Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Исторические события марта: «А был ли Сталин?»

- 3.03.2020

Исторические события марта: «А был ли Сталин?»

- 3.03.2020

А был ли Сталин?

 

Много ли правителей земли Русской известно нам? Обыватель перечислит, наверное, человек 10-15. А если спросить школьников? Хватит пальцев одной руки. Вот и вся упрощённая история нашей страны. Это наивные ученые и мечтатели считают ее великой и необъятной, ее истоки они возводят, в зависимости от приверженности школ, или к IX, или к V-VI векам. А для 90% её жителей она предельно проста – Рюрик (тут можно, конечно, поспорить о происхождении), потом Владимир Креститель (выбор детей верующих родителей, так что можно не считать), Иван Грозный, конечно же, Петр Первый, возможно Николай Второй, само собой, Сталин, Ельцин и Путин. Широким пунктиром через дебри Ключевского, Соловьёва и Татищева. Что они знают о них? Да совершенно ничего! Мешанину, собранную из трёх абзацев учебника, в лучшем случае. Штампы. Рюрик – варяг, пришёл, правил… Иван Грозный - грозный… Николай Второй - …его портрет носит на парадах Поклонская… Сталин – сумасшедший, устроивший ГУЛАГ. Ельцин построил демократию, и Путин…

Мы можем сколько угодно биться в спорах, доказывать свою правоту, потрясая перед собеседником рассыпающимся на глазах списком с Новгородской владычной летописи, раз в день выдавать монографию о русских князьях в составе правящей элиты Джучиева улуса в 13-15 веках, но среднестатистический школьник будет последовательно разбивать ваши тезисы своими клише, намертво заученными с помощью школы и СМИ.

Чем хуже собеседник связывает предложение из трёх слов, тем выше у него иммунитет к информации извне. Для передачи информации и её усвоения современным детям, и не только, требуется простой лозунг, подкреплённый картинкой, аналог комикса, по сути. Килограммы и тонны исторической литературы безнадежно проиграли яркому, запоминающемуся высказыванию, как было с Солженицыным, написавшим строчку о миллионах и миллионах расстрелянных. Эмоция - вот главный топливный элемент этого явления. Человеку необходимо максимально чувствовать, будь это ненависть, презрение, или вожделение. Всепоглощающее чувство избавляет от сомнений, мотивирует, понуждает действовать. Для этого викинги перед боем пели воинственные песни, кричали проклятия, жгли себе ладони, всячески доводили себя до высшей точки ярости, чтобы не осталось места растерянности и жалости.

Наиболее яркой иллюстрацией к сказанному будет персона правителя, одно время самого любимого, а позднее максимально обруганного – Сталина. За последние 67 лет, что прошли со дня его смерти, его обвинили во всех смертных грехах. Это он разрушал храмы, он расстреливал миллионы, он довёл страну до полной неготовности к войне, вопреки ему эта война была выиграна, а страна в кратчайшие сроки восстановлена из руин. Вы можете оперировать любыми доводами, но в ответ собеседник закроет руками уши и скороговоркой, как мантру, будет повторять о миллионах репрессированных. С человеком, нежелающим слушать, нельзя разговаривать.

На Сталина навесили все грехи России позднеимператорской и Советского Союза. Его обвинители обличают его в аресте царской семьи, её расстреле, гонениях на церковь, репрессиях, в огромном количестве жертв в Великую Отечественную войну, в депортации миллионов евреев (которой, правда, не было). Верные в своём алогизме, эти люди генералов, арестовывающих царя и семью, возвели в ранг национальных героев; донское казачество, создавшее своё государство, не поддерживающее Добровольческую армию, противостоящее Красной и существующее на деньги Германии, они героизируют. Почему для этих «знатоков» истории массовые казни крестьян и рабочих Колчаком и врангелевской контрразведкой оправданы борьбой с коммунизмом, а когда наоборот, то это ужасно?

Ужасно заблуждаться, обманываться, не видеть очевидного. Но ещё ужаснее знать правду, но убеждать других во лжи.

