Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

«И врата Ада не одолеют Её»

Галина и Евгений Ивлевы 18.04.2020

«И врата Ада не одолеют Её»

Галина и Евгений Ивлевы 18.04.2020

«И врата Ада не одолеют Её»

 

Начало…

 

Современная жизнь расставляет всё на свои места. Всколыхнув социальное болотце, 21-й век с его гиперэнергией фантастически быстро меняет одни события на другие, переворачивая в том числе жизненно важные ценности. Кто-то прочно усидел на такой чудо-карусели, кого-то отбросило в сторону, но всё больше и больше людей оказывается в этом парке аттракционов, который предлагает весь ассортимент развлечений, начиная от тира, различных фокусников и предсказателей, заканчивая лабиринтом и Комнатой страха. На этом закончим обобщать, оперируя киношными образами, и перейдём к нашей русской конкретике с нашей же русской прямотой.

Темы религии, священства, веры мы обычно старались не касаться в работе над статьями, не потому что это какая-то далекая и неведомая сфера, совсем нет, а потому, что она слишком деликатна и болезненна. Очень сложно, даже искусно балансируя, совершить этот путь размышлений, который в свое время проходили признанные авторитеты христианства и гении мысли. Но время, видимо, пришло. Оставаться обычным созерцателем на берегу уже не получается и приходится дерзать. Что поделаешь, когда сильные мира сего выстраивают реалии, которые начинают уже впрямую влиять на духовную жизнь православных людей.

Православные иерархи и приходские священники, погрузившись в бесчувственное, благостное умиротворение, всё больше и больше напоминают придворных звездочетов, эдаких религиозных функционеров, отрабатывающих свои обязанности, напрочь позабыв о том, что они, прежде всего, призваны служить, а не работать. Служить Богу и пасти вверенное им «стадо Христово».

Лакмусом стала, как не прискорбно, всеобщая пандемия, апофеоз этого года, в котором с 1 января и просветов-то толком не было ещё. Всеобщая лихорадка затронула и нашу церковь, которая на практике оказалась далеко не единым и не самым здоровым организмом.

 

«Да будет по вашей воле» (Клайв Льюис)

 

За последнее время Россия, да и, пожалуй, весь мир, переживают, в самом деле, странные и страшные дни, когда всепоглощающий вирус в прямом смысле слова уничтожает государство. Политическая жизнь замерла, экономика остановилась, нефть дешевеет, инфляция растет.

Конечно, степень готовности к таким катаклизмам была у всех разной, общее одно - множество проблем было вскрыто, в России в том числе. Не хватает больничных коек, аппаратов ИВЛ, медперсонала, даже мало чем спасающих медицинских масок днём с огнём не сыщешь. Но во всём ужасе, подкреплённом ежедневными тревожными сводками мировой пандемии, не покидает мысль, что один из основных ударов этого вируса был направлен на церковь. Причём эта проблема тоже стала общемировой.

В одночасье стали закрываться храмы всех конфессий в разных концах земного шара. Понятно, что все мы ищем способ остановить вирус, пробуя на зуб любой креатив. Можно на всех нацепить бесполезные маски, попробовать обязать всех держаться друг от друга в двух метрах, хотя кто умудрился рассчитать скорость полёта вируса и его мощность, которая до двух метров не дотягивает? Вероятно, какие-то авторы очередных «потёмкинских деревень», потому что в то же время, в разгар эпидемии, после всех административных запретов и ограничений в ряде субъектов были организованы ярмарки выходного дня. Другими словами, организованы были выездные продуктовые рынки, где не то что яблоку, имбирному корешку по 8 тысяч за килограмм упасть негде было. Какая уж там двухметровая дистанция и маски! У вируса корона не упадёт, подождёт денек.

Но, Бог с ними, с мэрами и их ярмарками, вот чтобы храмы закрыть для паствы - такого не бывало ни во времена эпидемий на Руси, ни даже в безбожном Советском Союзе.

На Руси испокон веков во время любых бед люди шли в храм, где совершалась непрекращающаяся Соборная молитва, и нет никаких оснований предполагать, что люди там в этот момент повально заражались. Если бы это было так, то Россия давно бы уже вымерла, вся.

И, в общем-то, к власти светской вопросов нет, нельзя же упрекать чиновника в его слабоверии либо неверии, прямо скажем, не обязан он верить. Пенять на это так же бесполезно, как бесполезно объяснять, что размер купленной церковной свечи на отпущение грехов не влияет и не даёт ровным счётом никакой индульгенции.

Здесь как раз вопрос по существу к священнослужителям различного ранга. Кроме разных телешоу, где тот или иной священник призывает не ходить в храмы, иного и не слышно было. А ведь это не значит, что все согласились. Просто иное не озвучивают.

