Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

История, вооружённая лопатой

Екатерина Святицкая (Музей Москвы) 3.05.2020

История, вооружённая лопатой

Екатерина Святицкая (Музей Москвы) 3.05.2020

История, вооружённая лопатой

 

73-й Федеральный Закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры)».

Глава 7. Статья 45.1. Порядок проведения археологических полевых работ.

«13. Исполнитель археологических полевых работ - физическое лицо, проводившее археологические полевые работы, и юридическое лицо, в трудовых отношениях с которым состоит такое физическое лицо, в течение трёх лет со дня окончания срока действия разрешения (открытого листа) обязаны передать в порядке, установленном федеральным органом охраны объектов культурного наследия, все изъятые археологические предметы (включая антропогенные, антропологические, палеозоологические, палеоботанические и иные объекты, имеющие историко-культурную ценность) в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации».

 

*****

 

Все знают, что археология - наука о древностях. Пройдя долгий путь от коллекционирования античных статуй до науки, вооружённой не только лопатой, но и микроскопом, беспилотными коптерами, 3D-сканерами и компьютерными технологиями, археология всё же остается одним из самых романтичных способов постижения истории. Правда, работу современных археологов уже мало кто представляет как приключения в стиле Индианы Джонса или истории про людей с лопатами, выкапывающих шлемы Александра Македонского: изменились не только методы изучения – сами вопросы, которые ставит археология, стали намного шире.

Археологическое изучение Москвы и московского края началось в 1820-е годы. Первого исследователя московских древностей Зориана Доленгу-Ходаковского (псевдоним Адама Чарноцкого) благодарно вспоминал А. С. Пушкин: «… новый Ходаковский, люблю от бабушки московской я сказки слушать о родне, о православной старине…». В 1864 году по инициативе графа А. С. Уварова было основано Московское археологическое общество, активно занимавшееся историко-археологическими исследованиями на территории Москвы и её окрестностей.

Горшки глиняные. XI-XII вв. Из коллекции Музея Москвы.
Горшки глиняные. XI-XII вв. Из коллекции Музея Москвы.

С 1926 года Комиссией по истории Москвы были начаты систематические археологические наблюдения за земляными работами в городе. Наиболее важными из них стали проведенные в 1930-х годах наблюдения за строительством первых очередей Московского метрополитена.

Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года, как и идеологические установки на дехристианизацию русской культуры, требовали сноса большого количества церковных и светских зданий. Их обследования, проведенные под руководством А. В. Арциховского, Б. А. Рыбакова, А. П. Смирнова, Т. С. Пассек и других известных советских археологов, положили начало изучению древних крепостных стен средневековой Москвы и формированию коллекций московских древностей, которые хранитель музея «Старая Москва» Н. П. Миллер шутливо называл «московским мусором».

Глиняные игрушки. XV-XVII вв. Из коллекции Музея Москвы.
Глиняные игрушки. XV-XVII вв. Из коллекции Музея Москвы.

Реализацию «громадья планов» московских археологов приостановила Великая Отечественная война, и лишь в 1944 году работы возобновились - и продолжаются и по сей день: детальное исследование все новых и новых районов столицы и подмосковных территорий помогает исследователям открывать неизвестные ранее страницы истории.

Вот перед нами женские украшения, найденные во время раскопок древних захоронений на территории современных Филей, Черемушек, Чертанова или района станции «Яуза». Как выглядела славянка, надевавшая изящные перстни и браслеты, шейную гривну? Вплетала ли она семилопастные височные кольца в свои русые волосы или, выйдя замуж, украшала ими головной убор? Этого мы не узнаем, но сможем взглянуть на них в музее и увидеть на металле отблеск эпохи заселения славянами московского края.

Первые масштабные раскопки исторического центра начались в 1946-1947 годах в устье реки Яузы, где в XV-XVII веках располагалась Гончарная слобода. Здесь впервые была найдена усадьба простого московского ремесленника - принадлежавший гончару двор и дом с мастерскими, гончарными горнами, многочисленными изделиями из керамики: горшками и кувшинами, сковородами и кубышками, детскими глиняными игрушками. Радость жизни и красоту родного края передавали московские мастера, оживляя простую глину и изразцовым узором расцвечивая палаты, храмы и печи. Вот поднялись на лапы два льва, расцвел волшебный цветок, поднял к небу голову сказочный единорог. И не страшен столице никакой враг: вот они, её смелые защитники: с луками, пищалями и пиками выстроились на изразцовых плитках грозные стрельцы, гордо раскинул крылья двуглавый орёл.

Славянские украшения. XI-XII вв. Из коллекции Музея Москвы.
Славянские украшения. XI-XII вв. Из коллекции Музея Москвы.

Но не только глиняная посуда становится массовым материалом: в огромном количестве находят игрушки, детали кожаной обуви и металлические изделия (гвозди, подковы), бытовые предметы из дерева и кости. Часто встречается и оружие: и охотничье, и боевое, которым пользовались обитатели московского края с самого начала его заселения.