В марте пятьдесят третьего миллионная толпа вышла на улицы попрощаться с великим Сталиным. Три дня и три ночи нескончаемым потоком к Колонному залу шли рыдающие люди. А в большом зале под склоненным знаменем страны, в старом мундире, к которому пришили погоны генералиссимуса, предварительно споротые с шинели, лежал вождь народов. А рядом с ним, в почетном карауле замерли его убийцы - Г. М. Маленков, Л. П. Берия, Н. С. Хрущёв, Н. А. Булганин, Л. М. Каганович, А. И. Микоян. Торжество маленьких людей над поверженным великаном. Хотя вряд ли они упивались победой, скорее для них эти часы были пыткой, ведь недаром Хрущёв всю жизнь потом не мог находиться в помещениях, где жил и работал Сталин, он даже в дома отдыха ЦК, в простонародье прозванные дачами Сталина (Гагры, Мацеста), боялся приезжать.

Почётный караул - Маленков, Берия, Хрущёв тогда даже не в первых рядах.
Почётный караул - Маленков, Берия, Хрущёв тогда даже не в первых рядах.

Мы знаем о Сталине, как о всесильном правителе Советского Союза, безжалостном и всемогущем. Но это не так. Он был далеко не всесилен. И всю свою жизнь он был окружён врагами, и это не бред сумасшедшего, это факт. Глупо считать Троцкого с его многочисленными подвижниками слабым игроком. Наивно думать, что спустя десятилетия анархии и НЭПа среди элиты не было предателей и агентов мировых разведок, конечно, они были, и немало, как немало их и сейчас, после десятилетий распущенности и вседозволенности. Были идейно несогласные, и если кто-то скажет, что это не преступление, то объясните тогда, почему в самой демократичной Америке идейно чуждых сажали только за то, что они симпатизировали (не были даже) коммунистам?

Присутствие врагов ощущалось всегда и везде. Самым вызывающим проявлением их деятельности, направленной против Сталина лично, стало убийство его близкого друга Кирова. Это был знак Иосифу Виссарионовичу, никакого другого смысла это убийство не имело. И это не был единичный случай. Помните, в воспоминаниях лиц, прошедших репрессии, или их родственников о том, как какой-нибудь деятель партии или искусства был тепло принят Сталиным, а почти сразу после этого его арестовали или задержали? Принято считать, что подобные примеры как нельзя лучше характеризуют изуверский характер Сталина. Но на самом деле, здесь, скорее всего, имела место деятельность всё тех же людей, создающих вокруг Секретаря ЦК вакуум. Наивный Булгаков после однажды состоявшегося телефонного разговора со Сталиным, в годы депрессии и творческого забвения, писал тому письма, просил о встрече и сильно расстраивался молчанию в ответ. Он не понимал, что тем самым Сталин спасает его, зная, что любое сближение с тем или иным человеком, как правило, оканчивалось гибелью для него.

Толпы рабочих в день прощания с Вождём.
Толпы рабочих в день прощания с Вождём.

Подобное было возможным, потому что, вопреки устоявшемуся мнению, Сталин не узурпировал власть, а методично внедрял в неё демократические инструменты – выборы, коллективные решения, в которые потом ни при каких обстоятельствах не вмешивался, даже в ущерб своей власти и безопасности. К слову, современной, демократичной Конституции, написанной под диктовку в «святые девяностые», очень далеко до сталинской Конституции 1936 года.

Первыми, кто начал массовые репрессии, были первые секретари обкомов во главе с милым Хрущёвым. Они в своих записках требовали крови, больше и больше. На полях одной из таких записок, полученной от Никиты Сергеевича с предложением расстрелять тысячи врагов народа, Сталин, не выдержав, начертал: «Уймись, дурак!». И первый, кто решил положить конец этим репрессиям, был Сталин, убрав Ежова и поставив на его место Берию, который незамедлительно приступил к реабилитации задержанных.