Безусловно, нужно максимально обезопасить себя, обезопасить прихожан: вирус есть вирус, и ничего хорошего он не несёт. Но не запретами же это делать. Чем можно объяснить, что христианам запретили в самый главный праздник, Пасху, идти в храмы и вместе соборно совершать молитву, вместе ликовать, по сути, запретили быть в праздник вместе. Может, всё же необходимо было не запрещать, а разумно организовать? Вы же руководители, так и руководите. А объяснять с телеэкранов необходимость сидеть по домам и встречать самый светлый праздник христиан в одиночку тем, что Кесарю кесарево, это, как минимум, безграмотно. Завтра очередной местечковый «Кесарь» захочет внести изменения в жизнь Церкви, и наше священство опять согласно покивает головой. А где тогда голос Церкви? Где пастыри? И это не значит, что их нет, этих пастырей, просто их слышать неудобно. В целом, понятно. Что может сделать несогласный рядовой священник? Против воли своего руководства он не пойдёт, его просто уберут подальше, а ведь некоторым нужно семью содержать, да и, прямо скажем, трудовых соглашений они не подписывают, и КЗОТом их действия не регламентируются.

С другой стороны, понятно, что и само руководство нашей православной церкви не в самом удобном положении, не с руки ссориться с властью. Епископ же не может явиться к чиновнику и сказать ему евангельским слогом: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей «перейти отсюда туда» и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф.17,20). Ну, или напомнить слова Преподобного Нила Синайского: «В болезнях прежде врачей и лекарств пользуйся молитвой». Наверное, диалог на этом закончится быстро. И, если до санитаров дело не дойдёт, то административные двери для этого батюшки уж точно будут закрыты навсегда. А это нехорошо, потому что, как сказано выше, КЗОТом в этой сфере деятельности никто не защищён.

Вот так и получается, что в магазины за едой ходить можно, на предприятиях работать можно, а в храмы нельзя. Но, что характерно, за рубежом, где число заражённых насчитывает десятки тысяч и каждые сутки дают новый плюс, города заблокированы военными, люди сидят в квартирах безвылазно, и храмы наряду с увеселительными заведениями давно закрыты, градус пандемии не снижается. Вот загадка для ума.

 

«Спасение твое в твоих руках, в твоей власти, человек…» (Святой Праведный Иоанн Кронштадтский)

 

На фоне всех событий очень многие задумываются: что делать, куда бежать, верить в вирус или не верить, кому верить вообще, ведь прогнозы один краше другого, не говоря уже о том, что порой противоречивы. В итоге уже все сидим дома и живём виртуально, уже нарушителей штрафуем и клеймим позором, и что? Страх поразил все стороны человеческой жизни. Страх и беспомощность перед возникшей опасностью. Мы запутались и запаниковали, от бессилия все закрываем, всех отправляем на домашний арест. Только одного не понимаем: бежать некуда, страх от неверия. Ведь нынешнее поколение верит во что угодно: в могущество чиновников, в летающие тарелки, в чудо-таблетки, вещие сны, в пандемии - только в Бога не верит. Это, в самом деле, прискорбно.

Господь однажды сказал: «О, род неверный и развращённый! Доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас?» (МФ. 17,17). Сказал это однажды и до скончания века сего. Раз не верим Богу, не прислушиваемся к Его голосу, значит, прислушаемся к судебным штрафам и медицинским диагнозам. Ведь как всё было? На дворе был Великий Пост, а это обстоятельство особо никого не волновало. Масленицу весело отметили - и вперёд, всё, как обычно, как из года в год, дым коромыслом во всём. И ни слова о том, чтобы хоть как-то поубавить пыл. А ведь общая беда уже тайной ни для кого не была, она была рядом, но тогда вот страха как раз и не было. Так чего ещё ждать, если мы сами не желаем слышать Бога и в бешеном сатанинском приплясе бежим от него в противоположном направлении. Теперь добежали, сидим дома ровно на одном мягком месте. Не хотим воздерживаться через душу, то воздержат вас через то самое мягкое место, если так доходчивее.

А многих ли возмутило закрытие храмов на Пасху? По крайней мере, многие об этом говорят громко. Можно такое представить лет двести назад? Не такое уж и далёкое от нас время. Допустим, на Руси закрыли храмы. Абсолютно точно, что все сторонники подобных мер сразу бы ощутили силу русского благословенного негодования. А сейчас все нормально, поворчали - и домой.

Конечно же, Кесарю кесарево, а Богу божье, но это, прежде всего, говорит о том, что главное для верующего человека - это его вера, а уже второе - попечение о делах мирских. И не слушайте умников, какого бы ранга ни были, говорящих: «Не искушайте Господа Бога вашего» (Втор. 6,16), аргументируя этим, что в храмы ходить нельзя. Сам Господь пояснил, что искушение идёт в неверии после плодов благодеяния, которые Господь даёт всем людям.

Смутное время, чего и говорить. Духовные настроения в очередной раз сотрясают нашу землю и нашу Церковь. Неверие и теплохладие расцвели и среди мирян, и среди священства. Пастырям нашим выпала тяжёлая доля. Нужно быть смелым, а не получается, нужно говорить истину, а боязно. Вот так и пасут трусливую паству трусливые пастыри, постоянно идущие на компромисс со своей совестью. И всё это хозяйство досталось нашему Патриарху. Уж какое есть! Ну, а кто устоял в истине: и миряне, и священство нынче не в чести. Такие всегда были неудобны, и ко двору их не приглашали.

Мир христианский после этих событий уже не будет прежним. Конечно же, надеемся, что это не Раскол. Но совершенно точно: настало время серьёзно задуматься каждому, кто считает себя христианином, прежде всего о личном отношении к жизни, к Богу, к вере.

Помним, что «Христос воскресе из мертвых, Смертью смерть поправ!», а, значит, страха нет.

 

 

 


назад