Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Исторические события октября: «Восстание в лагере смерти»

- 13.10.2021

Исторические события октября: «Восстание в лагере смерти»

- 13.10.2021

Восстание в лагере смерти

 

Эти названия - Хелмно, Треблинка, Белжец, Собибор, а также Майданек и Освенцим, Ясеновац, Малый Тростенец, Озаричи и другие - известны, пожалуй, во всём мире и до сих пор внушают страх. Известны как фабрики смерти, придуманные и созданные для массового уничтожения людей, тех, кто, по мнению создателей, права на жизнь не имел.

Концентрационные лагеря были придуманы в конце XIX века во время войны за независимость Кубы, когда испанцы интернировали мирное население. Инициативу несколькими годами позже подхватили англичане, в 1899-1902 годах, создав лагеря в Южной Африке для гражданского бурского населения. Условия содержания людей в этих лагерях были настолько ужасными, что привели к массовым смертям среди интернированных буров. Ну а после этого, оценив эффективность вновь придуманного инструмента уничтожения людей, его стали брать на вооружение и другие государства. Однако подлинного размаха в этом процессе достигла нацистская Германия, превратив концентрационные лагеря в подлинные конвейеры смерти.

В Германии концентрационные лагеря начали создаваться в 1933 году и были предназначены для борьбы с противниками нацистского режима. К 1939 году в них содержалось порядка 25 тысяч человек, но с началом Второй мировой войны ситуация изменилась. Были отменены освобождения из концлагерей, а в число заключенных, кроме оппозиционно настроенных граждан, евреев, преступников и асоциальных элементов, стали входить арестанты из оккупированных областей и военнопленные.

С 1941 года было создано 4 лагеря, специально предназначенных для уничтожения людей, и ещё два концлагеря были также приспособлены для массовых убийств. Тот, о котором идёт речь, назывался Собибор[1] (близ деревни Собибур) и был создан нацистами в Польше в мае 1942 года. Создавался он с целью массового уничтожения еврейского населения, проживавшего на территории Польши, а в дальнейшем и из других оккупированных немцами стран: Нидерландов, Франции, Чехословакии и СССР.

Расположенный на железнодорожном перегоне между Хелмом и Влодавой, с отдельной веткой, ведущей к лагерю, он был окружён четырьмя рядами колючей проволоки высотой 3 метра. Лагерь состоял их трёх частей. Первая – это пищеблок, мастерские по пошиву одежды, обуви, изготовлению мебели и жилые бараки. Во второй – лагерная администрация, парикмахерская, склады, где хранили и сортировали вещи убитых. В третьем находились газовые камеры, где умерщвляли людей.

Кстати, менее чем в 500 метрах от газовых камер располагалась католическая церковь, для нужд верующих нацистов.

При поступлении в лагерь среди заключённых сразу отбирали больных, пожилых, детей и сразу расстреливали у траншеи. Остальных же гнали в лагерь № 2, где устраивали для них ложный медицинский осмотр, якобы с целью отбора слабых для легких работ. Перед узниками выступал эсесовец в белом халате, который говорил людям, что им ничего не грозит, что они якобы просто попали на пересыльный пункт, но во избежание массовых заболеваний они должны пройти дезинфекцию и помыться в бане. Успокоившиеся люди покорно шли купаться, но вместо воды в баню подавался отравляющий газ. Смерть людей не была мгновенной, люди сильно мучились, кричали. Для того, чтобы заглушить крики, в лагере держали гусей, которых в момент удушения выпускали... Тела убитых людей сжигались.

Большинство заключённых, привозимых в лагерь, умерщвляли в тот же день, но какую-то часть оставляли в живых для использования на различных работах в лагере. Однако оставшиеся в живых очень скоро понимали, что их умерщвление – лишь вопрос времени. Многие мириться с этим не хотели, организовали в лагере подполье и готовили побеги. Иногда побеги удавались, но беглецов находили, скрыться удавалось немногим. Бывало, что побеги предотвращали на стадии подготовки, жестоко расправляясь с узниками. Так после неудачной подготовки к побегу, когда были казнены несколько десятков голландских евреев, и попал в Собибор человек, которому было суждено возглавить и осуществить одно из самых удачных восстаний за все годы Второй мировой войны.

Лейтенант[2] Александр Аронович Печерский находился на фронте с 1941 года. И хотя он служил в должности делопроизводителя 596-го ГАП 19-й армии, но принимал участие в боевых действиях. По некоторым данным, вынес на себе из окружения раненого командира. В октябре 1941 года он раненым попал в плен. В следующем году совершил неудачный побег, был пойман и отправлен в штрафной лагерь в Борисове, после - в Минск, а в сентябре 1943 года - в Собибор.

К этому времени в лагере было сформировано действующее подполье, которое возглавлял сын польского раввина Леон Фельдхендлер. Несмотря на отсутствие военного опыта, подпольщики были настроены решительно и готовили массовый побег на конец сентября. Но в этот момент в лагерь впервые прибыли советские военнопленные, из которых 80 человек оставили в живых для работ в лагере.