Начатая Хрущёвым в пятидесятые борьба с памятью о Сталине, в первую очередь касалась, якобы, миллионов незаконно репрессированных. Происходила массовая реабилитация выживших и расстрелянных. Либералы сейчас в доказательство существования террора приводят цифры реабилитированных. Однако существует одно «но». Все уголовные дела реабилитированных были уничтожены со всеми доказательствами и показаниями свидетелей и обвиняемых. Само собой, в первую очередь уничтожались те архивные документы, подтверждающие причастность к репрессиям Хрущёва. 

Кстати, последняя волна репрессий, которую принято называть «Дело врачей», также была инициирована не Сталиным. Он к этому времени, в силу состояния здоровья и возраста, вообще дистанцировался от дел, историк Юрий Жуков считает, что его подпись на документах ставили коллегиально Берия, Маленков и Хрущёв. Основная цель этого дела была в том, чтобы убрать от Сталина лечащих его врачей, а в Главном Санитарном управлении создать неразбериху и состояние нервозности. Сталин уже в январе-феврале направляет уполномоченного разобраться с законностью этого дела, и тот, незадолго до смерти вождя, докладывал, что оснований для уголовного преследования врачей нет.

Менее чем через месяц после смерти Сталина все врачи, проходящие по этому делу, были амнистированы, а человек, по просьбе Сталина разбиравшийся в обоснованности дела, сослан на службу в далёкую республику.

Перед тем, как от Сталина удалили лечащих врачей, был арестован начальник его охраны, возглавлявший её много десятилетий. Основания для предъявления обвинения были реальные: хищение государственных средств. Пусть хищение было в небольших размерах, и пускай этим грешили многие генералы, но это были реальные основания, и принципиальный Сталин ничего не мог поделать в данной ситуации.

Итак, что мы видим? Незадолго до смерти Сталина от него убирают лечащих врачей и меняют охрану. Странно? Конечно, но только на первый взгляд. Потом произошло отравление Сталина, и всё встало на свои места. Всё перестает казаться странным и нелогичным, если рассматривать все события, как этапы подготовки убийства лидера нации.

В ночь с 28 февраля на 1 марта Сталин, находясь в малой гостиной ближней дачи, почувствовал себя плохо и упал. Уже утром охрана поняла, что произошла трагедия, но ещё сутки никого не пускала в комнату к Сталину. Целые сутки! За это время на дачу приезжали Берия, Маленков и Хрущёв и тоже велели никому не беспокоить. Официальная версия такова, что все так боялись вождя, что не решились его побеспокоить. Но! У трёх перечисленных товарищей, да, и не только у них, было право беспокоить Иосифа Виссарионовича в любое время дня и ночи. И они этим правом безнаказанно пользовались, как пользовались и генералы, и маршалы во времена войны, и никто из них ни разу не пострадал от того, что зря разбудил Верховного главнокомандующего.

Маленков, Берия и Хрущёв ждали смерти Сталина и очень удивились тому, что он прожил до 5 марта. Эта живучесть их пугала, она их выдала. За это поплатился начальник лаборатории ядов Майрановский, которого через короткое время после этого арестовали и расстреляли.

И вот убийцы застыли над гробом своей жертвы. Они боялись его и мёртвого, видя миллионы оплакивающих его людей. И тогда они решили убить память о нём. И дело их живёт и поныне, иногда затухая, но тут же загораясь от заботливо подброшенного из-за границы уголька.

И пока мы изучаем историю по современным скудоумным учебникам, пока во внеклассную программу входит посещение музея ГУЛАГа, а ньюлибералы устанавливают его жертвам памятники на проспекте Сахарова, мы будем знать о Сталине исключительно в рамках распространяемых ими шаблонов. Отступиться от них - значит почить в забвении: все так называемые «лучшие люди» заклюют и затопчут, они же только называются демократами, а на самом деле они нетерпимы к инакомыслию. То, за что они ругают Сталина, они уже сторицей воплотили в ново-либеральной диктатуре, повсеместно установившейся во всём «цивилизованном» мире.


назад