Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Казнь. Исконная традиция или чуждый обычай?

Семён Гудим 22.03.2020

Казнь. Исконная традиция или чуждый обычай?

Семён Гудим 22.03.2020

Казнь

Исконная традиция или чуждый обычай?

 

В 1753 году в Российской империи была отменена смертная казнь.

Вся история человечества наполнена разнообразными ужасами и страданиями, человеку биологически присуща жестокость, и превозмочь свою природу нам крайне сложно. Особое место среди всего этого безумия занимают разнообразнейшие пытки и казни, но тут всё далеко не так просто, как может показаться на первый взгляд. Институализированное насилие-медаль, имеющее две стороны. Государство по средствам институализированного насилия может держать социум в подчинении, и чем больше проблем в обществе, тем выше градус насилия, но с другой стороны насилие есть зло, и породить оно может лишь зло.

Чем более нестерпима жизнь человека, тем меньше он боится смерти. Ну не боится голодный нищий быть повешенным за кражу курицы - и всё тут, слишком невыносимо его существование. Также жестокость наказаний зависит и от некоторых иных факторов, в их числе социальная напряжённость: чем больше людей оказываются вырванными из своей социальной среды, тем выше преступность и, соответственно, жёстче наказания. История нашей западной цивилизации может служить тому яркой иллюстрацией.

Казнь – древнейшая и, пожалуй, наилогичнейшая форма наказания и социальной защиты, но вот парадокс: открыв древнейший восточнославянский свод законов, Русскую правду, казни как таковой мы там не увидим. Убить застигнутого на месте преступления вора или убийцу, разумеется, можно. Извращения здравого смысла вроде статей за «нарушение пределов допустимой самообороны» ещё появиться не успели, но вот казнь как наказание попросту отсутствует. Стоит отметить, что общество той эпохи излишним гуманизмом также не отличалось – широко была распространена кровная месть, да и в исключительных случаях князь мог казнить человека своей волей, но последнее всё же являлось крайне редким событием. Такое положение дел характерно не только для славян, наши ближайшие соседи и «друзья по историческому процессу» скандинавы также не имели устоявшейся традиции наказания смертью, но в их случае объяснить отсутствие казни куда проще – централизованные государства в Скандинавии той эпохи ещё не успели сложиться. В случае домонгольской Руси всё куда сложнее. Процесс становления Киевского государства происходит по историческим меркам довольно быстро, можно даже сказать, молниеносно. Скандинавская элита Киева «примучивает» славянские племена и форсированно выстраивает свою государственность на римский манер (примучить – подчинить, под римским здесь подразумевается византийский). Киевское государство стало результатом взаимодействия славянской, скандинавской и римской культур; славяне и скандинавы, не имея централизованных сильных государств и института смертной казни, выработать не успели, а «постримский Рим» уже её «перерос». Византийскому гражданскому праву в наследство от старого римского досталась «свирепость» наказаний, но с течением времени христианская империя начала трактовать старые законы «в духе большего человеколюбия». Смертная казнь за самые страшные преступления вроде умышленного поджога, убийства или гомосексуализма сохранилась, но появилась тенденция к гуманизации методов казни, также под почти полный запрет попадает практика пыток. Эллинистическая философия и христианство медленно, но неуклонно двигали законодательство Нового Рима к большей «филантропии». Разумеется, «гуманизация» права была крайне относительной, особенно по современным меркам – разнообразные телесные наказания применялись по многим поводам, распространено было и «усекновение» различных частей тела; как метод политического наказания широко применялось полное или частичное ослепление. Ну и во время подавления различных политических либо религиозно направленных мятежей использовалось практически всё что угодно, но уже это характерно и для нашей «просвещённой» эпохи. Таким образом, Киевская Русь основывалась на культурных традициях, для которых казнь человека была чем-то исключительным.

Русь середины XIII века была раздроблена и слаба как государство, но представляла из себя зачаток цивилизации – зародыш, который должен был вырасти в нечто большее и породить новую гуманистическую культуру, впитавшую в себя северные и эллинистические традиции, однако всё сложилось иначе - монгольское нашествие практически уничтожило то, что веками возводили поколения наших предков. Практически все города подверглись разрушению в той или иной степени, удалось откупиться лишь Господину Великому Новгороду, на прочие же земли Руси пришло запустение. Когда на главных площадях некогда динамично развивающихся торговых и ремесленных центров выращивают капусту, а большая часть населения покидает эти самые города, переселяясь в деревни, люди забывают о старых традициях и филантропии, стройная юридическая система уступает своё место хаосу, произволу и народному пониманию справедливости. Так жила постримская Европа тёмных веков, так жила и коллапсировавшая Русь после монгольского нашествия. Хаос, обнищание и слабость государственных институтов порождают неуверенность властей, а неуверенность власти в собственных силах ведёт, в свою очередь, к ужесточению наказаний.

