский военный округ. Ему предложено организовать экспедицию в Уссурийский край с целью учёта населения. Да, такой была официальная формулировка. Ну, и занимаясь этим самым учётом, Пржевальский с 1867 по 1869 год попутно составил подробную карту Уссурийского края (область вдоль рек Амур и Уссури - новых владений Российской империи, равных по площади Англии), собрал большую орнитологическую коллекцию, а заодно поучаствовал в ликвидации банд хунхузов, нападавших на русские деревни.

По возвращении в Николаевск-на-Амуре Николай Михайлович получил чин капитана, должность старшего адъютанта штаба войск Приамурской области, а позже был переведен в Санкт-Петербург в Генеральный штаб. Вскоре написал книгу «Путешествие в Уссурийском крае» и две статьи. За одну из них («Об инородческом населении в южной части Приморской области») Географическое общество вручило Пржевальскому серебряную медаль.

В 1870 году Пржевальский при поддержке Русского географического общества и Генерального штаба получил, наконец, разрешение и средства на долгожданную экспедицию в Центральную Азию. Поход продолжался почти три года, за это время было пройдено 12000 километров, причём большую часть пути путешественники прошли пешком. Несколько месяцев в Тибете, Урга (современный Улан-Батор), в которую экспедиция прошла через Гоби. В результате - нанесённые на карту хребты Тибетского нагорья, подробное описание плоскогорья Гоби, открытие в Китае 23 новых хребтов, 7 больших и 17 маленьких озёр. Кроме того, были выяснены высоты многих перевалов, определены точные местоположения селений, собраны коллекции млекопитающих, птиц, рыб, насекомых (более 3000 экземпляров), растений (около 4000 экземпляров), образцов горных пород. И прозвище от местного населения – Великий Доктор, за излечение от малярии больных дунган…

«Тибетцы». Гравюра по рисункам Всеволода Роборовского, сделанным в Первой тибетской экспедиции.
«Тибетцы». Гравюра по рисункам Всеволода Роборовского, сделанным в Первой тибетской экспедиции.

Наградой от Российского географического общества стала Большая Константиновская медаль, которой отмечались путешественники, «отличившиеся важностью своих открытий», а о русском путешественнике узнал весь мир. Изданная Географическим обществом книга «Монголия и страна тангутов» была переведена на английский, французский и немецкий языки, как, впрочем, и все последующие его книги. Всего он написал свыше двух тысяч печатных страниц и, кстати, начинал новую экспедицию только после сдачи в печать книги о предыдущей.

С 1870 по 1886 год Пржевальский совершил четыре длительных экспедиции, исследовав площадь от Памира на востоке до хребта Большой Хинган длиной более 4000 километров, а с севера на юг – от Алтая до середины Тибета, то есть шириной более 1000 километров. Всего по дорогам Азии, не считая Уссурийской экспедиции, Пржевальский прошёл свыше 30000 километров.

Свои научные исследования, начиная с первого уссурийского и включая последующие четыре больших путешествия в Центральную Азию, Н. М. Пржевальский проводил по единой программе: «На первом плане, конечно, должны стоять исследования чисто географические, затем естественноисторические и этнографические. Последние... весьма трудно собирать мимолётом... Кроме того, для нас слишком много было работы по другим отраслям научных исследований, так что этнографические наблюдения и по этой причине не могли вестись с желаемой полнотой».

Результатом походов стали богатые зоологические коллекции, которые включили в себя 7500 экспонатов. Он открыл европейцам несколько новых видов животных, которые до этого были им неведомы: медведя пищухоеда, дикого верблюда, дикую лошадь (лошадь Пржевальского). Гербарий, составленный в экспедиции, который насчитывал 1600 образцов флоры, из которых 218 были описаны путешественником впервые. Пржевальский дал научное обоснование такому явлению, как «постоянное направление бурь», а открытие хребта Алтын-Даг было признано миром научным великим географическим открытием.

Участники второй Тибетской экспедиции (1883–1885). Сидят (слева на- право) - П. К. Козлов, Н. М. Пржевальский, В. И. Роборовский, 1888 год.
Участники второй Тибетской экспедиции (1883–1885). Сидят (слева направо) - П. К. Козлов, Н. М. Пржевальский, В. И. Роборовский, 1888 год.

За выдающиеся заслуги несколько географических обществ удостоили его высших наград. Экспедитор стал почётным членом 24 научных институтов мира. В 1891 году Русское географическое общество учредило серебряную медаль и премию имени Пржевальского. Его имя носят алтайский ледник, горный хребет, некоторые виды растений и животных.

И, наконец, о заслугах великого путешественника перед военным ведомством. Будучи офицером Генерального штаба, Пржевальский свои экспедиции планировал как глубокие разведывательные рейды, а в составе экспедиций, комплектовавшихся исключительно добровольцами, оказывались люди, превосходно обученные военному делу по лучшим методикам того времени. Вот что об этом писал Николай Михайлович: «Умение хорошо стрелять стояло вопросом первостепенной важности? – это была гарантия нашей безопасности в глубине азиатских пустынь, наилучший из всех китайских паспортов. Не будь мы отлично вооружены, мы никогда не проникли бы ни во внутрь Тибета, ни на верховья Желтой реки. Мы не могли бы, как то нередко случалось во время настоящего путешествия, идти напролом, не спрашивая позволения или, лучше сказать, не слушая китайских стращаний и запрещений».

Хорошо известна история о нападении на экспедицию 300 всадников-тангутов, рассказанная самим Пржевальским: «Словно туча, неслась на нас эта орда, дикая, кровожадная, а впереди своего бивуака молча, с прицеленными винтовками, стояла наша маленькая кучка - 14 человек, для которых теперь не было иного исхода, как смерть или победа». Их не остановил залповый огонь, и лишь смерть командира заставила тангутов развернуть коней и скрыться. И тогда Пржевальский, взяв с собой 7 (!) человек, начал преследование. Охранять лагерь остались В. И. Роборовский и 5 казаков. Всего бой продолжался 2 часа. Было израсходовано 800 патронов, убито и ранено около 30 тангутов. 13 февраля 1894 года отряд Всеволода Роборовского из 8 человек также вступил в бой с двумястами тангутами. Бой продолжался более 2 часов, боевых потерь среди сил отряда не было.

При всём при этом, научная деятельность нисколько не мешала деятельности разведывательной: картографированию местности, сбору информации о состоянии китайской армии, о проникновении в этот регион эмиссаров других европейских держав, водообеспечении территорий, характере местного населения и его отношении к Китаю и к России, информации о климате, поиску проходов в горах и пустынях.

На основании его наблюдений и исследований были разработаны военные карты азиатских территорий, проложены оптимальные маршруты для перемещения войск через горные перевалы, описано географическое, климатическое, этнографическое сопровождение этих маршрутов. Данные, представленные Пржевальским, оказались столь основательными и профессиональными, что картами, разработанными на их основе, пользовались вплоть до середины XX века. Между прочим, если его научные труды известны во всём мире, то некоторые его отчёты по линии военного ведомства не обнародованы и по сей день.

И уж вполне допустимо, что российский Генштаб, нисколько не афишируя своё участие и тихонько выделив достаточные средства на экспедицию, для отвлечения внимания придумал красивую легенду о карточном выигрыше. Вполне в духе времени.

 

 

 


назад