Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Неформат. Либеральный Октябрь с коричневым оттенком

Галина и Евгений Ивлевы 5.10.2021

Неформат. Либеральный Октябрь с коричневым оттенком

Галина и Евгений Ивлевы 5.10.2021

Неформат. Либеральный Октябрь с коричневым оттенком

 

«Вчера я был умным, и поэтому я хотел изменить мир. Сегодня я стал мудрым, и поэтому я меняю себя».

Джалаладдин Руми, персидский поэт

 

Октябрь 93-го. Много ли людей вспоминают сейчас, в октябре 21-го, о тех трагических событиях, которые произошли в нашей стране? И было это не так уж и давно, а в преломлении мировой истории можно считать, что всё произошло вчера.

 

*****

 

«Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевистской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину, - это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обречённых на колонизацию пришельцев с Запада и Востока. К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому народу».

Антон Деникин, русский военачальник, политический и общественный деятель, писатель, мемуарист, публицист и военный документалист

 

В ту осень Россия, как говорят, оказалась на пороге Гражданской войны, а если не быть политкорректным, то надо признать, что Гражданская война тогда состоялась. Всё как положено: с лозунгами, жертвами, с красными и белыми - всё как всегда, за исключением того, что белые и красные в Гражданскую всё-таки воевали друг с другом за свою страну, за её счастье и будущее, хоть и видел это каждый по-своему. А нынешние совсем иные. Одни хотели так называемую свободу, выражающуюся в джинсах, Макдональдсе и прочих непременных атрибутах заграничной заманчивой демократии. Другие желали прежнего спокойного однопартийного бытия, где принцип «пусть безобразно - зато однообразно», то есть идеологически выдержано, был основным, вернее сказать, единственным. И те, и другие вели страну к краху, кто-то это делал специально, кто-то по недомыслию, но от этого не легче.

Государство рушилось на глазах, и как и 70 лет назад, на свет Божий вылезли передовые отряды люмпен-пролетариата. Кто-то шёл в бандиты, кто-то - во власть, кто-то уже властной рукой проводил реформы. По сути, Россия медленно прекращала своё существование как суверенное, самостоятельное государство, превращаясь в перечень губерний, подконтрольных хозяевам из-за рубежа. И, в целом, это получилось. С начала 90-х Россия жила и работала согласно рекомендациям наших зарубежных «партнёров».

Изменения не заставили себя ждать, «большой брат» торопился. В рекордно короткое время специалистами из США был подготовлен новый текст конституции теперь уже новой России, а также налоговый, гражданский и земельный кодексы. Стали образовываться доселе невиданные НКО – зарубежные некоммерческие организации, якобы, гуманитарной направленности: социальная защита детей, стариков, больных СПИДом и многое другое. На счета этих организаций и всякого рода фондов регулярно из-за рубежа поступали большие суммы денег для выполнения уставных задач. Но вот только уставные задачи были не в приоритете. Особое внимание уделялось формированию агентов общественного влияния из представителей госорганов, правительственных чиновников, региональных властей. В целом, задача была выполнена, новая демократическая поросль довольно быстро поняла свою основную задачу, тем более это понимание более чем щедро оплачивалось. Наступила новая эпоха новой России, с новыми правилами и новым мировоззрением.

 

*****

 

«А посмотрите, что делается вокруг Белого Дома. Им кажется, что они защищают законную власть. На самом деле у нас любая власть незаконна после 17-го года».

Прот. Николай (Смирнов), настоятель Храма св. мч. Иоанна Воина, воскресная проповедь 3-го октября 1993 года.

 

Вспоминая то время, сейчас возможна некая дискуссия на тему: «Лес рубят – щепки летят». Конечно, можно и так подойти к рассмотрению ситуации того времени. И это вполне логично. Когда меняются многолетние жизненные устои, когда страна перестает быть той, к которой мы привыкли, то тотального ликования ждать не стоит. Ломали не только советскую экономику и советский принцип ведения хозяйства, ломали людей, их жизни. В каких красках ни описывай тот период, не отразишь в полной мере, что на самом деле происходило в каждой семье, в каждом рабочем коллективе.

