Свидетельство о регистрации

номер - ПИ ФС 77-57808 от 18 апреля 2014 года

Охотнорядские жители XVIII – начала XIX вв. Курманалеевы

Максим Моисеев (Музей Москвы) 13.01.2021

Охотнорядские жители XVIII – начала XIX вв. Курманалеевы

Максим Моисеев (Музей Москвы) 13.01.2021

Охотнорядские жители XVIII – начала XIX вв.

Курманалеевы

 

Охотный ряд в XVIII веке представлял собой район, в котором сочетались жилые дома, купеческие лавки и кабаки. Соседство это не всегда было мирным. В 1786 году кабак, известный в среде московского криминалитета как «Скачёк», был перенесен дальше по течению реки Неглинной. 6-7 августа 1787 года в канцелярии московского генерал-губернатора рассматривался вопрос о переносе торговых лавок с Охотного ряда. Впрочем, лавки здесь все-таки остались, что фиксировалось планами 1794 и 1805 гг. Эти же документы указывают и старожильцев, если так можно выразиться, этого московского района: семью купца Патрикеева и семью дворян Курманалеевых. Несколькими словами в предыдущей статье своей я касался истории Василия Никитича Курманалеева (1732-1797), но теперь пришло время рассказать о нём и его второй супруге чуть более подробно, ибо они того заслуживают.

Морской кадетский корпус в Кронштадте.
Морской кадетский корпус в Кронштадте.

Сам род Курманалеевых вряд ли возможно причислить к коренным московским семьям. Василий Никитич происходил из рода служилых романовских татар, которые ранее выехали на службу из ногайских степей. Во второй половине XVII века многие представители этой служилой категории, под давлением правительства и обстоятельств, стали переходить из магометанства в православное христианство, сохраняя тем самым свой привилегированный статус и землевладение. Василий Никитич, очевидно, принадлежал к православной церкви уже во втором или третьем поколении, из ярославского помещика, потомка степных воителей он превратился во флотского офицера. В 1772 году в чине капитана-поручика служил в Морском шляхетном кадетском корпусе, который после пожара 1771 года располагался в здании Итальянского дворца в Кронштадте. В этом учебном заведении готовили специалистов для военно-морского флота.

Итальянский дворец, в котором размещался Морской кадетский корпус (современный вид).
Итальянский дворец, в котором размещался Морской кадетский корпус (современный вид).

В те годы в Морском кадетском корпусе проходило обучение 360 воспитанников, само это учреждение активно и благополучно развивалось под руководством Ивана Логгиновича Голенищева-Кутузова (1729-1802), заслужившего прозвание «отца всех русских моряков».

И. Л. Голенищев-Кутузов. Художник Д. Г. Левицкий
И. Л. Голенищев-Кутузов. Художник Д. Г. Левицкий

В Морском корпусе Василий Никитич Курманалеев прослужил до 1775 года, а в 1782 году он служит уже в Москве, в Канцелярии Конфискации, являясь одним из главных судей, представляя интересы экспедиции Адмиралтейской коллегии в чине советника. Само это учреждение было основано в 1729 году в Санкт-Петербурге для заведования и продажи выморочных (без наследников) имуществ и отбиравшихся в казну за недоимки или за политические преступления, для взыскания штрафов, а также для продажи с аукциона недвижимых имуществ по судебным решениям по частным искам. В 1733 году в Москве была учреждена вторая канцелярия, именно в ней и оказался Василий Никитич. В 1783 году он, после упразднения Канцелярии конфискаций, начинает служить в палатах суда Гражданских дел. В это время он имеет штатский чин советника и военный – капитана флота. В Гражданском суде Курманалеев служил до 1786 года, а в 1787 году он уже состоит в правлении Государственного Заемного банка в чине статского советника. В этом учреждении он занимался разбором и расчётом «бывшего Московского дворянского Банка до окончания оного». Московский дворянский банк, учреждённый в 1754 году, оказался заложником той политики, которую вели императрицы и их фавориты по отношению к дворянству. Дворяне, беря ссуды в банке, чаще всего не платили процентов и даже не возвращали их. В конечном итоге дела банка пришли в совершенное расстройство. В 1779 году он получил денежную помощь, а 28 июня 1786 года он был реорганизован. Именно этой реорганизацией занялся В. Н. Курманалеев, обладавший по-видимому необходимой квалификацией. В 1788 году у него появляется на время его отсутствия заместитель – М. В. Добровольский. На этой службе наш герой дослужился до чина действительного статского советника (1794 год) и был награжден орденом Святого Владимира в 1795 году.

