Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Древнейший посад Русского Севера

Елена Фёдорова 1.02.2016

Древнейший посад Русского Севера

Елена Фёдорова 1.02.2016

Древнейший посад Русского Севера

 

«Морские Воды, Болотные Топи и Вооруженные Силы ревностно охраняют тайны Нёноксы. И лишь Суровые Морозы дают возможность редкому путнику увидеть уникальный пятишатровый храм, каких больше не сохранилось на Руси».

 

  Село Нёнокса находится в Архангельской области: на востоке Онежского полуострова, на берегу южной части Белого моря, в 75 км от Архангельска и в 40 км от Северодвинска. Казалось бы, совсем недалеко от «цивилизации», однако добраться сюда очень непросто. Для того чтобы проехать по железнодорожной ветке из Северодвинска, необходимо быть «в списках», иметь пропуск. Связано это с тем, что в двух километрах от села расположен ракетный полигон «Сопка», на котором проводятся испытания баллистических межконтинентальных ракет подводного базирования. Нёнокса, таким образом, оказалась в закрытой зоне с пропускным режимом. Да и автомобильной круглогодичной дороги, ведущей в это село, нет (хотя трасса Архангельск-Северодвинск проходит всего в 15 км от Нёноксы). Но попасть сюда всё-таки можно! И лучшее для этого время – зима! Когда болота достаточно промерзают, накатывают так называемый «зимник».

  Название села «Нёнокса» объясняется следующим образом: «Нё»- древнескифского происхождения, означало «быстро текущая речка», финно-угорские племена, жившие на этих территориях, добавили «Окса» — «речка», «поток». С финно-угорским наречием связана и еще одна версия: название поселения происходит от имени финно-угорского вождя Ниюкса Соаке.

  Будучи древним поморским селением, Нёнокса имеет интересную и довольно богатую историю. В разные периоды времени оно оказало заметное влияние на политическую, экономическую и культурную жизнь России. Об этом рассказывает экспозиция местного музея, который действует с 1993 года, и является филиалом Северодвинского городского краеведческого музея.

  Беломорский Север Руси заселён с древнейших времен. Следы стоянок первобытного человека встречаются по всему побережью. В 1893 году в 4 км от посада Ненокса была открыта стоянка эпохи неолита (II-е тысячелетие до н. э.), названная позже стоянкой «Нёнокса-Сопки». Само же селение впервые официально упоминается в 1397 году среди населённых пунктов Двинской земли, отходивших под управление Московского княжества, в уставной Грамоте Великого князя Московского Василия Дмитриевича. Эти места славились своими богатейшими запасами соли, которую здесь вываривали ещё в XI веке. Таким образом, Нёнокса возникла на богатейших соляных ключах более шести веков назад и благодаря именно соляному промыслу, стала одним из важнейших экономических центров на берегах Белого моря.

  Обширная торговля солью привлекала в Нёноксу предприимчивых людей со всей России.Финансовый «расцвет» Нёноксы пришелся на XVI век. Именно в то время выделились крупнейшие промышленники, которые занимались солеварением, ловлей рыбы и добычей речного жемчуга. Технология солеварения была достаточно трудоёмкой. Вдоль речки Нёноксы, с восточной стороны села, делали колодцы глубиной 10–12 метров, из которых шла солёная вода подземных ключей. Соль, которую здесь варили, называлась «ключёвка». Рассол вычерпывался привязанными к длинным шестам вёдрами. Этот процесс усовершенствовался только в XIX веке, когда вёдра были заменены насосами-помпами. По специальным деревянным желобам рассол поступал в солеварни и выливался на црены — большие плоские «сковороды», установленные над ямами, где постоянно горел огонь. Вода выпаривалась — соль оставалась, собиралась, расфасовывалась по мешкам и складировалась в амбарах, затем её отвозили на ярмарки. Два соляных амбара (XVIII века) до сих пор стоят на берегу Нижнего озера и уже отреставрированы.

  Территория бывшего Усолья занимает площадь 2,5 гектара. Сотрудники местного музея рассказывают, что раньше там располагалось около 20 варниц, и эта территория была окраиной Нёноксы, а не её центром, как теперь. Необходимость выносить варницы в сторону от жилых домов была связана с тем, что на производстве соли круглые сутки поддерживался огонь, а это увеличивало вероятность пожаров. Сейчас можно увидеть остатки одной варницы, возраст которой археологи оценили в 170 лет. На территории бывших солеварен сохранились и остатки поддувальных коридоров — подземных ходов, в которых образовывался сквозняк, поддерживавший постоянный огонь в печах солеварен. Поддувальные коридоры были обнаружены в 2011 году археологами, которые, собственно говоря, и спасли от полного забвения Нёнокоцкое Усолье. Собранные в ходе раскопок материалы послужили основанием для признания Усолья Нёнокса, выявленным объектом культурного наследия, и включением его в государственный реестр памятников археологии Федерального значения.