Экономические реформы привели к развалу производственных мощностей. Цены росли, рабочие места сокращались, появились первые безработные. Наряду с этим в России набирал обороты политический кризис. Противостояние Верховного Совета с Президентом Ельциным. Ельцин требовал абсолютной власти для президента, Верховный Совет был категорически против. Впрочем, обе стороны были настолько категоричны, что дошло до стрельбы. Расстрел танками здания Верховного Совета стал новым «залпом Авроры», давшим начало последующей разрушительной буре.

Пришедшие новые руководители-реформаторы стали «преобразовывать» все сферы экономики. Означало это прозаичный развал промышленных предприятий и полный переход на импортные поставки. Страну разваливали целенаправленно, торопливо, сотворяя всё новые и новые реформы, чтобы подогнать под них свои «революционные идеи». «Никто еще не доказал, что российское государство может быть эффективным собственником. Можно раздавать деньги, пока есть возможность, но рано или поздно они заканчиваются», - это утверждение Егора Гайдара, руководителя группы реформаторов и на момент кризиса 93-го года первого заместителя Председателя Совета министров. Это вполне оправдывало распродажу крупных производственных предприятий иностранным компаниям. Всего с 1992 по 1998 годы, за 6 лет, было приватизировано более 70% государственных предприятий на территории РСФСР. При этом от всех продаж было получено лишь 20 млрд. долларов, которые сразу ушли на Запад в счёт оплаты долгов. А в самом начале приватизации к торгам были допущены иностранные банки, и 500 крупнейших предприятий страны стоимостью не менее 200 млрд. долларов были проданы всего за семь. Ну, а что: российское государство как представитель элит утверждает, не может же быть эффективным собственником, все оправдано вот такой ценой. Под нож пошли предприятия военно-промышленного комплекса, гражданского назначения. В Россию хлынул поток импортной продукции низкого качества, от вещей до продуктов. Территория была открыта для западных компаний, для западной идеологии, для западных интересов и аппетитов.

То, что происходило в России того времени, многие называют начальной формой формирования капитализма. Но все это походило на сознательное истребление «дорогих россиян», уничтожение России. Шоковая экономика оставалась шоковой для подавляющего большинства граждан, но только не для реформаторов. Абсолютно сознательное выкашивание производственной индустрии, сокращение рабочих мест, наводнение государства безработными, полный хаос - вот результат Ельцинских реформ, проводимых командой Гайдара и Чубайса. Не скрывая своей патологической злобы, Анатолий Чубайс однажды вполне ясно продемонстрировал свое отношение к титульной нации, населяющей Россию: «Я перечитывал Достоевского. И я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывают у меня желание разорвать его на куски». Ну вот, пожалуй, показательней примера не найти. И конечно особая роль отводилась специальным консультантам, которые работали в правительстве России и не просто давали рекомендации, а руководили процессом формирования очередной обоймы реформ и указанием очередных целей движения. Это были штатные сотрудники ЦРУ, что, по сути, сегодня уже не новость.

Всё это привело, как принято говорить, к гражданскому противостоянию, а, по сути, к гражданской войне, короткой, но очень жестокой и кровавой. Запад победил, ослабленной России нечего было противопоставить, народ был расколот, танки расстреливали Белый Дом, а снайперы на крышах соседних домов расстреливали мирных граждан. Демократия по западному образцу была в действии, она побеждала, она не оставляла ни одного шанса.

 

*****

 

«Истинная жизнь происходит не там, где совершаются большие внешние изменения, где передвигаются, сталкиваются, дерутся, убивают друг друга, а она происходит только там, где совершаются чуть-чуточные, незаметные изменения в духовном сознании людей».