В этой группе и был Печерский, пользовавшийся большим авторитетом среди заключённых. Буквально через несколько дней он и его товарищи узнали, что собой представляет лагерь Собибор.

Из воспоминаний А. А. Печерского:

«Прибыл очередной эшелон. Мы работали в северном лагере, немцы занимались новой партией лагерников, и наблюдение за нами было ослаблено. С лопатами в руках мы стояли и смотрели, что происходило в том лагере, где находилась «баня». Тишина, никакого движения. Вдруг раздался душераздирающий крик женщины, множества женщин, плач детей, крики «Мама!» Скоро голоса людей смешались с гоготанием всполошившихся гусей. Впоследствии мы узнали, что в том лагере держали триста гусей и во время работы «бани» их гоняли, чтобы своим гоготом они заглушали истошные крики людей.

Я стоял как парализованный. Испытывал ужас от беспомощности. Первый вывод: надо на что-то решиться. Ко мне подошли Шлойме Лейтман и Борис Цыбульский, бледные, подавленные. Цыбульский сказал: «Саша! Надо бежать отсюда. До леса двести метров. Немцы заняты. Охрану у ограды уложим топорами».

Я ответил: «Нам, может, удастся бежать. А что будет с остальными? Их сразу расстреляют. Если бежать - то всем сразу. Чтобы здесь никого не осталось. Часть, безусловно, погибнет, но кто спасётся - будет мстить.

- Ты прав, - согласился Цыбульский, - но откладывать надолго нельзя. Дело идёт к зиме. На снегу остаются следы, и вообще, зимой труднее находиться в лесу.

- Если вы мне доверяете, - сказал я, - ждите и молчите. Никому ни слова. Наступит время - скажу, что нужно делать».

А ещё через несколько дней состоялась встреча Печерского и Фельдхендлера. Руководитель подполья, готовивший побег, колебался, теша себя иллюзорными надеждами, что узников освободят либо партизаны, либо части наступающей Красной Армии. Однако познакомившись с излучавшим уверенность Печерским, Леон с облегчением уступил лидерство человеку, знавшему, что и как делать.

Вечером 14 октября 1943 года в лагере началось восстание, в котором приняли участие порядка 400 человек.

План, согласно которому заключённые должны были уничтожить эсесовский персонал и, завладев оружием, перебить охрану, был реализован лишь частично. Когда ликвидировали охрану, один из немцев заметил труп убитого офицера и поднял тревогу, поэтому план восстания пришлось корректировать на ходу. Поняв, что к арсеналу не пробиться, Печерский увлёк людей на прорыв со стороны офицерского дома, и большей части узников удалось оказаться на свободе[3]. Разбившись на небольшие группы, бывшие заключённые двинулись прочь от лагеря.

Печерский с группой из восьми человек смог дойти до Белоруссии, найти партизан и, влившись в их ряды, продолжить борьбу с фашистами. После воссоединения с частями Красной Армии он попал в штурмовой[4] батальон, но при этом получил разрешение командира поехать в Москву, в «Комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников». В результате появился очерк Антокольского и Каверина «Восстание в Собиборе», вошедший после войны во всемирно известный сборник «Чёрная книга». Так мир узнал об этом лагере смерти.

Кстати, вскоре после побега заключённых лагерь был ликвидирован, все постройки были разобраны. На его месте немцы вспахали землю, засадили её капустой и картофелем.

Александр Печерский после ранения в 1944 году был демобилизован. После войны работал администратором в Театре музыкальной комедии, позже - на заводе «Ростметиз» мастером багетного цеха. Написал книгу о восстании в Собиборе в 1945 году, вёл активную переписку с участниками восстания, журналистами, историками. Был депутатом Кировского райсовета Ростова. В городе пользовался авторитетом, в областном краеведческом музее были экспонаты, посвященные восстанию в Собиборе.

Подвигу узников Собибора посвящены книги, 3 документальных и 2 художественных фильма.

 

Александр Печерский и бывшие узники Собибора. Источник: https:// interesnyefakty.org/aleksandr-pecherskij/.
Александр Печерский и бывшие узники Собибора. Источник: https://interesnyefakty.org/aleksandr-pecherskij/.

 

[1] Практически одновременно с Собибором на территории Польши были созданы и другие лагеря смерти: Белжец (в марте) и Треблинка (в июле). Вместе с Хелмно (действовал с 8 декабря 1941 года) все они стали основными лагерями смерти, в которых нацисты уничтожили более трети еврейского населения Европы.

[2] Если точнее, то Печерский носил звание техника-интенданта 2 ранга, которое соответствовало званию лейтенанта.

[3] В лагере было около 550 узников, 150 из них не захотели или не смогли бежать, порядка 70 погибли при побеге. Таким образом, 320 человек бежали из Собибора, около 150 поймали немцы, ещё 90 убиты польскими националистами. В итоге выжило 53 человека (по другим данным - 47).

[4] Согласно приказу: «… отдельные штурмовые стрелковые батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта…» Практически тот же штрафной батальон, но формировавшийся только из бывшего комсостава.

 

 


назад