Хрупкий наконечник стрелы из кремня или кости - охотничье оружие, помогавшее выжить двадцать с лишним тысяч лет назад. А рядом - сверленый боевой топор, идеально гладкая поверхность которого несла смерть воинственным пришельцам в эпоху бронзы. Каждая находка рассказывает свою неповторимую историю. Но не только о битвах поведают стремена и шпоры всадника! Возможно, их носил гонец, который нёс в Москву радостную весть о победе над Казанским ханством Царя и Великого Государя Ивана IV. А помятая в бою кираса напомнит о поражении наполеоновских войск.

Археологическое изучение столицы всегда было непростой задачей: раскопки приходится проводить в сложных условиях: при строительных работах и прокладке городских коммуникаций, в подземных шахтах метро и подвалах зданий, а иногда на территории особо охраняемых объектов (таких, как Московский Кремль). В 1950-1970-е годы эти задачи решали музейные археологи - сотрудники Музеев Московского Кремля, Государственного исторического музея и, разумеется, Музея истории и реконструкции Москвы (ныне - Музей Москвы), а в Институте археологии РАН была создана специальная Московская археологическая экспедиция.

Отдел археологии Музея Москвы хранит экспонаты, найденные в эти годы на территории Кремля и Зарядья, Китай-города и Замоскворечья, в центре столицы и в спальных районах. Развернувшаяся в конце 1980-х - начале 1990-х годов градостроительная деятельность потребовала основания специальной Археологической службы города, которая смогла бы защитить еще не исследованные археологические древности центра Москвы от не в меру ретивых строителей. В 1989 году создание Центра археологических исследований (ЦАИ) Управления государственного контроля охраны и исследования памятников истории и культуры Москвы помогло столичным археологам принять под охрану культурный слой в пределах границ города на 1730-е годы – внутри Камер-Коллежского вала, более 20 тысяч гектаров! Спасение белокаменных основ Кузнецкого моста, раскопки Васильевского спуска у Красной площади, Исторического проезда и Манежной площади, исследования на территории Китай-города, Замоскворечья и других старомосковских районов изменили научные представления о территории, освоенной в домонгольское время, и приподняли завесу времени над планировкой раннего города и возникновением таких улиц, как Арбат или Остоженка.

Фрагменты золотоордынских сосудов. XIII-XIV вв. Из коллекции Музея Москвы.
Фрагменты золотоордынских сосудов. XIII-XIV вв. Из коллекции Музея Москвы.

С 2016 года активная деятельность московских археологов связана с программами городского благоустройства. И масштабная замена коммуникаций, и просто новая вымостка улиц зачастую затрагивают те слои, где учёные могут обнаружить археологические объекты. Благодаря данным, накопленным в результате предшествующего исторического и археологического изучения города, исследователи представляют, например, остатки каких архитектурных сооружений могут быть обнаружены в том или ином месте. Заранее невозможно спрогнозировать лишь степень их сохранности.

Новый парк, возникший по воле московских властей, раскинул дорожки и вырастил свои причудливые строения на месте древнего Зарядья. Во время работ по устройству парка археологи исследовали фрагменты древней китайгородской стены, построенной еще при царице Елене Глинской (матери Ивана IV), и обнаружили уникальные предметы, в том числе и четвёртую (последнюю по счёту) московскую берестяную грамоту.

Сегодня практически все находки московских археологов становятся частью коллекции Музея Москвы, которая насчитывает более 80 тысяч предметов, извлеченных исследователями из культурного слоя столицы и относящихся к периодам каменного, бронзового и раннего железного веков, славянским древностям и обширным материалам археологического изучения собственно города.

Какой же будет археология XXI века, на какие вопросы, которые ставят перед собой гуманитарные науки, она будет искать ответы? Есть несколько направлений, в русле которых она пойдёт. Это и классическая наука, точнее, самая «благородная» её часть – спасательная археология, обеспечивающая потребности проведения исследований перед строительными работами на тех местах, где есть археологические памятники. Если проект новой автотрассы, например, затрагивает древнее селище, то появляется насущная необходимость в проведении археологических раскопок на том участке, где может пострадать культурный слой с остатками жилищ, предметов, даже древней пашни, которую умеют определять и исследовать специалисты.

Для философского осмысления истории археологические древности сейчас становятся концептом, которые современные люди используют для самоидентификации, самопрезентации и осознания себя в качестве наследников древнего мира.

Гуманистическое направление в современной археологии сейчас выдвигает новый подход - «археологию человека». Он не только позволяет понять, что определяло повседневную жизнь человека прошлого, какими были отношения между людьми внутри социума, но и связать нас с нашими предками. Повседневная жизнь древнего человека определенного времени, на определённой территории, с тем культурным окружением, которое уже известно науке, - всё то, что составляло реалии человеческой жизни прошлого, влияет на нас сегодняшних. Узнав, например, как сформировалась пищевая непереносимость некоторых белков у древних людей, можно будет научиться работать с её проявлениями у тех, кто её унаследовал. Но для решения таких задач надо сформулировать новый подход и сформировать новый стиль научного мышления.

Прекрасно сказала об этом антрополог Мария Добровольская, сотрудник Института археологии РАН: «Археология в последние десятилетия была насыщена новыми методиками, но эпоха удивления и восхищения новыми методами прошла. Если в исследовании главным определяется какой-либо метод, то это исследование важно лишь для научного сообщества. Но когда ведущим становится гуманитарный вопрос, то это исследование становится достоянием не только научного сообщества, но и общества в целом».

 

 

 


назад