Лев Толстой, русский писатель

 

Возвращаясь к вопросу, который был задан в самом начале: «А много ли людей сейчас вспоминают тот октябрь 93-го?», можно сказать, что нет, не вспоминают, ну, пожалуй, кроме тех, у кого в то трагическое время погибли близкие. Да, конечно, было и прошло, что уж вспоминать, мало ли было трагических моментов в истории России. И тем не менее мы каждый день сталкиваемся с последствиями того времени, потому что тогда расстреляли не только правительство, тогда всех нас расстреляла из танков и снайперских винтовок оголтелая, очень небольшая кучка либералов-буржуа.

Сейчас, когда мы удивлённо вопрошаем: «А что же происходит?» Почему пенсионный возраст повысили, почему социальной защиты нет, почему государственная медицина такая недоступная, и это в столицах субъектов, а в маленьких городках она вообще отсутствует, и много ещё самых разных «почему». И, пожалуй, один из основных вопросов, почему государственная собственность, заводы, фабрики, газопроводы, нефть оказались фактически в частных руках. По сути получается, что свершившийся переворот в России был направлен на то, чтобы всю государственную собственность, включая недра, передать в руки ныне здравствующих олигархов с обязательным участием зарубежных компаний и частных лиц. После 93-го года страна действительно пошла по совершенно иному курсу развития: сначала была уничтожена промышленность, потом кровавая, полная предательств чеченская война, дефолт 98-го года и сломанные человеческие жизни, которых нет ни в одной официальной статистике, до которых дела нет, ведь, как мы знаем, лес рубят - щепки летят, так ведь мотивируют очередные революционеры свои преступления.

И теперь в 21-м году мы продолжаем пожинать плоды той самой кровавой демократии, что уж теперь пенять на зеркало… Нам не нравится, что у нас война с Украиной? Так это результат 93-го года. Нам не нравится, что наш Центральный Банк подчинён Международному Валютному Фонду? Так это результат 93-го. У нас пенсионеры нищие, а Силуанов, министр финансов, с гордостью докладывает, что прибавили к пенсии 1000 рублей, чтобы пенсионеры могли «нормально отдыхать, путешествовать», как вам такое? На 1000 рублей и, главное, ни в чём себе не отказывать. Так вот этот брезгливый цинизм родился тогда, в октябре 93-го. Мы страшно озабочены бездуховностью молодёжи, а что мы хотели, если в 93-м золотого тельца богом объявили, а они в это теперь и верят. Мы жалуемся на вечный стресс, но как иначе, если 93-й навсегда положил конец стабильности, и теперь образование, нормальная работа и здоровье стоят денег, и немалых.

Сейчас модно обвинять КПСС и КГБ в том, что они были ответственны за страну и они виновны в этой катастрофе, ещё не все плоды которой мы пока на себе ощутили. Да, виновны, это очевидно: не удержали, не смогли, а может, не захотели. Всех заворожили джинсы, пепси, фанта, жвачка, модные пластинки… долой занавес и цензуру. Ну, а как же мы? Все те, кто это допустил, разве не того же хотели? Мы же граждане, народ, почему не защитили эту нашу народную власть? История многому учит, и она повторяется… вот так народ молчал, когда кучка революционеров в 17-м году расчленяла Российскую Империю, с остервенением уничтожая цвет науки, культуры, нации, Русского Императора и всю его семью, жену, малолетних детей. Их просто взяли и убили, тем самым превращая мировую державу в люмпен-территорию. Справились, отрезвились, победили в войне, отстроились, и вроде всё нормально, но нет - всё повторилось в 93-м, и опять, как тогда… Вот такой формат и формации.

В. И. Вернадский, русский учёный, мыслитель, однажды сказал: «Настоящее есть проявление прошлого, как бы далеко оно от нас ни стояло». Хорошо бы не только помнить прошлое, но и извлекать полезные уроки того времени, не повторяя трагических ошибок. Поглядим и задумаемся над форматами. До встречи!

 

 


назад