Исходя из того, что в 1786 году Василий Никитич добился переноса кабака с Охотного ряда, мы можем считать, что около этого времени он и приобрёл здесь своё дворовладение или, что будет корректнее, в промежутке времени между 1782 годом, когда он перебрался из Кронштадта в Москву, и 1786 годом. В то время он был женат на Н. М. Ртищевой, которая родила ему сына Михаила 1 января 1791 года. Жена спустя непродолжительное время после родов умерла, и вдовец вскоре женился второй раз. Теперь его избранницей стала совсем юная Надежда Ивановна Самарина (1766-1848). Монахиня Тавифа (Исаева) отмечает, что между супругами была значительная 34-летняя разница, и брак не оказался долгим. Супруги прожили вместе не более 6 лет, и в 1797 году Василий Никитич умер, оставив 32-летнюю Надежду с 6-летним пасынком Михаилом на руках. С тех пор она так и осталась одна, занимаясь воспитанием своего пасынка, а позднее и детей своей умершей сестры.

Портрет Надежды Ивановны Самариной. 1789 год. Художник Иоганн Бар- ду. Портрет атрибутирован И. Н. Кулешовой, Ярославский художествен- ный музей.
Портрет Надежды Ивановны Самариной. 1789 год. Художник Иоганн Барду. Портрет атрибутирован И. Н. Кулешовой, Ярославский художественный музей.

Утешение же она искала в молитве, посещении святых мест и общении с подвижниками. Среди её наставников был старец Новоспасского монастыря Филарет. Надежда Ивановна вошла в кружок московских религиозных семей, нередко благочестивые семьи приглашали её в крестные матери своих новорождёенных младенцев. Среди её духовных наставников оказалась и старица Досифея. Её имя старое московское придание связывает с княжной Таракановой. Ряд церковных историков полагают, что Досифея – это дочь императрицы Елизаветы Петровны от морганатического брака с Разумовским – Августа Тараканова (светские историки, впрочем, сомневаются в достоверности этого факта). Так уж получилось, что именно к этой женщине, известной своей подвижнической жизнью, пришла вдова Курманалеева, и она же оказалась последней, кто общался с загадочной Досифеей накануне её смерти в 1810 году.

Портрет старицы Досифеи.
Портрет старицы Досифеи.

В 1813 году Н. И. Курманалеева получила пособие на восстановление своей недвижимости после пожара 1812 года. В 1817 году московский военный генерал-губернатор инициировал дело, в рамках которого предполагался выкуп дворовладений по Охотному ряду для последующей перестройки этого района в рамках реализации Прожектированного плана Бетанкура.

Дворовладение Курманалеевых в Охотном ряду, ЦГА города Москвы.
Дворовладение Курманалеевых в Охотном ряду, ЦГА города Москвы.

Сам этот проект вызвал активную переписку между канцелярией генерал-губернатора и владельцами, которая тянулась весьма долго, вплоть до 1834 года. В 1824 году вдова Курманалеева приобрела усадьбу Кривякино Коломенского уезда Московской губернии. Именно при ней в 1829 году была возведена домовая церковь во имя Грузинской иконы Божьей Матери (к сожалению, церковь ныне в запущенном состоянии), позже построен террасный спуск с лестницей к Москве-реке, разбит регулярный парк, и окончательно сформировалась каскадная система из трёх прудов. Сама эта усадьба связана с коломенским купцом И. И. Лажечниковым, отцом знаменитого писателя. Стоит заметить, что усадьба была оценена в 49000 рублей, и факт покупки её Надеждой Ивановной позволяет полагать нам, что финансовое положение её было вполне приличным. Уже живя в Кривякино, наша героиня занялась литературным творчеством. В 1830 году в частях 30 и 31 знаменитого Дамского журнала вышли её переводы с французского: «Золото и железо», «Беда за бедою или приключения застенчивого человека, им самим рассказанные», «Могущество музыки», «Изящный ум и благоразумие», «Лицо, вид и физиогномия», «О силе предрассудков между индийцами». Это обстоятельство позволило Николаю Книжнику включить её в свой «Список русских писательниц за сто лет (1759-1859) с подробным исчислением их трудов». Есть сведения, которые позволяют предполагать дружеские отношения между Курманалеевыми и Лажечниковыми. В 1848 году Надежда Ивановна умерла, а спустя 2 года Кривякино было продано обратно Лажечниковым. В 1855 году умер пасынок Надежды Ивановны, сын Василия Никитича Михаил. Все они нашли упокоение на Новодевичьем кладбище.

 

 


назад