Смертная казнь в Московском государстве практиковалась весьма широко, страна практически постоянно находилась на грани гибели – и это закономерно выработало специфичную форму организации общества. Относительно слабое государство, находящееся в состоянии перманентной войны со всеми соседями, просто не может позволить себе мягкость. Важным является не только распространение института смертной казни, но и его публичность вкупе с жестокостью. 30 августа 1379 года в Москве на Кучковом поле состоялась первая, точно описанная и задокументированная публичная смертная казнь. За измену был казнён боярин Иван Васильевич Вельяминов, ранее перебежавший на сторону Орды. Значение тут имеет не столько сама казнь (подобное случалось и ранее), а публичный её характер. В последующие годы происходит институционализация смертной казни. Так Василий I в 1398 году дарует Двинской земле грамоту, в коей дозволяет за кражу, совершённую трижды, казнить смертью. Так смертная казнь впервые становится нормой уголовного права. Веком позже начинают казнить уже и за поджог, конокрадство, кражу церковного имущества. В течение XV века казнь становится всё более распространённым явлением. В правление Ивана III издаётся судебник, ещё более расширяющий перечень деяний, наказуемых смертью: так теперь лишиться головы можно за убийство, грабёж, похищение человека и т.д. При внуке Ивана III Иване Грозном государство живёт в состоянии постоянной тотальной войны и временами находится на грани полного уничтожения, территория страны была расширена более чем в 2 раза, но и цена такого «скачка» была высока, среди прочего ещё более ожесточились общественные нравы. В этот период смертная казнь применяется даже за незаконный вылов сельди. Позже при «тишайшем» Алексее Михайловиче законодательство предусматривало казнь уже за 62 вида преступлений. Сложно назвать Московское государство этого периода крайне гуманным, однако у жестокости данного периода есть вполне закономерные причины – постоянная борьба за выживание страны. Если рассматривать нравы Московского государства в контексте других европейских стран, ситуация перестаёт быть столь угрожающей. В Англии времён Ивана Грозного было вынесено порядка двадцати тысяч смертных приговоров, в Священной Римской империи более ста тысяч. На этом фоне ожесточение нравов в Московском государстве выглядит довольно «серо».

Ситуация начинает постепенно меняться при Петре I: количество казней всё ещё велико, но перед страной встаёт глобальная задача колонизации новых территорий, прежде всего, Сибири. Государство становится Империей в полном смысле этого слова, теперь ему не угрожают гибелью соседи год через год, постепенно отпадает нужда в публичном характере наказаний.

В ноябре 1741 года, после очередного дворцового переворота, на престол взошла дочь Петра I Елизавета Петровна. Политика новой императрицы заключалась в запрете смертной казни «до особого указа», этого самого указа так никогда и не последовало, на полный запрет казни Елизавета так и не решилась – слишком велико было возмущение правящих кругов, Сената и Синода. Фактически впервые в истории страны был введён мораторий на смертную казнь. В 1754 году, наконец, было принято решение по преступникам, ждущим смерти, их было приказано клеймить и отправлять в Сибирь на вечную каторгу. Страна получила столь ей необходимые ресурсы для освоения просторов Сибири, а предсказанной некоторыми чиновниками волны преступлений и бунтов так и не случилось.

Отмена смертной казни была для Европы того времени явлением экзотическим. Так во время войны со Швецией 1741-1743 годов несколько русских солдат были уличены в мародёрстве и убийствах мирного населения, и во время мирных переговоров шведская сторона закономерно потребовала от русских наказания военных преступников смертью, соответственно петровскому воинскому Артикулу, однако императрица приняла решение не идти на компромисс в этом вопросе. На тот момент такое смягчение законодательства выглядело крайне необычным, даже для Швеции. Гуманизация законодательств европейских держав начнётся чуть позже под влиянием маркиза Чезаре Беккариа и его фундаментального труда «О преступлениях и наказаниях» 1764 года издания.

Чезаре Беккариа Бонезана, маркиз Гуальдраско и Виллареджо - итальянский мыслитель, публицист, юрист, философ, правовед, экономист и общественный деятель, считающийся одним из величайших представителей итальянского Просвещения, видный деятель Миланской школы Просвещения. Одним из первых в Европе Беккариа выступил за отмену смертной казни и других наиболее жестоких наказаний. Суждения Беккариа о причинах преступности стали одним из отправных пунктов для формирования новой науки - криминологии.

В 1786 идеи Беккариа легли в основу первого современного уголовного кодекса, который был издан в Тоскане великим герцогом Леопольдом II, этот кодекс впервые в Европе запретил пытки и смертную казнь.

В целом, Россия двигалась в фарватере европейских преобразований, после тысячи лет средневековья континент гуманизировался всё более, однако процессы эти шли крайне неравномерно, так смертную казнь смогли запретить лишь Римская республика в 1849 году и Португалия в 1867. В Новом Свете дела обстояли не лучше: казнь была запрещена лишь в Мичигане с 1846 и в Венесуэле с 1854 года. Что же до Российской империи, то практически до конца существования государства смертная казнь была огромной редкостью. Даже большая часть декабристов будет помилована императорским указом…

В наше время вопрос о смертной казни остаётся, пожалуй, одним из самых поляризующих общество: противники взывают к гуманизму, а сторонники к чувству справедливости, но одно остаётся неизменным - даже в наш технологичный век в такой юридически развитой стране как США ошибочными являются примерно 4-5% смертных приговоров. 

 

 

 


назад