  К XVII веку местных солевых промышленников начинают теснить Соловецкий, Кирилло-Белозерский, Антониево-Сийский, Николо-Корельский и Архангельский монастыри, также активно занимавшиеся выгодным промыслом. Когда Пётр I ввел монополию на продажу соли, установил государственные расценки и позволил вести на территории России беспошлинную торговлю импортной солью, которую здесь называли «ишпанка», «ключёвку» добывать стало совсем не выгодно. Позже, в XIX веке, были открыты богатейшие запасы уральской соли и выварка «ключёвки» практически сошла на нет. Солеварни Нёноксы стали постепенно разоряться. В 1909 году Архангельские губернские ведомости сообщают, что 17 февраля 1909 года Нёнокский общественный соляной промысел прекратил свое существование. После этого, соляные колодцы использовались местными жителями только для бытовых нужд, в основном для складирования мусора. Солеварни разбирали на дрова, другие производственные сооружения обветшали и разрушались, плодородную почву из-под солеварен увозили на огороды. На некоторое время солеварение было возобновлено в годы Великой Отечественной войны, после чего окончательно умерло. К началу ХХI века сохранилась лишь одна солеварня, которая работала в годы войны. Сейчас это только фрагмент Яковлевской солеварни. От последнего рассольного колодца можно увидеть лишь остатки рассолоподъёмной трубы и ограждение.

  Славится Ненокса также своим храмовым комплексом, превратившим её в одну из жемчужин русского деревянного зодчества. Первые упоминания о церковном приходе в Нёноксе относят к XVI веку. Приходские церкви издавна располагались на возвышенности в центре села. В течение прошедших веков на этом месте взамен сгоревших, или обветшавших храмов неоднократно строились новые. До наших дней сохранился архитектурный ансамбль из трех сооружений: холодной (летней) Троицкой церкви (1727–1730 гг.), тёплой (с трапезной) Никольской (1762 г.) и колокольни (1834 г.)

  Церковь Живоначальной Троицы — главный храм прихода, расположен к северу от колокольни. Он был построен за три года бригадой из шести нёнокотских плотников, возглавляемых каргопольским церковным мастером Василием Корсаковым. Освящение церкви состоялось в 1730 году.Троицкий храм – уникален. Это единственная сохранившаяся в России деревянная церковь с пятью шатрами в завершении.Центральный шатёр её был перекрыт изнутри огромным «небом», так в северных храмах называют конструкцию потолочного перекрытия. Она имеет форму пологой, или плоской усечённой пирамиды. В центральном кольце обычно изображен Иисус-Вседержитель. В настоящий момент храм находится на реставрации.

  Зимняя церковь Николая Чудотворца, образец зимнего поморского храма XVIII века, была построена позже в 1762 году и поставлена на одной линии с Троицким храмом. Никольская церковь относительно недавно отреставрирована методом «полной переборки».

  Между двумя храмами располагается, отреставрированная тем же методом деревянная колокольня. Она была построена на месте старой приходской колокольни 1726 года по утверждённому «плану и фасаду». Колокольня выделяется в церковном комплексе необычным купольным завершением, окраской обшитых тёсом фасадов и рисованными архитектурными элементами.

  Храмовый комплекс Нёноксы с большими перерывами (например, в годы коллективизации, а также в годы Великой Отечественной войны) оставался действующим вплоть до 60-х гг. прошлого столетия. Комплексные восстановительные работы начались в 1989 году, а их финансирование стало регулярным только после передачи храмового ансамбля музею «Малые Корелы» в 2004 году. Однако реставрация идет довольно медленно. Связано это с разными причинами: недостаточное финансирование и дорогостоящая работа; система тендеров, которая вовсе не предполагает, что тендер выигрывает специалист в данной области; необходимо также дерево особых пород и определённого возраста, а в окрестностях Архангельска уже не осталось такого леса и везти его приходится из Сибири, что также влияет на общую стоимость, и т.д.

  В историю Нёноксы вписано немало ярких имён. Вот некоторые из них. Монах Трифон, в миру Терентий Кологриев, был зодчим знаменитых крепостных стен и Успенского храма Соловецкого монастыря. Один из его потомков Василий Егорович Кологриев в 1834 году основал в Нёноксе приходское училище, ставшее первым во всех поморских посадах. В Нёноксе бывали исследователь Русского Севера, архитектор В. В. Суслов, писатель Б. В. Шергин, художник И. С. Глазунов… Революционерка В. Н. Фигнер, член Исполнительного комитета «Народной воли», отбывала здесь ссылку в 1904-1905 гг. Село Нёнокса известно и тем, что здесь жили два члена Союза писателей – А. Г. Трапезников и А. В. Порохин. Отсюда родом писатель Ю. М. Шульман, автор книги «История посада Нёнокса» (в настоящее время проживает в Москве).

  До сих пор славится село приверженностью традициям. Каждый год, 12 июля в Нёноксе проходят знаменитые Петровы кружания, а следом за ними отмечается День села. В это время можно услышать знаменитый местный хор «Поморская жемчужина», полюбоваться традиционными девичьими праздничными нарядами. Нужно только не забыть получить соответствующий пропуск, чтобы добраться сюда по железной дороге…

  И всё-таки зимнее путешествие в это село – нечто особенное. И секрет здесь не только в экзотичном для жителей мегаполисов «зимнике», под которым – болота, поля и реки, ставшие на несколько месяцев «дорогой жизни». Попадая сюда зимой, начинаешь ощущать себя в какой-то другой реальности. Острее чувствуешь дыхание истории. Глубже понимаешь национальный характер. Любуешься утончённой красотой застывшей, но живой природы. А снег, оказывается, очень напоминает соль…

  Если существует чудесная «дверь» в зимнюю сказку Русского Севера, то называться она должна именно так – нежно и необычно. НЁНОКСА.


назад